Всегда открыты двери...

Всегда открыты двери...

@anesthesiologblog



Пациенты разные в палате реанимации лежат. И родственники у них разные. Кто-то, беспокоясь о состоянии здоровья, названивает каждые 3-4 часа. Кто – то, справляется единожды: при переводе в отделение, либо при отбытии в мир иной. И ко всему привыкаешь.

 Однажды, в мое дежурство, обратился молодой человек, родом из северного Кавказа. Он прилетел за 3,5 тысяч километров, для того что бы оказать поддержку и помощь одному из наших пациентов. На мой вопрос, кем он Вам приходится, он спокойно ответил, что они не родственники. И даже лично не знакомы. Но, ему было поручено его дядей приехать и оказать любую помощь.

  Как-то раз в палату поступил малыш 3 лет, цыганёнок. Не знаю, ка дело было, но со слов родственников перевернул на себя кастрюлю с кипятком. Ожоги глубокие, более 30%. Состояние крайне тяжелое. Дыхание и давление поддерживается аппаратами и препаратами. Как только, отлучили от аппарата, и детю стало получше, с ним, практически круглосуточно, находилась мама, девушка лет 16.

Она то находилась круглосуточно в палате, а вот многочисленная родня находилась, тоже круглосуточно, но уже на территории больницы. Прямо в больничном скверике. Непринужденно, расположившись на газоне, они так же несли круглосуточную вахту. Периодически, несколько из родственников поднимались в реанимацию, справиться, как обстоят дела с лечением, все ли под контролем, и в конце-то концов, когда врачи уже вылечат малыша. По вечерам, они никуда не «снимались» со своего импровизированного привала. Жгли костер, чего-то там жарили или варили. И никто ничего не мог с ними поделать.

Охрана, с первых же дней, прониклась неописуемой симпатией к этим посетителям. Да такой, что они проходили в палату и в два часа ночи и в 6 утра.

Никакие рычаги воздействия не работали. Приезжал наряд милиции. После профилактической беседы- уезжал. И все оставалось, как есть. Главный врач, полагаясь на свой авторитет в определенных кругах, пытался им надавить. Но, эти ребята не видели в главвраче авторитета.

Напряжение росло с каждым днем. Родня вела себя все вольготней. Доставалась всем. Дежурной смене приходилось самостоятельно контролировать проникновение родни в палату, объясняя на пальцах, что такое санитарно- эпидемиологический режим. А мама малыша, в редкие минуты, вне палаты периодически получала «люлей» от мужа.

Обстановка была взрывоопасной. И настал момент, когда был предъявлен ультиматум, суть которого «око за око». Не спасете малыша, пострадаете сами, тут же. В коллективе нашем были так же горячие парни. Хоть и выдержанные, но не мальчики для битья. Слово за слово, еще минута и будет рукопашная

Откуда не возьмись появился наряд милиции, и ситуацию временно удалось урегулировать.

Буквально через пару часов, импровизированный табор исчез. Так же внезапно, как и появился.

Из многочисленной родни, два раза в день приходили две тетушки. Мы были в недоумении, что произошло.

И лишь спустя время догадка превратилась в единственную правдивую гипотезу. В палату, где находился малыш, после экстренной операции поступила матушка одного, очень авторитетного в определенных кругах, «бизнесмена». Видимо, вся эта не очень здоровая обстановка, ее так же сильно отвлекала от процесса выздоровления. Пришлось уже сыну, по своим, не задокументированным каналам, обеспечить своей маме максимальное внимание и покой.

Прошло 15 с лишнем лет. Идут олимпиады, строят космодромы и стадионы. Но, в реанимации, как прежде, всегда для всех открыты двери. Это не циничная метафора. А отражение действительности, в буквальном смысле словаJ.

В охране, работают уже совсем другие люди. Но, это ровным счетом ничего не изменило.

@anesthesiologblog -будтье здоровы