Куда прыгать?

Куда прыгать?

https://t.me/tri0letnazad

События и публикации 16 мая 1991 года комментирует обозреватель Александр Евлахов

16 мая 1991 года 14 студентов Стэндфордского университета, прыгая по-лягушачьи, начали свой 1603-х километровый 11-дневный путь в Книгу рекордов Гиннесса. Они знали, на что идут. Руководство СССР этого, похоже, не знало. Не решаясь на глубинные экономические реформы, оно продолжало набирать кредиты. В тот же день, 16 мая 1991 года, американский Сенат семьюдесятью голосами против двадцати восьми принял резолюцию, призывавшую предоставить СССР кредиты в размере 1,5 млрд долларов на закупку в США сельскохозяйственной продукции, при условии, что эта продукция не будет «скрываться от прибалтийских республик с целью заставить их подчиниться контролю Москвы». При этом разведка США тоже отдавала себе отчет, куда идет СССР. Она предсказывает «быстрый рост инфляции и превращение СССР в одного из крупнейших должников». Это не мешало Советскому правительству в лице министра экономики и прогнозирования Владимира Щербакова строить утопические прогнозы стабилизации советской экономики уже к концу 1991 года. Возможно, у них стабилизация в те дни и шла полным ходом (как теперь принято говорить, «у них–в телевизоре»).

В жизни все, конечно, было не так. Апрельское многократное повышение цен, осуществленное союзным правительством Валентина Павлова в надежде сбить покупательский спрос, опустошило кошелек многих, но полки в магазинах продовольствием и товарами не наполнило. Пройдет меньше года, и введение свободных цен российским правительством Б. Ельцина и Е. Гайдара эту задачу решит. В него полетят «все стрелы». Но они тоже знали, на что идут. Весной 1991 года даже бестоварная Москва с огромными очередями показалась мне островком изобилия на фоне абсолютно пустого с закрытыми за ненадобностью магазинами Приморского края, в котором я оказался в командировке. По соседству, в Петропавловске-Камчатском, местные предприниматели, правда, нашли довольно оригинальный способ преодолеть дефицит одежды. Они стали изготавливать кожаные куртки из завалявшихся на полках обложек для партбилетов. Цена такой куртки составляла около 3 тысяч рублей (для сравнения, на тот момент моя зарплата руководителя группы консультантов Верховного Совета России составляла 700 руб.). При том, что на расходные материалы (150-200 обложек) с изображением Ленина, уходило не больше 400 рублей.

Сюжеты для нынешнего молодого поколения почти сюрреалистические. Тем не менее я в те дни встречался с сотнями самых разных жителей Приморского края, у них не было ни отчаяния, ни озлобленности. Была абсолютная уверенность, что все наладится, благодаря новому российскому руководству. Внушала доверие и новая местная администрация. В частности, недавно пришедший во власть из науки молодой мэр Владивостока Сергей Соловьев. Такие люди с широким кругозором, энергичные и честные, были тогда востребованы. Со временем, к сожалению, это пройдет.

Поскольку до выборов Президента РСФСР тогда оставалось меньше месяца, именно эта тема, в разных ее ракурсах, становится доминирующей. Президиум Верховного Совета РСФСР 16 мая утверждает повестку дня предстоящего 21 мая IV Съезда народных депутатов РСФСР. Его главный вопрос–учреждение поста Президента России, внесение необходимых поправок в Конституцию. Как отмечает в этот день «Независимая газета», «фавориты на старт не спешат». Пока первым и единственным кандидатом в Президенты, подавшим документы в российский избирком, является 45-летний Владимир Жириновский. В те дни эту фигуру еще никто всерьез не воспринимает.

Безусловный лидер–Борис Ельцин. Согласно «открытому опросу» жителей столицы, его на президентском посту в России видят 55 процентов москвичей, кандидата коммунистов бывшего Предсовмина СССР Николая Рыжкова–6 процентов, по 3 процента–Анатолия Собчака и Владимира Бакатина, 1 процент–Михаила Горбачева. Хотя более 20 процентов в своих предпочтениях не определилось, Жириновского среди лидеров не видит никто. Система изучения властными институтами общественного мнения еще во многом несовершенна, однако очень динамично меняется, благодаря обилию хлынувших в новый российский источник власти энтузиастов. Так при нашей группе консультантов Комитета ВС по СМИ, связям партиями и движениями и изучению общественного мнения, появились как бы теперь сказали, «креативные специалисты» Александр Собянин и Дмитрий Юрьев. Ими была составлена «Карта политических температур России», основанная на результатах выборов в тех или иных регионах, а также портрет депутатского корпуса РСФСР в зеркале его поименных голосований. Оба проекта стали хорошей основой для прогнозирования, как результатов предстоящего IV Съезда народных депутатов РСФСР, так и результатов выборов первого Президента России.

Вопрос о выборах Президента России тесно связан и с другим итогом мартовского референдума–о Союзе ССР. Что бы ни говорили нынешние политики, все действия российских властей 30 лет назад были направлены на его сохранение. 16 мая 1991 года Верховный Совет принимает постановление «Об основных началах национально-государственного устройства РСФСР» (о федеративном договоре). В нем было четко записано, что законы СССР, принятые в пределах его полномочий, действуют на всей территории РСФСР. Эта линия четко прослеживается и в позиции Б.Н. Ельцина в Новоогаревском процессе.

Один из лучших обозревателей тех дней - Виталий Портников пишет в «Независимой газете»: «Второй человек в Совете Федерации Борис Ельцин не просто руководитель крупнейшей республики, не только «некоронованный принц перестройки»…Происходит консолидация Союзных республик вокруг России». Это действительно так. Свободная от имперских амбиций тогдашняя Россия находила компромисс практически со всеми республиками. Существовал у России и четырехсторонний договор с фактически независимыми странами Балтии. Такая позиция России постепенно меняет отношение к Ельцину не только иностранных лидеров, но и русского зарубежья.

Настороженность сменяется поддержкой, о которой в интервью швейцарской газете «Вельтвохе» заявляет наиболее авторитетный советский диссидент Владимир Буковский. Как и теперь, ходит много слухов. Один из них, появившийся 16 мая по поводу подготовки указа Президента СССР об особом режиме работы предприятий. Этот слух официальные лица советского руководства поспешили опровергнуть. Идеи особых и чрезвычайных мер попытаются реализовать три месяца спустя, приближаясь к ним, подобно стэндфордским студентам-рекордсменам, лягушачьими прыжками. Впрочем, как любит говорить ведущий одной из популярных телепередач, это уже совсем другая история.