«Воровка  книг»

«Воровка  книг»

Lewicki

Германия, февраль 1938-го года. Смерть (рассказчиком является именно она) повествует зрителю о юной необразованной немке по имени Лизель Мемингер, чья коммунистка-мать отдаёт девочку приемным родителям: неверящему в идеологию НСДАП`а Хансу и его жене Розе Хубберман. Лизель знакомится с местными ребятами, вступает в молодежную организацию Гитлерюгенд, участвует в сжигании книг, которые отравляют умы юных национал-социалистов. В связи с её возрастом, в ней пробуждается юношеский максимализм и она хочет научиться читать для того, чтобы прочесть запрещенную литературу, в чём и получает поддержку от своих новых родителей, а именно от отца. Пересказывать сюжет дальше особого смысла не имеет, ибо все идёт по сценарному клише: угнетение слабых, противостояние режиму, сокрытие неполноценных рас и прочее, и прочее.

Вроде бы всё звучит неплохо, кинозритель может ожидать как минимум неплохое кино, но нет. Время здесь не ощущается в двух смыслах одновременно. Во-первых, история берет начало в 1938-ом году, а заканчивается в 45-ом, но это никак не ощущается. Лизель как была юной девочкой в 38-ом году, так и осталась ею в 45-ом, отсутствует развитие персонажа как таковое. Во-вторых антураж той эпохи фактически ни на что не влияет: если переместить действие фильма в любую другую среду, то особых изменений не будет. Окружение героя и его действия должны взаимосвязано влиять на друг-друга, изменятся, но тут такого нет. Персонажи карикатурны, даже слишком. Они делятся строго на положительных и отрицательных, третьего не дано. Первые разговаривают на английском языке, хоть и живут в немецком городке конца тридцатых, читают английскую литературу (Герберт Уэллс как пример). Со вторыми же абсолютно противоположная ситуация: как только условно отрицательный персонаж открывает рот, зритель услышит немецкую речь. Особенно забавно это смотрится в сцене, где проходит диалог на немецком языке, и один из собеседников отвечает вмешавшемуся человеку уже на английском. И такое чувство заботы в сторону Англии протекает через весь фильм: все надписи на английском; мальчик весело бежит по дороге и уведомляет граждан, что началась война с Англией, не смотря на Францию и Польшу. Это могло было быть сделано специально, чтобы разграничить персонажей культурно и помочь понять юному зрителю что хорошо, а что плохо -- возрастной рейтинг, всё-таки, PG-13, но это убивает всю атмосферу фильма, зритель в это попросту не верит. Авторы картины безуспешно пытаются задать некую глубину и пафос мысли, рассказывая очевидные вещи: нацизм и убийства людей это плохо.

Из положительных моментов, которые не перекрывают отрицательные, стоит отметить хороший саундтрек: авторы позвали Джона Уильямса, композитора культового «Списка Шиндлера», хорошую игру актеров, особенно запоминаются Джеффри Раш (Ханс) совместно с юной Софи Нелисс (Лизель). Неплохую, но без изысков режиссёрскую и операторскую работы Брайана Персиваля и Флориана Баллхауса.

Оценка: 4/10