Папярэдняе заключэнне аб датычнасці вышэйшых службовых асоб Беларусі ў сувязі з фактамі знікненняў і (або) адвольных пакаранняў смерцю Юрыя Захаранкі, Віктара Ганчара, Анатоля Красоўскага, Дзмітрыя Завадскага (ч.1)

Папярэдняе заключэнне аб датычнасці вышэйшых службовых асоб Беларусі ў сувязі з фактамі знікненняў і (або) адвольных пакаранняў смерцю Юрыя Захаранкі, Віктара Ганчара, Анатоля Красоўскага, Дзмітрыя Завадскага (ч.1)

Ігар Леднік

Першакрыніца - http://spring96.org/ru/news/19247?fbclid=IwAR37pSmHGHaeHFgRHTVXHFRWlHG5Ma-HUelnw3bL4yR6HzDaZEj2BJjLoOo

Предварительное заключение о причастности высших должностных лиц Беларуси в связи с фактами исчезновений и (или) произвольных казней Захаренко Юрия Николаевича, Гончара Виктора Иосифовича, Красовского Анатолия Степановича, Завадского Дмитрия Александрович

«Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону»

(п. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах) 


ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ АКТ

(предварительное заключение о причастности высших должностных лиц Беларуси в связи с фактами исчезновений и (или) произвольных казней Захаренко Юрия Николаевича, Гончара Виктора Иосифовича, Красовского Анатолия Степановича, Завадского Дмитрия Александровича) 

Первые жертвы преступлений режима Лукашенко против человечности

Данный обвинительный акт (предварительное заключение) составлен по результатам общественного расследования фактов исчезновения и (или) произвольных казней трех политических оппонентов действующей в Беларуси власти и журналиста, родственниками исчезнувших, признанных в соответствии со ст. 49 УПК Республики Беларусь потерпевшими: Зинаидой Гончар (жена Гончара В.И.); Ириной Красовской (жена Красовского А.С.); Ольгой Завадской (мать Завадского Д.А.); Светланой Завадской (жена Завадского Д.А.), а также их юридическими представителями (ст.59 УПК): Гарри Погоняйло, Олегом Волчеком.

Основными подозреваемыми по делу являются:

1) Лукашенко Александр Григорьевич – Президент Республики Беларусь, Глава Совета Безопасности Республики Беларусь;

2) Шейман Виктор Владимирович – Государственный секретарь Совета Безопасности Республики Беларусь;

3) Сиваков Юрий Леонидович – экс-министр МВД Республики Беларусь;

4) Наумов Владимир Владимирович – министр МВД Республики Беларусь;

5) Павличенко Дмитрий Валерьевич – командир в/ч 3214;

6) Васильченко Николай Васильевич – бывший начальник Службы безопасности Президента Республики Беларусь.

Все указанные лица являются гражданами Республики Беларусь и проживают на ее территории.

По результатам общественного расследования установлено следующее.

В целях удержания государственной власти, захваченной неконституционным путем в ноябре 1996 года, Лукашенко А.Г. и его ближайшее окружение, из числа указанных подозреваемых, совершили преступные действия, направленные против безопасности человечества, подпадающие под признаки ст. 128 УК Республики Беларусь (систематическое осуществление казней без суда, похищение людей, за которыми следует их исчезновение).

СПРАВКА: ст. 128 расположена в главе 17 УК республики Беларусь и предусматривает уголовную ответственность за следующие действия: депортация, незаконное содержание в заключении, обращение в рабство, массовое или систематическое осуществление казней без суда, похищение людей, за которым следует их исчезновение, пытки или акты жестокости, совершаемые в связи с расовой, национальной, этнической принадлежностью, политическими убеждениями и вероисповеданием гражданского населения. Указанные действия наказываются лишением свободы от семи до двадцати пяти лет, или пожизненным заключением, или смертной казнью. Согласно ст. 85 УК правила об истечении сроков давности для привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших уголовное преступление, предусмотренное ст. 128 УК, не применяются.

1. Согласно официальным сообщениям белорусских властей 7 мая 1999 года в ночное время при невыясненных обстоятельствах по пути домой в районе проспекта Жуковского г. Минска был похищен с применением насилия неустановленными лицами и увезен на легковом автомобиле в неизвестном направлении Юрий Захаренко.

СПРАВКА: Захаренко Юрий Николаевич — экс-министр Внутренних дел Республики Беларусь (1994-1995 гг.), генерал-майор, член Национального Комитета Объединенной Гражданской Партии, организатор Союза офицеров Беларуси. Накануне исчезновения возглавил избирательный штаб экс-премьер-министра Чигиря М. Н. — кандидата в Президенты Республики Беларусь на альтернативных выборах (март-июль 1999г.).

2. В ночь на 17 сентября 1999 года в районе домостроения по ул. Фабричной, 20а г. Минска были похищены неустановленными лицами с применением насилия и увезены в неизвестном направлении Виктор Гончар и Анатолий Красовский.

СПРАВКА: Гончар Виктор Иосифович — кандидат юридических наук, работал вице-премьером в правительстве Республики Беларусь

(1994-1995 гг.), Генеральным Секретарем Экономического Суда СНГ, заместителем Председателя Верховного Совета Республики Беларусь

13-го созыва, Председателем Центральной избирательной комиссии Республики Беларусь, член Политсовета Объединенной Гражданской Партии. Накануне исчезновения исполнял обязанности Председателя Верховного Совет. На 19 сентября 1999 г. под его председательством было назначено расширенное заседание Верховного Совета 13-го созыва, на котором должно было рассматриваться заключение Специальной комиссии Верховного Совета о совершении Президентом Лукашенко А. Г. ряда тяжких преступлений, влекущих процедуру импичмента — отстранение Президента от власти.

Красовский Анатолий Степанович — кандидат философских наук, учредитель и руководитель частного предприятия «Красико», оказывал финансовую и иную помощь оппозиции.

3. Днем 7 июля 2000 года, следуя от своего дома в г. Минске в аэропорт «Минск-2», Дмитрий Завадский был захвачен группой вооруженных людей в количестве 5-6 человек, среди которых находились действующий сотрудник спецподразделения по борьбе с терроризмом «Алмаз» МВД Республики Беларусь Малик М. М. и бывший офицер этого же подразделения Игнатович В. А., проходивший воинскую службу в качестве разведчика-гранатометчика 22 бригады Главного разведывательного управления (ГРУ) Министерства Обороны Российской Федерации (в/ч 11659 г. Моздок, Чеченская Республика).

СПРАВКА: Завадский Дмитрий Александрович — телеоператор Общественного Российского телевидения, бывший личный телеоператор Президента Лукашенко А.Г. Вместе с Павлом Шереметом в 1997г. привлекался к уголовной ответственности и осужден за незаконное пересечение белорусско-литовской границы по ч.2 ст.80 УК (в редакции 1960 г); участник создания документального телефильма «Дикая охота короля Стаха-1» (ОРТ), критикующего действующий режим в Беларуси.

4. По факту исчезновений указанных лиц и на основании сведений, полученных при проведении оперативно-розыскных мероприятий органами КГБ, МВД и прокуратуры, возбуждены уголовные дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 101 УК (в редакции 1960 года) – умышленное убийство:

-17 сентября 1999 года — в отношении исчезновения Ю. Захаренко (дело № 110352);

-20 сентября 1999 года — в отношении В. Гончара, А. Красовского (дело № 110351);

-8 июля 2000 года — в отношении Д. Завадского (дело № 980159).

5. Сроки расследования настоящих дел неоднократно продлевались. Предварительное следствие по делам приостанавливалось в связи с неустановлением лица (лиц), подлежащего привлечению в качестве обвиняемого либо необнаружением безвестно исчезнувшего лица, а затем возобновлялось.

Согласно сообщению следователя прокуратуры г. Минска С.Г.Кухаренко сроки расследований уголовных дел по факту исчезновений

Ю.Захаренко, В.Гончара, А. Красовского продлены Генеральной прокуратурой Республики Беларусь до 24 декабря 2007 года. По сообщению заместителя начальника отдела Генеральной прокуратурой Республики Беларусь И.И. Бранчеля 31 марта 2006 г. дальнейшее расследование по уголовному делу № 980159 по факту исчезновения Д. Завадского приостановлено из-за необнаружения безвестно исчезнувшего лица (п. 6 ст. 246 УПК). Жалоба на имя Генерального прокурора об отмене принятого решения как незаконного не удовлетворена.

6. По требованиям потерпевших — родственников исчезнувших, в судебном порядке признаны: В. Гончар, А. Красовский — безвестно отсутствующими; Д. Завадский — умершим. Гражданское дело о признании Ю. Захаренко умершим судом Октябрьского района г. Минска до настоящего времени не рассмотрено.

7. Дочь Юрия Захаренко – Елена Артемова 8 мая обратилась в Окрябрьский РУВД г. Минска с заявлением о розыске пропавшего отца.

Заместитель начальника Управления Уголовного розыска ГУВД Мингорисполкома Шарипо С.В 9 мая 1999 г вынес постановление о заведении розыскного дела и объявлении республиканского розыска в отношении Ю. Захаренко.

Изучив материалы розыскного дела № 103/99, заместитель Министра УВД Беларуси Удовиков Н.Д. 12 мая 1999 г. обратился с письмом (исх. № 19/689) к Генеральному Прокурору Божелко О.А. о необходимости возбуждения уголовного дела по факту исчезновения Ю. Захаренко по признакам ст. 101 УК – умышленное убийство (в ред. 1960 г). В письме указывалось, что «исходя из обстоятельств дел и имеющихся материалов, усматривается, что Захаренко Ю.М. мог стать жертвой преступления».

С аналогичным письмом, но уже на имя прокурора г. Минска Куприянова Н.М. 19 мая 1999 г. (исх. № 19/711) обратился начальник Криминальной милиции МВД Беларуси Н.И. Лопатик.

Материалами розыскного дела подтверждается факт насильственного исчезновения Ю. Захаренко. Так, в своем объяснении от 20.05.99 г., данном оперативному уполномоченному Октябрьского РУВД г. Минска Дорощенко, гражданин Х, житель г. Минска (данные гражданина не разглашаются) указал, что он проживает со своей семьей по указанному адресу с 1999 г. В разговоре со своим товарищем Х, с его слов, узнал, что 7 мая около 21:00-21:30 часов по улице Могилевская (в районе местожительства Ю. Захаренко) подъехала машина марки ВАЗ-2105 красного цвета, из которой вышли молодые люди спортивного телосложения и усадили в свою машину Захаренко, которого он знал в лицо.

Другой очевидец, гражданин У (данные не разглашаются) в своём объяснении оперативному сотруднику Октябрьского РУВД г. Минска 19.05.99 г. сообщил, что «по вышеуказанному адресу я проживаю с родителями. 7.05.1999 года около 21:30 я возвращался домой из универсама «Могилёвский». Шел я по дороге со стороны пивного бара. Когда я проходил около стойки, то обратил внимание на то, что со двора д. 4 по улице Могилевской на пешеходную дорожку на большой скорости выехала автомашина ВАЗ-2105, темно-красного цвета. Она обогнала меня и поехала в сторону д. 8 по ул. Жуковского. Куда она вернулась потом, я не заметил, т.к. автомашина подняла большую пыль. Сколько людей находилось в автомашине, я не заметил... Какой у данной автомашины был номер и были ли у нее тонированные стекла, я на это не обратил внимание. После этого я прочитал на подъезде объявление о том, что пропал бывший Министр МВД Захаренко, там же было указанно, что он всегда около 22 часов возвращался к себе домой на ул. Жуковского, 9…»

Следовательно, оперативные службы милиции в короткие сроки собрали достаточные данные, чтобы сделать вывод о насильственном характере исчезновения Ю. Захаренко и, в связи с этим, необходимости возбуждения уголовного дела.

В соответствии с действующими нормами УПК, п.4 Указаний Прокуратуры Республики Беларусь, МВД и Министерства иностранных дел Беларуси от 21.07.1998 г. № 48/20/85 не позднее 10 суток с момента обращения с заявлением об исчезновении гражданина органы уголовного преследования обязаны возбудить уголовное дело. Однако в установленный законом срок дело не возбудили. Это было сделано лишь после очередного громкого исчезновения В. Гончара и А. Красовского (исчезли 16 сентября 1999 г.).

Почему должностные лица органов прокуратуры, в компетенцию которых по подследственности входит возбуждение и расследование дел об убийстве, своевременно этого не сделали, и только через 4 месяца (17 сентября 1999 г.) дело было возбужденно прокуратурой г. Минска. Почему «медлила» прокуратура, ведь речь шла о лице, недавно занимавшем пост Министра Внутренних дел и, которое, в силу своего служебного положения, располагало многими конфиденциальными сведениями, представлявшими, в том числе, и государственную тайну. Власти должны были использовать всю мощь государственного аппарата, опыт спецслужб и следствия для установления обстоятельств исчезновения Ю. Захаренко, перешедшего после отставки в оппозицию. При таких обстоятельствах исчезновение столь известной политической фигуры в глазах общественности невольно бросало тень на власть в ее причастности к происшедшему.

По мнению родственников Ю. Захаренко и их юридического представителя Олега Волчека делалось все, что бы преступление не было раскрыто.

8. В средствах массовой информации, подконтрольных государству, в публичных высказываниях высших должностных лиц Беларуси, в том числе Президента Лукашенко А. Г., данные факты неоднократно представлялись, как обычные случаи исчезновений, ежегодно происходящие с сотнями граждан в стране. Между тем, уже по результатам первоначальных оперативно-следственных действий было установлено, что исчезнувшие стали жертвами спланированных преступных насильственных действий со стороны хорошо организованной вооруженной группы (групп) с использованием автотранспортных средств. Операции по захвату прикрывались дополнительными силами охранения территорий места происшествия.

9. В соответствии с ч. 1-ой ст. 27 УПК «…орган уголовного преследования в пределах своей компетенции обязан возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению предусмотренного уголовным законом общественно-опасного деяния, изобличению лиц, виновных в совершении преступления, и их наказанию…». Согласно ч. 1-ой ст. 28 УПК потерпевшие имеют право в установленном порядке участвовать в уголовном преследовании обвиняемого (подозреваемого).

Однако данные требования закона органами уголовного преследования не выполнены. Ни одно из заявленных потерпевшими ходатайств, направленных на всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств уголовных дел, в том числе по проверке версии о политических мотивах совершения преступлений, не удовлетворены. Жалобы на действия следователей надзирающие прокуроры и суды оставили без внимания или без рассмотрения.

Такие действия следователей, надзирающих прокуроров и судов Беларуси, по нашему мнению, обусловлены тем, что в причастности к организации насильственных похищений и возможной физической ликвидации исчезнувших подозреваются высшие должностные лица государства: Президент Лукашенко А. Г., Государственный секретарь Совета Безопасности Шейман В. В., экс-министр Внутренних дел СиваковЮ.Л., бывший начальник службы безопасности Президента Васильченко Н. В., командир в/ч 3214 полковник Павличенко Д. В., Министр Внутренних дел Наумов В. В., которые, используя свое должностное положение, препятствуют установлению истины по делу и привлечению к уголовной ответственности виновных.

10. Обоснованность подозрений в причастности указанных лиц к совершению преступных деяний подкрепляется опубликованными в СМИ документами, содержащими достоверные сведения о результатах оперативно-розыскной деятельности и проведении ряда следственных действий. Данные документы хранятся в материалах уголовных дел, возбужденных по фактам исчезновений. Они были представлены средствам массовой информации сотрудниками органов прокуратуры, МВД и КГБ, принимавшими непосредственное участие в расследовании или оперативном сопровождении этих дел. Некоторые из них, опасаясь преследований, были вынуждены эмигрировать из страны (Олег Батурин, Олег Алкаев, Дмитрий Петрушкевич, Олег Случек, Геннадий Угляница и др.).

11. Среди документов представлены следующие:

-рапорт начальника Главного управления криминальной милиции, заместителя министра МВД генерала Лопатика Н. И. от 21.11. 2000 г. на имя Министра МВД Наумова В. В.;

-рапорт начальника СИЗО-1 УВД Миноблисполкома полковника Алкаева О. Л. от 23.11.2000 г. на имя Министра МВД Наумова В. В.;

-протокол допроса Алкаева О.Л. в качестве свидетеля от 24.11.2000 г., проведенного заместителем начальника отдела Прокуратуры Республики Беларусь Казаковым Е. Г.;

-протокол выемки пистолета «ПБ-9» № РО57С книги выдачи-приема оружия и боеприпасов личному составу СИЗО-1 УВД Миноблисполкома на 70-ти листах с соответствующими записями с 03.05.1993 г. до 24.11.2000 г.;

-протокол осмотра данной книги;

-постановление о назначении криминалистической экспертизы по пистолету «ПБ-9» № РО57С от 27.11.2000 г., вынесенное руководителем следственно-оперативной группы по уголовному делу № 414100 Бранчелем И. И.;

-заключение по пистолету «ПБ-9» № РО57С эксперта И. Горошко

№ 184 от 27.11.2000 г. по уголовному делу № 414100;

-расписка полковника в/с МВД Алкаева О. Л., датированная 28.11.2000г., о получении от руководителя следственной группы Бранчеля И. И. пистолета«ПБ-9» № РО57С в кобуре с запасным магазином и глушителем, а также книги выдачи-приема оружия;

-постановление от 22.11.2000 г. о применении превентивного задержания в отношении Павличенко Д. В. — командира в/ч 3214 МВД Беларуси, подписанное Председателем КГБ Беларуси Мацкевичем В. А. и санкционированное заместителем Генерального прокурора Республики Беларусь Снегирем М. В.;

-ответ Генерального прокурора Беларуси В. Шеймана от 18.11.2002 г. на запрос депутата Палаты представителей Национального собрания Беларуси В. Фролова по фактам исчезновений указанных выше лиц и результатов расследования по ним;

-постановление следователя по особо важным делам прокуратуры г. Минска Чумаченко В. Н. от 20.01.2003 г. о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу № 110351 по факту исчезновения В. Гончара и А. Красовского;

- приговор судебной коллегии по уголовным делам Минского областного суда от 14.03.2002 г. в отношении Игнатовича В.А., Малика М.М. и др.;

- постановление от 31.03.2006 г. о приостановлении предварительного расследования, вынесенное заместителем начальника отдела Прокуратуры республики Бранчеля И.И. по уголовному делу № 980159 по факту исчезновения Д.Завадского;

- постановление о прекращении предварительного расследования по уголовному делу № 04011110795, возбужденному против Погоняйло Г. П. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 367 УК (клевета на Президента Республики Беларусь), принятое 16.11.2005 г. старшим следователем по важнейшим делам прокуратуры г. Минска Пикаревым А. В.

Подлинность существования указанных документов и изложенных в них сведений об обстоятельствах исчезновения и, возможно, физического устранения Ю. Захаренко, В. Гончара, А. Красовского, Д. Завадского никем из компетентных должностных лиц и органов Республики Беларусь до сих пор в установленном законом порядке не опровергнуты.

12. Следует отметить, что в период, предшествующий исчезновениям Ю. Захаренко, В. Гончара и А. Красовского, в стране проходила организованная оппозицией альтернативная кампания по выборам Президента Республики Беларусь. Политическая обстановка в стране оказалась крайне неустойчивой. 31 марта 1999 г. был арестован и заключен под стражу один из кандидатов в Президенты на предстоящих выборах Михаил Чигирь – экс-Премьер-министр Правительства, ушедший в отставку в знак протеста против готовившегося в ноябре 1996 г. референдума по изменению Конституции.

Именно весной 1999 г. достоянием гласности стал документ с грифом «Совершенно секретно», одобренный Советом Безопасности (Шейман В.В.) о мерах по противодействию политическому экстремизму. Среди указанных в документе мер значились:

— «создать республиканский штаб (закрытого характера) при Министерстве юстиции для юридической оценки действий группы лидеров радикальной оппозиции по подготовке проведения альтернативных выборов Президента республики и выработке рекомендаций для принятия политических и законодательных решений руководством страны;

— Комитету госбезопасности республики во взаимодействии с Прокуратурой осуществить меры предупредительно-профилактического характера в отношении ряда радикально настроенных лидеров и активистов кампании по отстранению от власти Президента Республики Беларусь, прежде всего—членов т. н. Центризбиркома во главе с В. Гончаром и его представителей в регионах;

— в ходе реализации Декрета № 2 Президента Республики Беларусь от 26.01.99 г. органам юстиции не допустить перерегистрации радикально и экстремистки ориентированных общественных формирований. Комитету госбезопасности использовать данную ситуацию с целью разложения и компрометации указанных структур;

— по результатам тщательного контроля за деятельностью группы лидеров радикальной оппозиции и развитием ситуации в экстремистских группированиях, рабочей и молодежной среде еженедельно информировать Совет безопасности в целях использования возможностей органов власти и управления для блокирования антиконституционных попыток проведения альтернативных президентских выборов».

Из содержания документа вытекает, что высшие должностные лица государства встали на путь создания неконституционных органов, совершали действия, которые не входили в их компетенцию и грубо нарушали конституционные права и свободы граждан. Подлинность данного документа подтверждается тем, что КГБ как орган уголовного преследования по факту разглашения государственной тайны возбудил уголовное дело и проводил расследование. На допросы в качестве свидетелей вызывались В. Костко, О. Груздилович и др., имевшие якобы отношение к разглашению сведений, представляющих государственную тайну, и опубликованию документа в СМИ.

13. Выдвинутые подозрения о причастности высших должностных лиц к политически-мотивированным исчезновениям подтверждаются следующими обстоятельствами, закрепленными в материалах официального расследования.

В рапорте начальника Криминальной милиции МВД Республики Беларусь, генерала Н. Лопатика, поданного на имя министра МВД В.Наумова с грифом «Совершенно секретно», утверждается, что В.Шейман дал указание Д. Павличенко физически уничтожить бывшего Министра внутренних дел Юрия Захаренко. Информационное обеспечение местонахождения Захаренко возлагалось на структуру, возглавляемую Васильченко Н. В. (Служба безопасности Президента Республики Беларусь). «Акция захвата и последующего уничтожения Захаренко была произведена группой военнослужащих спецназа во главе с Павличенко. По аналогичной комбинации 16.09.1999 г. Павличенко и его группа провели акцию захвата и уничтожения В. Гончара и А. Красовского», указывается в рапорте. В нем утверждается, что местом захоронения трупов Захаренко, Гончара и Красовского является спецучасток захоронений на Северном кладбище г. Минска.

По утверждениям должностных лиц органов прокуратуры подлинник рапорта находится в материалах уголовного дела № 414100 по обвинению Игнатовича В. А. и др. Так, старший следователь по особо важным делам прокуратуры г. Минска Чумаченко В. М., который принимал участие в расследовании уголовных дел №№ 110352, 110351, 414100, подтвердил наличие данного рапорта в материалах дела № 414100.

В правовом смысле рапорт генерала Лопатика Н. И. является письменным докладом начальника Криминальной милиции Беларуси Министру МВД Наумову о раскрытии оперативным путем преступлений о насильственных исчезновениях Ю. Захаренко, В. Гончара и А. Красовского и их физической ликвидации с указанием фамилий и должностей непосредственных организаторов и исполнителей (Шейман В. В., Сиваков Ю. Л., Павличенко Д. В., Васильченко Н.В. и др.), вероятного места захоронения убитых. Такой рапорт мог быть подан только на основании собранных и документально закрепленных сведений (материалов) оперативно-розыскной деятельности (ОРД) по конкретным уголовным делам в рамках действующего законодательства.

По сообщению Шеймана В. В. сведения, представленные в рапорте Лопатика Н. были «предметом тщательного расследования» (п. 30 Предварительного меморандума Х. Пургуридеса «Исчезнувшие лица в Беларуси»). Между тем, в ходе предварительного расследования обстоятельств, подвергающих сомнению правдивость сведений, изложенных в рапорте Лопатика, добыто не было. В противном случае, Лопатик должен был быть привлечен к уголовной ответственности за преступления против правосудия и, в частности, по ст. 395 УК (фальсификация доказательств), ст. 400 УК (заведомо ложный донос) или за должностные преступления, однако этого не произошло.

Несмотря на то, что рапорт Лопатика Н. И. неоднократно публиковался в СМИ, никто из названных в нем высших должностных лиц, обвиненных в причастности к совершению особо тяжких преступлений, не воспользовался своим правом на преследование за клевету. Власти явно боятся публичного суда, в ходе которого необходимо было бы исследовать материалы об исчезновении оппозиционных лидеров и журналиста.

14. Обстоятельства, изложенные в рапорте Лопатика Н. И., подтверждаются сведениями, содержащимися в рапорте с грифом «Совершенно секретно» поданного на имя Министра внутренних дел Наумова В. В., начальником СИЗО-1, полковником внутренней службы Алкаевым О. Л. 23.11.2000 г., а также протоколом его допроса в качестве свидетеля от 24.11.2000 г. по уголовному делу № 414100.

Наличие указанных выше рапортов с грифом «Совершенно секретно» и имеющихся на них письменных распоряжений, сделанных его собственной рукой, Министр МВД Наумов В.В. в беседах с депутатом Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) г-ном Х. Пургуридесом, членами РПОО «Белорусский Хельсинкский Комитет» Г.Погоняйло и О.Гулаком признал. Он указал, что данные документы согласно секретному делопроизводству в аппарате МВД не регистрировались, а были переданы руководителю оперативно-следственной группы Бранчелю И.И., расследовавшему уголовные дела по фактам исчезновений.

15. Из рапорта начальника СИЗО-1 Алкаева О. Л. от 23.11.2000 г., протокола его допроса в качестве свидетеля от 24.11.2000 г. и протокола осмотра журнала выдачи-приема оружия следует, что действительно по просьбе Министра МВД Юрия Сивакова он допустил к процедуре приведения смертного приговора в исполнение Павличенко Д. В. (командира подразделения СОБРа в/ч 3214), и по требованию Сивакова выдал Дику В. Н. пистолет ПБ-9 №РО57С—30.04.1999 г. (возвращен — 14.05.1999 г.) и Колеснику В. П. — 16.09.1999 г. (возвращен — 18.09.1999 г.).

Алкаев показал, что выдавал расстрельный пистолет в нарушение секретной инструкции, так как просьба исходила от главы МВД Ю.Сивакова. Пистолет ПБ-9 №РО57С выдавал под роспись лично доверенным лицам Сивакова Дику В.Н. и Колеснику В.П. Осмотром книги выдачи-приема оружия и боеприпасов личному составу СИЗО-1 УВД Миноблисполкома установлено, что в ней имеются записи о том, что пистолет ПБ-9 №РО57С с кобурой и боеприпасами выдан Дику В.Н. 30 апреля 1999 г.; возвращен им же 14 мая 1999 г. Этот же пистолет с кобурой и боеприпасами 16 сентября 1999 г. выдан Колеснику В.П.; возвращен им же 18 сентября 1999 г. Факты выдачи и возврата пистолета ПБ-9 №РО57С в указанные даты подтверждается личными подписями Дика В.Н. и Колесника В.П. и ими не оспариваются.

Таким образом, установлено, что «расстрельный» пистолет ПБ-9 №РО57С выдавался накануне исчезновений Ю. Захаренко (исчез в ночь на 7 мая 1999 г.), В. Гончара и А. Красовского (исчезли в ночь на 17 сентября 1999 г.) и возвращался после этих событий. Подозреваемые в ходе предварительного расследования так и не представили никакого альтернативного объяснения временных изъятий пистолета.

16. Изложенные обстоятельства, правовые оценки и выводы по ним, отражены в ряде процессуальных документов следователей В. Чумаченко, И. Бранчеля, оперативных материалах служб МВД и КГБ, а также надзирающих прокуроров г. Минска и Генеральной прокуратуры Республики Беларусь.

В ходе предварительного расследования достоверно установлено, что 16 сентября 1999 года Гончар и Красовский вышли из бани на ул. Фабричной, 20а в 22 часа 35 минут и сели в автомобиль «Джип-Черокки». Исходя из анализа добытых по делу доказательств (обстановки на месте происшествия, заключений экспертиз, показаний свидетелей), следствие пришло к выводу о том, что «автомашина Красовского А. С. была остановлена при выезде от бани. После чего Красовский А. С. и Гончар В. И. с применением насилия были похищены неустановленными лицами и увезены в неизвестном направлении» (из постановления о приостановлении производства по делу № 110351 от 20.01.2003 г., вынесенного старшим следователем по особо важным делам прокуратуры г. Минска В. Чумаченко). С места происшествия исчез и автомобиль «Джип-Черокки».

17. Сведения, которые содержатся в постановлении следователя В. Чумаченко от 20.01.2003 г. по делу № 110351, позволяют считать установленным, что захват В. Гончара и А. Красовского, находившихся в автомашине «Джип-Черокки», осуществлялся группой лиц в составе не менее 6 человек, имевших в своем распоряжении автомобиль марки «БМВ» красного цвета и автомобиль, предположительно, марки «Ауди». Операция захвата прикрывалась дополнительными силами охранения территорий, прилегающих к бане на улице Фабричной, 20а (г. Минск), с тем, чтобы предотвратить проход к месту захвата случайных прохожих. Эти данные, приведенные в постановлении следователя, свидетельствуют о правдоподобности утверждений Лопатика Н. И., содержащиеся в его рапорте, о том, что использовались силы и средства спецподразделений СОБРа (Павличенко Д. В.) и Службы безопасности Президента (Васильченко Н. В.).

Часть 2

Часть 3