Проблема восприятия наркотиков в мире: моральная паника

Проблема восприятия наркотиков в мире: моральная паника

globalcommissionondrugs.org

Предыдущие статьи по теме:

  1. Глобальная Комиссия по наркополитике (что это за организация)
  2. Проблема восприятия наркотиков в мире (предисловие от редакции канала).
  3. Проблема восприятия наркотиков в мире (предисловие от председателя Комиссии Рут Дрейфус).
  4. Проблема восприятия наркотиков в мире: краткое содержание
  5. Проблема восприятия наркотиков в мире: зависимость
  6. Проблема восприятия наркотиков в мире: лечение
  7. Когда добрые намерения порождают смертоносные воззрения
  8. Проблема восприятия наркотиков в мире: причины употребления
  9. Проблема восприятия наркотиков в мире: личная проблема, преступность
  10. Проблема восприятия наркотиков: СМИ и общественное мнение
  11. Проблема восприятия наркотиков в мире: стигма

МОРАЛЬНАЯ ПАНИКА – КУЛЬМИНАЦИЯ ПОЛИТИКИ, СМИ И ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ

Предрассудки и опасения широкой общественности, подкреплённые негативными изображениями в СМИ, превратили наркотики и людей, которые их употребляют, в «лёгкую мишень» для политиков и других выборных должностных лиц, которые хотят снискать расположение избирателей.

Самым ярким примером этого является процесс, который социологи называют «моральной паникой», в ходе которого поведение, свойственное определенной группе, например, меньшинству или субкультуре, преувеличено или ложно изображается как опасное; нередко посредством преподнесения крайних случаев как типичных.

Хорошо исследованный пример – это ситуация в США в 1980-х, когда множество СМИ разродились сообщениями о «чуме» использования крэка, не имевших под собой никакого статистического подтверждения, в то время как политики поддерживали эту панику.

Несколько ключевых заблуждений получили очень широкое распространение: например, что крэк обладает уникальной аддиктивностью, что его употребление разрастается в неслыханных масштабах, и что беременные женщины, сидящие на крэке, произведут поколение «крэк-детишек», которые будут серьезно эмоционально, умственно и физически отсталыми и с возрастом превратятся в «супер-хищников».

В мае 1989 года New York Times опубликовала редакционную статью, в которой апокалиптически провозгласила, что «крэк представляет собой гораздо большую угрозу, чем любые другие наркотики, он простирает свои щупальца, чтобы уничтожить качество жизни и саму жизнь на всех уровнях американского общества».

Политика также сыграла свою роль. Во время крэк-паники, когда избирательные кампании сфокусировались на наркотиках в целом и на крэке в частности, эти проблемы воспринимались обществом как важные социальные проблемы. Однако в те годы, когда не было выборов, наркотики уже не считались столь важной проблемой.

Предвыборные кампании, основанные на «жёстком подходе к наркотикам», выливались в обязательные минимальные сроки приговоров за хранение количеств крэка, в сотни раз меньших, чем порошкового кокаина.

Информация и факты, которые противоречили этим взглядам, игнорировались большинством СМИ в угоду доминирующему нарративу о «крэковой чуме». Однако фактической основы для столь масштабной паники просто не существовало.

Научные исследования показывали, что общее употребление кокаина не росло, а падало, и подавляющее большинство опрошенных сообщили о том, что нюхали кокаин, а не курили его, что означает, что они использовали порошок кокаина, а не крэк.

Оказалось, что самый известный медиарепорт о «крэк-младенцах» на популярном телевизионном канале использовал в съемках детей в больнице, чьи матери даже не употребляли крэк. Настоящих же «крэк-младенцев» не удалось обнаружить. Теория про инвалидность детей не подтвердилась, и сейчас считается, что употребление кокаина во время беременности по уровню вредного воздействия аналогично табаку и менее опасно, чем употребление алкоголя.

Дети, чьи матери принимали крэк во время беременности, не стали поколением «супер-хищников». Истеричное освещение в СМИ еще больше загнало в угол тех, чье употребление крэка действительно было проблематичным.

Введение минимального обязательного уголовного наказания, обещанное политиками в ходе их предвыборных кампаний, привело к тому, что многие люди, употребляющие крэк и мелкие торговцы получили длительные сроки, что в большинстве случаев только усугубляло их проблемы.

ИЗМЕНЕНИЕ ЯЗЫКА В ОТНОШЕНИИ НАРКОТИКОВ И ТЕХ, КТО ИХ УПОТРЕБЛЯЕТ

Чтобы изменить восприятие чего-либо, необходимо изменить то, как мы об этом говорим. Группа американских врачей утверждает: «Когда на карту поставлены жизни исторически маргинализованной группы населения, необходимо жертвовать эффективностью в пользу точности и возможности свести к минимуму шансы на дальнейшую стигму и негативную предвзятость».

Призыв к употреблению дестигматизируюещго языка был озвучен большим числом медицинских ассоциаций, редакторов научных журналов и государственных чиновников.

На сегодняшний день, как обсуждалось ранее, средства массовой информации чаще играют негативную роль, но это может измениться так же, как изменилось в отношении других групп – например, лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и людей интерсекс (ЛГБТИ) в западных обществах.

Свидетельство подобного сдвига можно наблюдать уже сейчас: «Стилистический сборник для прессы» 2017 года, важный инструмент для журналистов, предлагает улучшенную терминологию для описания «наркомании» и употребления наркотиков.

Он рекомендует избегать слов «наркоман» («addict», «abuser») или «алкоголик», заменяя их словами «люди, у которых есть зависимость» и «люди, употребляющие наркотики».

Изменения в языке СМИ только начинаются, но они дают надежду на более сбалансированное освещение проблемы. Примеры нестигматизирующего и недискриминационного языка можно найти в таблице ниже.