Юрист

Юрист

Ваш Юристъ

Сколько живёт правовая позиция из Обзора практики ВС?

Стоит ли изучать определения судебных коллегий ВС, если они не попали в обзоры судебной практики, утверждаемые Президиумом. Поскольку не все правовые позиции, которые содержатся в таких определениях, оказываются в обзорах практики, у юристов невольно возникают крамольные мысли о том, что сам Верховный Суд не признает их практикообразующими и, тем самым, молчаливо разрешает нижестоящим судам иметь иное мнение, отличное от мнения трёх судей ВС.

Административная коллегия Верховного Суда в одном из последних налоговых определений заставляет задуматься об обратном: можно ли дезавуировать положение утвержденного Президиумом Обзора судебным актом коллегии по конкретному делу. Причём совершенно не понятно, преследовали ли судьи адмколлегии подобную цель или же приняли ситуативное решение. Как бы то ни было, получилось у них откровенно неудачно, а правовой определенности их решение явно не добавит.  

Судьи административной коллегии ВС разрешали спор об обложении НДФЛ подаренной гражданину в 2013 году ½ доли в московской квартире. Договор дарения доли был заключен не между близкими родственниками, поэтому под освобождение от НДФЛ такое дарение не подпадает. Получившая недвижимость в дар Теряева О. С. исчислила налог с инвентаризационной стоимости квартиры, но налоговая инспекция привлекла независимого оценщика и произвела доначисление по рыночной стоимости доли. Налоговый кодекс не даёт однозначного ответа, по какой стоимости облагать налогом подаренную недвижимость. Это признаёт и сам ВС, который всё же соглашается с расчётом инспекции по рыночной стоимости, но освобождает гражданина от штрафа и пени в связи с тем, что налогоплательщик при использовании сведений БТИ добросовестно руководствовался ранними разъяснениями ФНС России 2011, 2012 гг. При этом доначисленный налог гражданин должен заплатить.

Судьи ВС признают полученную налогоплательщиком долю доходом в натуральной форме, но указывают на отсутствие в законе правил определения налоговой базы по такому доходу. Очевидно, они имеют в виду положения статьи 211 НК РФ, которая регулирует налогообложение доходов в натуральной форме, полученных от организаций и предпринимателей, но не содержит правил для доходов, получаемых от обычных физических лиц. Всё так, но ещё в октябре 2015 года Президиум ВС утвердил Обзор рассмотрения судами дел, связанных с применением главы 23 Налогового кодекса Российской Федерации. Пункт 6 Обзора предлагал считать НДФЛ из кадастровой стоимости полученной в дар недвижимости, а при отсутствии таковой не исключал права гражданина считать налог с использованием официальных сведений БТИ об инвентаризационной стоимости. Дело Теряевой, к сожалению, не позволяет понять, почему ни налогоплательщик, ни инспекция не предлагали производить расчёт налога по кадастровой стоимости доли в квартире. Если в 2013 году кадастровая стоимость квартиры была выше рыночной, то подход налогового органа ещё можно назвать либеральным по отношению к налогоплательщику. Если же стоимость по кадастру была ниже рынка, остаётся загадкой, почему суды, в том числе Верховный, проигнорировали положения Обзора и не применили её против предлагаемой налоговиками рыночной оценки. Поведение налогоплательщика, настаивавшего на инвентаризационной стоимости, объяснимо: она существенно ниже и рыночной и кадастровой, а потому ему наиболее выгодна. Тем более пункт 6 Обзора разрешает принимать её в расчёт. Интересно также, а существовала ли вообще кадастровая стоимость квартиры на дату сделки в 2013 году.

Верховный Суд, поддерживая расчёт налога по рынку, ссылается на статью 40 НК РФ, а именно на пункт 2, позволяющий налоговикам проверять уровень цен при отклонении от цен идентичных сделок налогоплательщика более чем на 20%. То обстоятельство, что статья 40 НК РФ не применяется к сделкам, заключённым с 01.01.2012 (п. 6 ст. 4 Федерального закона от 18.07.2011 № 227-ФЗ), судей ВС почему-то не смутило. Если ВС имел намерение применить нормы о трансфертном ценообразовании, он должен был признать стороны договора дарения взаимозависимыми лицами. Скорее всего, они были взаимозависимы по так называемым иным основаниям (п. 7 ст. 105.1 НК РФ): дарителя в сделке представлял Теряев А. М., вероятно родственник Теряевой О. С. Но Верховному Суду тогда не хватило бы оснований для проверки «ценообразования» в договоре дарения: сделка неконтролируема, т. к. по цене не дотягивала до 1 млрд. рублей. Административная коллегия по сути избрала тупиковый путь и явно ошиблась в мотивировке.             

Вместо этого у судей ВС был удобный инструмент, которым они не воспользовались: тот самый п. 6 Обзора практики по главе 23 НК РФ. Если судьям захотелось поддержать налоговый орган с его рыночной стоимостью при условии, что она всё же ниже кадастровой, они вполне могли бы сослаться непосредственно на пункт Обзора о кадастровой стоимости как публичной и доступной налогоплательщику на дату сделки. При этом, разумеется, сделав скидку на обстоятельства дела, в котором налоговый орган настаивает на более низкой налоговой базе, что никак не ущемляет налогоплательщика. Но если рыночная стоимость в действительности превышала кадастровую или кадастровая вовсе отсутствовала, коллегия ВС разрешила спор против положений Обзора не только «по букве», но и «по духу».

На поверхности мотивировочная часть Определения ВС выглядит как кардинальное изменение подхода к исчислению НДФЛ, предложенному Президиумом в п. 6 Обзора 2015 года: вместо кадастровой или инвентаризационной стоимости предложен расчёт налога по рыночной. Так это в действительности или нет – зависит от обстоятельств дела. Но районным судам, думаю, это будет не интересно. У них есть очередная готовая правовая позиция Верховного Суда, с которой можно продолжать давить на налогоплательщиков. Уверен, что они вместе с инспекциями не преминут ею воспользоваться.

Кстати, к определению налоговой базы по доходам, полученным в виде дара от взаимозависимых физических лиц, более уместным выглядит применение подпункта 2 пункта 1 статьи 212 НК РФ о налогообложении материальной выгоды, полученной по гражданско-правовым сделкам. Вот только для применения этой нормы стороны договора необходимо признать взаимозависимыми, а ВС в деле Теряевой от этого сознательно уклонился.

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/09/20/skolko_zhivyot_pravovaya_poziciya_iz_obzora_praktiki_vs__opredelenie_sudebnoj_kollegii_po_administra


С уважением,

Ваш Юристъ

https://t.me/your_jurist