Юля

Юля

mpqqlexrmhlhprs

Милая столица — город Москва. История, дома, парки. Всё это выбивает из мозгов искру творчества и вдохновения.

Здесь я имею собственную квартиру, как и во многих городах России. По роду моей деятельности и в силу моих возможностей без этого нельзя.

В основном я работаю в промышленных районах Сибири и Урала. И привык иметь дело с руководителями — производственниками, имеющими большой опыт работы на предприятиях и заводах.

С ними я всегда нахожу общий язык, да и они понимают меня с полуслова. Поэтому вопросы решаются быстро.

А в Москве придёшь в организацию и говоришь:

— Я генеральный директор корпорации «Стройпроектхиммонтаж» и мы хотим иметь с вами дело.

И начинается: «Оставьте своё коммерческое предложение».

Оставляю коммерческое предложение. Через три дня прихожу и встречаюсь с зам. директора по производственным вопросам московской организации:

— Мы посмотрели ваше коммерческое предложение, и сейчас экономический отдел занимается им.

— Чего отдел то? — возражаю я — Я вам на пальцах покажу вашу выгоду. Вот смотрите...

— Извините — останавливает меня робот с каменно-белым лицом — У нас экономический отдел за это деньги получает — и поворачивается, уходя для решения других задач обо мне моментально забывая.

Неделю экономический считает, неделю юридический, неделю, а то и две служба безопасности проверяет. Потом ещё кто-то. Потом коммерческий директор должен посмотреть. А потом футболят меня вперемежку с моим предложением.

На всё у них есть обязательный отдел или человек.

Иногда сидя в сортире таких организаций и просравшись, мерещится, что заходит ко мне в «кабину» человек с туалетной бумагой в руках и категорически говорит: «Я должен вытереть вашу задницу. Я за это деньги получаю». Ставит меня раком, протирает жопу. И отпускает полного счастья тем, что вдобавок в жопу не трахнул для массажа, за который ему возможно доплачивают

Вот и сейчас приехал в Москву на подписания договора после долгого футболивания документов.

Так адрес: улица такая то, дом такой то. Подхожу к офису по тротуару, захожу в проём-галерею и вглядываюсь, чтобы посмотреть номер дома. Тот ли точно?

— Ну, чего встал как баран, не видишь здесь машины ездят. — раздаётся голос молодой, но уверенной в себе девушки.

— Чего уставился? — продолжает голос, и я вижу её лицо в гневе — ну давай или иди вперёд или отойди в сторону.

Я отхожу в сторону, и иномарка проезжает немного, и останавливается около меня. Из окна высовывается лицо девушки, которое я уже вижу полностью и произносит:

— Если уж приехал в большой город, то по сторонам смотри деревня.

И она уезжает. А я словно оплёванный этой нахалкой иду к главному входу в офис.

Охрана уже предупреждена о моём приходе, поэтому, мельком взглянув на паспорт, меня пропускают.

Подхожу к кабинету генерального директора с солидной надписью: генеральный директор такой то организации Приставкин Сергей Владимирович.

Всё обговариваем. Согласие достигнуто. Договора подписываем в двух экземплярах и ставим печати.

Ген. директор предлагает мне выпить коньяку. И мы заходим с ним в комнату отдыха ген. директора.

А через пять минут секретарша — молодая и свежая заносит закуски и кофе.

Директор достаёт из бара бутылку коньяку и мы, не мешкая, выпиваем её. При этом ведём разговоры ни о чём. Умные люди за бутылкой о делах не разговаривают.

Секретарша по вызову Сергея Владимировича начинает убирать со стола, потому как мы уже выходим и, обращаясь к своему боссу, говорит:

— Сергей Владимирович. Юля приехала.

— Ну, пусть зайдёт. Извините Роберт Захарович, я с дочкой поговорю в вашем присутствии.

— Я не возражаю — отвечаю я.

И в кабинет заходит о-ё-ё-ё-й — скандалистка с иномарки.

— Здравствуй папа! — говорит она Сергею Владимировичу и поворачивается ко мне:

— Здравствуйте! Это вы?

— Да, это я. Мне в сторону или вперёд пройти? — шучу я с коньяком в голове.

— Нет, сейчас вы можете просто сидеть, я вас обойду — и она смеётся заливистым красивым голосом.

— В чём дело, Юля? — Сергей Владимирович, сделавший глубокую паузу, приходит в себя.

— Да мы с... — отвечает Юля.

— С Робертом Захаровичем — подсказывает ей отец.

— С Робертом Захаровичем минут тридцать назад встретились в интимной обстановке — и она вновь заливается смехом, запрокидывая голову назад.

— Надеюсь, ты не нагрубила ему? — спросил Сергей Владимирович.

Нет — вступаю в разговор я — Просто она в популярной форме объяснила мне правила дорожного движения.

Юля с благодарностью посмотрела на меня. И когда отец вышел, сказала:

— Спасибо — и слегка поцеловала меня в щёчку.

Я от неожиданности покраснел. Но до прихода Сергея Владимировича, приобрёл естественный цвет.

Сергей Владимирович занёс какой то свёрток и, передав его Юле, сказал:

— Передай это маме. Пусть она ознакомиться.

— Хорошо, папа — и Юля скрылась за дверью.

Перекинувшись с Сергеем Владимировичем ещё парой фраз, мы попрощались.

Я, выходя тем же проёмом, слышу шум машины, догоняющей меня. И около меня останавливается знакомая иномарка, из которой выходит Юля и смущаясь, спрашивает:

— Могу ли я хоть как нибудь искупить свою грубость.

Коньяк в голове располагал к добру.

— Конечно — говорю я — Не составите ли вы мне компанию в прогулке по Москве?

— Без проблем — отвечает Юля.

Я сажусь в машину, и мы едим к центру города, где, оставив машину, идём пешком.

Не смотря на отношение к организациям Москвы, я люблю и обожаю сам город, его исторические места и улицы.

Я иду с Юлей по городу и рассказываю об истории каждой улицы и почти каждого дома, где жили великие и менее известные люди, о которых она и не слышала.

Если это поэты, то читаю стихи, написанные ими. Если это писатели, то монологи их героев.

А если Юля задаёт вопросы или высказывает своё мнение, я внимательно слушаю её, не перебивая. И обстоятельно отвечаю.

Озорница по своей натуре, она много шутит не в ущерб моим рассказам и много смеётся своей великолепной привычкой запрокидывать голову назад.

Потом мы заходим с ней в кафе, хорошенько ужинаем и продолжаем нашу прогулку

К 23 часам мы подходим к машине Юли. Она говорит, что отец сердиться, если она приходит поздно, и уезжает. Однако мы обмениваемся номерами сотовых телефонов.

Приехав в свою трёхкомнатную квартиру, я принимаю ванну. Пью чаю и включаю телевизор.

Но мне никак не удаётся найти что либо интересное для себя среди множества различных программ. Я долго щелкаю переключателем программ, а потом вдруг понимаю, что думаю только о Юле и мне не интересны люди ходящие, прыгающие и прочие в телевизоре.

Я выключаю телевизор и включаю музыку.

Сижу и вспоминаю прошедший день. Красивое лицо Юли. Её искренний смех, её голубые глаза и каштановые волосы.

Временами я порываюся к телефону и набираю номер Юли, но тут же выключаю телефон.

Я понимаю, что я влюбился в эту милую, добрую и нежную девушку до конца без остатка.

Боже, муки любви, как вы сладки и тяжелы.

Засыпаю я только в четыре часа утра, с мыслями, что наступила суббота, и я высплюсь.

Просыпаюсь я от звонка сотового. Беру его в руки и, увидев имя звонившего, подскакиваю на кровати:

— Алло, Юля, здравствуйте, я слушаю вас — не скрывая радости, кричу я в трубку.

— Я сейчас ...

оглохну, Роберт Захарович. Здравствуйте! Как ваши дела?

— Можно просто Роберт и на ты. Я не люблю когда меня по имени, отчеству называют.

А дела, в общем, то ничего, если не считать, что заснул в четыре утра.

Юля делает паузу и говорит:

— А я до пяти не могла уснуть.

— Может мы встретимся, и погуляем? — спрашиваю я её.

После небольшого молчания, она отвечает:

— А может на природу съездим? Я знаю одно хорошее место: лес, чистый воздух. В общем, наш особняк за городом. Папа с мамой уехали в Нижний Новгород к сестре мамы.

— Я двумя руками за.

— Тогда я заеду за вами, тобой — поправляется она — через час.

— Хорошо, я буду готов.

— Договорились — и она отключает телефон.

Через час чистый, выбритый, с сумкой с шампанским, коньяком, закуской и букетом цветов я сажусь в машину Юли. Которая в обалденной мини-юбке, короткой до не хочу и футболке с обнажённым животом.

— Зачем ты купил выпивку и закуску? На даче всё есть. — говорит она с благодарностью принимая букет цветов. — Розы? Откуда ты знаешь, что я их люблю?

— Сердцем почувствовал.

— Оно у тебе такое чувствительное. — заканчивает она свои расспросы и тронувшись мчится к месту отдыха.

По дороге мы несём дежурную чушь, не задевая главного вопроса: почему мы оба не смогли заснуть до утра.

Через пару часов мы въезжаем в зону VIP — особняков, охраняемых мощной охраной.

И ещё через полчаса заезжаем во двор двухэтажного особняка.

Продолжение следует ...

Традиционно Потеря девственности Минет