Знают ли школьники историю?

Знают ли школьники историю?

Соня Маркина

Я долго наблюдала за ситуацией вокруг выступления мальчика Коли из Нового Уренгоя в бундестаге и не осмеливалась ничего комментировать. Совсем недавно я была точно такой же, как Коля и точно так же готовилась к олимпиадам и экзаменам по истории. И сейчас, мне кажется, имею право сказать несколько слов в защиту школьника. Но этот текст не только про десятиклассника Колю, он про многих школьников, которых упрекают в незнании истории и непатриотичности из-за того, что они осмелились сказать что-то не по версии официальных лиц.

Сразу после выступления на несчастного подростка посыпались тонны грязи о непатриотичности и глупости. В Тюмени поставили памятник, а какие-то урапатриоты придумали класть к нему учебники по истории. Центральные каналы наперебой начали кричать о том, что школьные учебники дают недостаточную информацию, в школах учат неправильно и вообще о войне дети совсем не знают. У меня же складывается впечатление, что это люди на центральных каналах не знают историю.

Камнем преткновения стала фраза десятиклассника о том, что многие солдаты, воевавшие на стороне Германии вовсе не хотели войны и невиновны. Даже если закрыть глаза, что фраза была откровенно вырвана из контекста, я в ней не вижу ничего страшного. Потому что это правда. Ни один, повторяю, ни один нормальный человек не хочет войны. Ее хотят только безумцы и те, кому она выгодна. Так было всегда, так есть сейчас. Я не могу представить себе простого двадцатилетнего парня, у которого вся жизнь впереди, у которого любовь, у которого друзья, у которого отец и мать, и который захотел пойти на войну. Не могу представить. Война это страшная трагедия для всех. Мне очень грустно смотреть на то, как о Великой Отечественной и Второй Мировой войнах перестают говорить как о горе, беде, но и важном уроке для человечества и говорят в ключе "кто лучше против фашистов воевал". Еще грустнее видеть "можем повторить" на задних стеклах машин.

Но вернемся к школьнику Коле. Он говорил очень правильные вещи. Взрослым, видящим только врагов вокруг, эти вещи не понять. Он говорил о мире. Мире во всем мире, вот так просто. Он говорил о том, что война - страшно, ее не должно быть. О том, что нормальный человек хочет мира. О том, что "можем повторить" - страшно, и писать такое нельзя. И отрицательная реакция общества на эту речь показывает лишь очередную попытку спекуляции историей ради какого-то показательного, напущенного лжепатриотизма. Мне понравилось мнение журналиста Александра Плющева: "В восьмидесятых со стилистическими поправками на то время, такую речь запросто мог бы произнести какой-нибудь комсорг. В советские годы, когда была жива реальная память о войне и живы носители этой памяти, главный посыл был - "никогда больше".

И случай с Колей не только не единственный, но и не уникальный. Сейчас пошла какая-то глупая тенденция винить школьников в незнании истории. Их пугают новыми девяностыми, новым семнадцатым и прочими ужасами истории. Взрослые, будто бы, не хотят принимать представления о прошлом и настоящем альтернативные их собственным.