Жюль Верн. Пятнадцатилетний капитан

Жюль Верн. Пятнадцатилетний капитан


Jul Vern. O’n besh yoshli kapitan 

Да и спускаясь на плоту по течению реки, юноша чувствовал бы себя в своей стихии (Bundan tashqari, solda daryo oqimi bilan suzish dengizchi Dikning o’z hunari edi)!

Оставалось узнать, есть ли поблизости полноводная река (Yaqin orada sol bilan suzib borarlik biror sersuv daryo borligini bilib olish masalasi qolgandi). Дик Сэнд предполагал, что река найдется, и вот почему он так думал (Dik Send quyidagi sabablarga asosan bunday daryo bor bo‘lishi kerak, deb o‘ylar edi).

 

Река, впадавшая в Атлантический океан в том самом месте, где произошло крушение «Пилигрима», не могла течь издалека (“Piligrim” halokatga uchragan joy yaqinida Atlantika okeaniga quyiladigan daryo uzoqdan oqib o'tolmasdi). С севера и с востока горизонт замыкала довольно близкая горная цепь, которую вполне можно было принять за Анды (Shimoldan va sharqdan ufqni And tog'lari bilan adashtirish mumkin bo'lgan juda yaqin tog’ tizmasi yopilgan edi). Следовательно, река или текла с этих высот, или русло ее загибалось к югу, — в обоих случаях она была где-то недалеко (Binobarin, daryo bu balandliklardan oqib tushgan yoki uning o’zani janubga egilgan — ikkala holatda ham u yaqin joyda bo'lgan). Возможно, что, не доходя до этой большой реки, (Ehtimol, bu katta daryoga etib borishdan oldin) она имела право называться большой, ибо прямо впадала в океан, (u katta deb nomlanish huquqiga ega edi, chunki u to'g'ridan-to'g'ri okeanga oqib tushgan), встретится какой-нибудь из ее притоков и маленький отряд сможет проехать по нему на плоту (uning irmoqlaridan biri bo'ladi va kichik bir otryad uni salda o'tib ketishi mumkin). Словом, невдалеке, несомненно, был какой-нибудь водный путь (Demak, bu yerlarda yer osti suvi yuza ekan).

 

И Дик Сэнд вспомнил, как действительно на протяжении последних миль перехода изменился характер местности (Safarning oxirida atrofdagi yerlarning tabiati o‘zgara boshlaganini Dik Send eslagan edi): склоны гор стали пологими, а земля влажной (tog’ to’shlari qiya bo’lib, yer esa zaxlasha borar edi). Во многих местах в траве змеились ручейки (Ko‘p joylarda o‘tlar orasidan ilon izi bo‘lib soylar oqib yotardi), что указывало на изобилие подпочвенные вод (bu er osti suvlarining ko'pligini ko'rsatdi). В последний день пути отряд шел вдоль подмытого берега одного из таких ручейков (Safarning so‘nggi kunida otryad shunday bir soy bo’yi bo‘ylab ancha yurgan edi) — воды его окрасились в красный цвет от окиси железа (uning suvlari temir oksididan qizarib ketdi). Нетрудно было снова его разыскать (Bu soyni yana qidirib topish qiyin emasdi). Конечно, спуститься на плоту по этому узкому и порожистому ручью было бы невозможно (Albatta, bu tor soyga sol tushirish mumkin emas edi). Но, следуя по его берегу, отряд, несомненно, дошел бы до более полноводной реки, в которую он впадает (Agar otryad o‘sha soy yoqalab boraversa, soy borib quyiladigan daryoga chiqib olishi mumkin edi).

И, посоветовавшись со стариком Томом, Дик принял этот простой план (Keksa Tom bilan maslahatlashib olganidan keyin, Dik ana shunday oddiy rejani amalga oshiradigan bo‘ldi).



Да и спускаясь на плоту по течению реки, юноша чувствовал бы себя в своей стихии!

Оставалось узнать, есть ли поблизости полноводная река. Дик Сэнд предполагал, что река найдется, и вот почему он так думал.

Река, впадавшая в Атлантический океан в том самом месте, где произошло крушение «Пилигрима», не могла течь издалека. С севера и с востока горизонт замыкала довольно близкая горная цепь, которую вполне можно было принять за Анды. Следовательно, река или текла с этих высот, или русло ее загибалось к югу, — в обоих случаях она была где-то недалеко. Возможно, что, не доходя до этой большой реки, она имела право называться большой, ибо прямо впадала в океан, встретится какой-нибудь из ее притоков и маленький отряд сможет проехать по нему на плоту. Словом, невдалеке, несомненно, был какой-нибудь водный путь. И Дик Сэнд вспомнил, как действительно на протяжении последних миль перехода изменился характер местности: склоны гор стали пологими, а земля влажной. Во многих местах в траве змеились ручейки, что указывало на изобилие подпочвенные вод. В последний день пути отряд шел вдоль подмытого берега одного из таких ручейков — воды его окрасились в красный цвет от окиси железа. Нетрудно было снова его разыскать. Конечно, спуститься на плоту по этому узкому и порожистому ручью было бы невозможно. Но, следуя по его берегу, отряд, несомненно, дошел бы до более полноводной реки, в которую он впадает.

И, посоветовавшись со стариком Томом, Дик принял этот простой план.


Предыдущий отрывок (239-239)


Следующий отрывок (241-241)


https://t.me/russkiy_prosto