Учитель.

Учитель.

Арман Туганбаев

Наконец-то посмотрел "Учитель на замену". Что я могу вам сказать? 


Мне 20 лет и я учу детей. Учу их мыслить с помощью математики. Учу их понимать, что такое "доказательство". Учу их "аналитически мыслить". 


Я отлично понимаю, что такое оценки. Знаю, что двойка — это не страшно. А дети не знают. Их родители не знают. Но это не моя школа, чтобы заставить всех учителей вести себя также. Поэтому я ставлю только 4 и 5.


Я знаю, что когда человек твёрдо знает чему он хочет научиться, можно преподавать науку как инструмент. 30 летний человек захотел научиться питону — я его научил чисто питону. В школе речь, очевидно, не об этом.


Когда ты идешь работать в общеобразовательную школу, твоя цель — научить ВСЕХ. Научить по ГОСТу. Чтобы они сдали ЕГЭ. Перед тобой не ставится цель перевоспитать всех. 


А тебе их жалко.

Жалко ребенка, который так боится быть честным, потому что его этому научили остальные. Он пробует тебя сломить. Пытается понять, можно ли тебя обмануть. "Как он среагирует, если я сразу после того, как ударил одноклассника скажу, что я его не бил ?". Как я среагирую на ложь? Как я среагирую на безразличие?


А моторчик внутри требует ЗАСТАВИТЬ его попробовать. От тебя требуют всех научить считать синус двойного угла. Зачем? Это главное? 


Я должен создать рабочую атмосферу. Должен сделать так, "чтобы аудитория чувствовала сильную руку". Не имею права сказать: "Не хочешь меня слушать — сядь вот сюда за стол и просто не мешай остальным."


И преподавателей, проработавших 20 лет в школе, тоже жалко. Ты смотришь на учителя, которого обзывал и винишь в чем-то, а потом видишь такую тоску в его глазах. Видишь, что это безразличие, неблагодарность, отношение как к "наёмному работнику" выдавило из него всю эмпатию. Он срывается и кричит. Я уверен, что он плакал после первого крика на детей. А сейчас он вымотан. У него не осталось такого внутреннего стержня.


И я боюсь его потерять. 


На сколько меня хватит? На неделю? До конца года? А вдруг на 20 лет. Вдруг я смогу 20 лет бороться с этой системой?

Может и дальше будет, что дети не будут бояться подойти ко мне и рассказать о своих проблемах? 

И что делать, когда они подходят? Я не могу спасти всех. Не могу каждому выстроить ИУП, каждому уделить своё время. 

Потому что мы все покалечены. 

Я искренен с ними, но, конечно, оберегаю. Нужно ли им знать про ссору с девушкой? Про то, как тяжело мне было ночью и почему я не выспался и злой? 


Говорят, учитель должен быть идеальным примером.

Не курить, не выпивать вечерами. А я курю. Не подбегаю к детям и кричу им об этом, но и не скрываюсь. Потому что моя цель не научить их быть как я. Моя цель показать им, что вот так тоже можно. 

Нельзя отделять личность учителя от предмета. С математикой это не так очевидно, как с историей или литературой, но всё же. И единственный инструмент, который я использую — искренность.


Знаете как страшно, когда ты осознаешь, что ругаешься на ребенка, потому что у тебя не хватило сил сдержаться? Как противно от самого себя, когда ты понимаешь, что тебе на секунду показалось, что "его не жалко"?


Я не могу ничего обещать. Когда вы встретите меня без блеска в глазах и напомните мне, что я хотел чтобы всё было не так, я отвечу вам, что я устал. Что я всё переосознал и "с ними по-другому нельзя". "Они как щенки уважают только силу и грубость". 

Обезопасьте детей в этот момент. Уберите меня от них. 


Сейчас стержень есть, не волнуйтесь. Да, иногда я думаю: "А вдруг, я ужасный учитель? Вдруг я делаю им только хуже?". Конечно, такие мысли есть. Ровно до первого искренне благодарного ребенка. 

Да, приходится брать на себя ответственность и считать, что так правильно. Что ничего важнее чем уважение к личности нет. Что я имею право так учить. И я не буду делать это скрытно.

Если вы не согласны — напишите, пожалуйста, на меня докладную. Если я обидел вашего ребенка — сообщите куда захотите. 


Говорят, что учителя в школе меня описывают так:

"Человек, у которого есть эмпатия".

И я этим горжусь.

Учитель Арман Туганбаев.