Заметки о политэкономии

Заметки о политэкономии


Изыскания исследователей-антропологов прошлого столетия таких, как Марсель Мосс, Бронислав Малиновский, Жорж Батай показали, что любая экономика традиционного общества строится на системе баланса, авторитета и уважении взаимных обязательств, что противоречит социал-дарвинистской этике капитализма. Это все было описано вышеназванными исследователями при рассмотрении обрядов потлач и кула, суть которых заключалась в стремлении избавиться от того, что Жорж Батай назвал «проклятой частью», а Маркс «прибавочным продуктом». Реализованные излишки поднимали авторитет вождя или племени и заставляли ту общность, которой сделали этот дар, делать ответный ход, чтобы не оставаться в должниках. Отражение подобных традиций можно найти, к примеру, в Старшей Эдде в «Речи Высокого»: «Хоть совсем не молись, но не жертвуй без меры, на дар ждут ответа…». Мы можем вспомнить эпизоды обмена дарами между королями, феодалами в эпоху Европейского Средневековья. Таким образом, мы видим, в чем заключается естественный порядок экономики, который затем был уничтожен либеральными и левыми теоретиками. 


То что мы будем условно называть «системой потлача», как принцип традиционной экономики, касательно модернистской экономической мысли (либерализм, марксизм) мы назовем анти-потлачем. Что же такое «анти-потлач»? Когда формировалось современное капиталистическое буржуазное общество, идеологи нового порядка искали средства для разрушения иерархии, существовавшей в Европе. Вместо трехчастной структуры (Дюби) из трех сословий была обоснована идея господства буржуазии, что делали с большим успехом Адам Смит и Давид Рикардо. Им было важно уйти от структуры абсолютной монархии и этики меркантилизма, чтобы дать толчок тому обществу, принцип которого можно выразить в известной фразе «Обогащайтесь!». На чем строилось это обогащение? Сразу вспоминается, что в естественной экономике существовала «проклятая часть», которую необходимо было куда-то деть, как-то реализовать (концепция жертвы Рене Жирара), чтобы традиционное общество и его структуры продолжали дальше функционировать (к примеру, викинги старались избавляться от этой проклятой части, отправляя ее в воду или землю). Буржуазные политэкономисты предложили эту самую часть пустить в оборот и на основе нее накапливать богатства для того, чтобы ограниченная буржуазная верхушка смогла прийти к власти на основе своего материального превосходства (отсюда и то, что либеральные теоретики поставили экономику во главу угла, сделали ее мерой всех вещей). Так, собственно говоря и произошло, если мы посмотрим список Forbes сегодня – увидим, что миллиардеры и современная политическая элита взаимоперескаются: без собственности нет власти, никакой сакральный авторитет не играет здесь роли. Иерархия разрушена. 

 

На либеральный «анти-потлач» марксисты предложили свой: вместо обогащения ограниченной верхушки этой самой «проклятой частью», они предложили обогатить другое сословие, т.н. «четвертое» или пролетариат с помощью уничтожения финансовых тузов и промышленников в период т.н. «диктатуры пролетариата» для установления своего утопического идеала: безгосударственное, бесклассовое общество, где все ограниченный период времени трудятся, пользуются всеобщими богатствами и ведут такой полупраздный образ жизни, где нет войн, где все едины в решении т.н. «глобальных проблем». Анархисты же, чувствуя какой-то подвох в буржуазном мире, выдвинули через Прудона тезис о том ,что «собственность – это кража» (имелась ввиду как раз-таки то, что было приобретено с помощью накопления через прибавочный продукт), однако дальше этого не пошли, признав, что «проклятая часть» используется не по своему назначению. 

 

Таким образом, мы видим, что естественная престижная экономика, система иерархии, уничтоженные буржуазией, желающей дорваться до рычагов власти породила такую химеру, как марксизм и анархизм с их революционным пафосом. Все эти идеологии были основаны на идее прогресса 19 века и были направлены на разрушение традиционного порядка. Однако, разрушив его, они не смогли создать реальной альтернативы: марксисты построили тоталитарное государство, либералы привели к власти богачей, которые до сих пор диктуют правила миропорядка, навязывая миру либеральную глобализацию с ее «вестернизацией» всех явлений, а анархисты отметились лишь незначительными временными отрезками, как Парижская коммуна или Барселона в период Гражданской войны в Испании. Поэтому именно восстановление принципа традиционной экономики и иерархии сможет предоставить реальную альтернативу современному миропорядку с его культом материи и гедонизма. Разумеется, мы не предлагаем вернуться во времена, когда люди бегали с копьями и камнями, однако говорим лишь о необходимости восстановления тех принципов, на которых строилось традиционное общество. Именно Традиция, как ее понимал Рене Генон, позволит нам преодолеть кризис современного мира. Она станет нашим ориентиром, который позволит деконструировать «текучую современность». 


@fenian_revolt