Убежище

Убежище


– Вы ведёте слишком замкнутый образ жизни, Ричард, – заметил Джон Стивенс, откидываясь в кресле. – Вот скажите, когда вы последний раз вылезали из своей берлоги?

– Не далее, как вчера.

– Бродили по лесу? И что, далёко зашли?

– До самой реки.

– О, вы прирождённый турист! Прогулки на свежем воздухе необходимы для человека, хотя в вашем случае, учитывая расшатанную нервную систему, я бы выбрал другое место. Нужно иметь немалое мужество, чтобы гулять по безлюдным лесам, где водятся гризли. Они бегают втрое быстрее человека, лазают по деревьям, переплывают реки и могут убить одним ударом.

– Что-что? – Ричард передёрнулся. – Рядом с фортом водятся медведи?

– Естественно, и в большом количестве.

– Вы же сами говорили, что медведей можно не опасаться!

– Да, но лишь в том смысле, что эти твари редко нападают на людей. И вообще, все наши страхи иллюзорны. Если верить статистике, вы скорее разобьётесь на космическом корабле, чем погибнете от лапы медведя-людоеда.

– Теперь-то я спокоен, – ответил заместитель, чувствуя духоту в скафандре и сильную дрожь корпуса. Полеты в космос вызывали у Ричарда приступы непреодолимого страха, и поездка на частный космодром в Северной Дакоте с самого начала не сулила ничего хорошего. Какой же дьявол надоумил его сесть на борт? Нет, понятно, какой...

– Как ваше здоровье, Хоу? Выглядите вы неважно, хотя бледность придаёт вашим чертам завидное благородство. Знаете, нам следует почаще выбираться за пределы атмосферы.

– Возможно.

– Лёгкое головокружение скоро пройдет, – утешил Стивенс, открывая пачку с разноцветными конфетками. – Вы быстро привыкните к новым условиям и чувству невесомости. В противном случае, снимите шлем и возьмите таблетку из правого кармана. Это снимет приступ. Но отвлекитесь от своих страданий – взгляните, как прекрасна Земля! Сколь хрупкой и нежной кажется она в этой холодной, чуждой нам вселенной.

Директор не сводил глаз с иллюминатора и наблюдал, как медленно удаляется родная планета – такая большая, чудесная, очерченная ярко-голубой каёмкой. Всякая дрожь прекратилась, теперь космический корабль летел бесшумно и плавно, словно застыл на месте. Затем Стивенс изменился в лице, сцепил пальцы в замок и надолго ушёл в себя. Такие перемены с ним происходили нечасто, и Ричард подумал, что это как-то связано с прошлогодней историей. Он был ко всему (даже поговорить с другом о вопросах любви), но тут прозвучал совершенно неуместный вопрос:

– Что вы скажете о Левенштайне?

– Простите?

– Вас устраивает его работа?

– В целом, более чем. Он остаётся нашим лучшим разработчиком, хотя с Мейден никто соперничать просто не в силах. Думаю, она одна может заменить весь форт Рейнджер.

– Когда-нибудь она сможет заменить мыслительную активность всех людей на земле, – холодно сказал Стивенс. – И превзойдет её. Иначе толку от неё немного. Но сейчас меня больше заботит Томас Левенштайн. Мы теряем его потенциал.

– Почему вы так считаете?

– Посудите сами, Ричард. Два года назад ему удалось за пару месяцев написать ядро искусственного интеллекта. Ему помогали братья Оттс, да и Стенфилд что-то рисовала на доске, но ключевую работу проделал именно Левенштайн. Я не понимаю одного! Почему гениальный программист не сделал с тех пор ничего выдающегося? Выдохся? Перегорел?

– Не сказал бы. Впрочем, если присмотреться, он немного изменился с тех пор, стал более закрытым и потерял интерес к происходящему. Я думал, это последствия инцидента с Мейден. Вы, должно быть, помните...

– Да, разумеется. Так что она сказала Томасу?

– Никто не знает. Мы больше не возвращались к этой неприятной теме.

– А зря!

– Почему-то о Левенштайне вы беспокоитесь, – с обидой заметил Ричард. – А про Сашу ни разу не вспомнили за последний год.

– Нет, почему? Жаль, что мисс Стенфилд возненавидела меня и сбежала. Я часто вспоминаю её по ночам, засыпая. Она такая смешная, такая добрая, такая честная, такая странная.

– И довольно красивая, кстати.

– Более-менее, если не всматриваться, – уклончиво согласился Стивенс, возвращаясь к своему обычному состоянию. – Мы почти прилетели. У меня есть для вас кое-что поинтереснее, чем импульсивные брюнетки. Видите сияющий объект справа по курсу? Буквально через пару минут начнётся стыковка. 

Хоу моментально потерял нить диалога и прилип к стеклу.

– Господи! – воскликнул он.

Мимо проплывали очертания огромного корабля длиной, пожалуй, в несколько километров – в сотни раз больше, чем любая космическая станция. Невозможно было поверить, что человек может создать что-то подобное. На правом борту красовался оттиск пиратского флага и надпись:

– С каждым разом всё больше, это радует, – оценил Стивенс, утоляя голод жевательными конфетами. – Как вам дизайн?

– Дизайн? Джон, зачем мы строим на орбите космический фрегат?!

– В качестве эксперимента. Нашей компании нужна штаб-квартира, а выбрать подходящую страну мне не удалось. Космос – нейтральная территория, именно то, что нужно для проекта Insane. Мы должны жить по своим правилам, не зависеть от политиков и полицейских, как мечтал прославленный капитан Немо. Все люди стремятся к свободе: кто-то прячется в глубинах океана, кто-то взирает на мир с высоты. Пожалуй, мне ближе второй вариант.

– Что же означает аббревиатура MSS и эта пиратская символика?

Modular Spaceship. Гибкая архитектура нашего корабля чем-то напоминает модульную систему братьев Оттс. Отдельные секции проще собирать на Земле, вывозить на орбиту и компоновать в единое целое. Что-то мы строим прямо на месте, в открытом космосе. С пиратами проще: их ненавидели и считали врагами человечества с древнейших времён – и вполне заслуженно. Парадокс состоит в том, что великие державы сами выращивали этот страшный промысел. Видите ли, в XVII веке французы и англичане выдавали грамоты, которые разрешали грабить испанские корабли. Из чистой жадности они обрекли на ужасную смерть сотни людей. Эти благородные джентльмены открыто поддерживали грабителей и головорезов, давали им базы и порты на островах Карибского моря. Конечно, сами испанцы были ничуть не лучше, когда грабили и убивали индейцев ради золота и серебра.

– Знакомая история.

– Да, пираты были таким же проектом, как и террористы – не воплощением идеалов, а марионетками на поводу у корыстных мерзавцев. Полагаю, мы могли бы изменить образ пиратства в истории.

– Став... благородными галактическими пиратами?

– Скорее, подлинным воплощением зла. – Джон Стивенс улыбнулся и сфотографировал борт корабля. – Кстати, пираты никогда не ходили под этим флагом и поднимали "Весёлого Роджера" лишь перед самым нападением. Череп и кости – грустные символы конечности нашего бытия, они несут отголоски смерти. Впрочем, если корабль взорвётся, а осколки улетят в пучины космоса, инопланетяне смогут по этому черепу кое-что понять о нашей расе.

– Весьма предусмотрительно. А кто такая Мэри Рид? Кажется, знакомое имя.

– Восполню ваши пробелы в образовании. Рид – легендарная женщина-пират. Росла без отца, матери пришлось выдавать Мэри за ранее умершего сына. В пятнадцать лет она оделась юношей, отправилась во Фландрию и воевала в пехотном полку. Затем перевелась в кавалерию, где добилась ещё больших успехов, проявила похвальную смелость в бою. В какой-то момент она влюбилась в одного офицера и раскрыла себя. Чувства оказались взаимными, молодые люди поженились и открыли в маленьком городке свою таверну.

Стивенс сделал паузу и помрачнел.

– Когда её муж внезапно умер, Мэри Рид вновь оделась мужчиной и подалась на судно, которое отплывало в Вест-Индию. Корабль был разграблен пиратами, а Мэри, как единственный "англичанин", захвачена в плен.

– Однако! Неужели правда так и не вскрылась?

– Вскрылась, но не сразу. На том же корабле находилась ещё одна известная девушка-пират, Энн Бонни. В результате образовался любовный треугольник между двумя женщинами и капитаном, а романтическая история превратилась в... обычную историю между мужчинами и женщинами. Так или иначе, Мэри Рид кажется мне наиболее достойной персоной среди всех пиратов.

– М-да, ей не позавидуешь. Такие подвиги и трудные решения уже в пятнадцать лет. Знаете, она чем-то напомнила мне...

– Наденьте шлем и пристегнитесь! – резко скомандовал Стивенс, обрывая цепочку ассоциаций. – Стыкуемся, может случиться разгерметизация.

Ричард Хоу поспешно исполнил приказ и внутренне подобрался. Ещё шесть часов назад он пил морковный сок на балконе форта Рейнджер, а сейчас готовился ступить на борт космического корабля. Несколько конфет продолжали фривольно летать по салону шаттла, что несколько скрадывало весь пафос момента.

Стыковка прошла благополучно, отсеки соединили специальным коридором, и пассажиры осторожно проплыли внутрь корабля.

– Невесомость – это что-то! – восторгался Ричард, привыкая к новому состоянию. – А почему в интернете не пишут про "Мэри Рид"? Неужели никто не замечает галактический крейсер на орбите?

– Мы перестраховались, – ответил Джон Стивенс. – "Мэри" собирали за Луной, чтобы не попадать в телескопы любителей. На орбиту Земли мы вывели её буквально вчера. Сегодня будет много шума в прессе.

– А правительство в курсе?

– Разумеется. И космические державы тоже. Оружия на борту нет, сам корабль является обычной научной станцией, и потому никого не пугает.

– Мне-то вы можете сказать правду.

– Друг мой, иная правда хуже всякого вымысла. На "Мэри" нет ни ракет, ни лазеров, ни защитных систем. Чертовы международные конвенции! Я мечтал о боевом корабле, а приходится строить беззубую пародию. Нужно столько разрешений и переговоров, что наши юристы обещали уволиться всем отделом, а Россия с Китаем пригрозили нацелить на "Мэри" стратегические ракеты. Пришлось пойти на попятную. Да и зачем нам эти игрушки? Мы просто создаем условия для работы наших сотрудников и никому не желаем зла.

– Да уж, условия неплохие! Здесь работают ребята из команды "S"?

– Как сказать, работают, -- буркнул Стивенс, залетая в лифт. -- Эти бестолочи сорвали все сроки и превысили бюджет в пять раз. Форт Рейнджер опередил график и решил самую сложную задачу, а эти горе-космонавты не могли сделать простейшую вещь. Кажется, веселье и сейчас в самом разгаре. Я слышу музыку.

– Так и есть.

– Посмотрим, что происходит на главной палубе.

Когда двери лифта открылись, гостей корабля ждал небольшой отсек с поручнями.

– Да, встаньте прямо и возьмитесь руками за эти штуковины, – попросил Стивенс. -- Вам ждёт маленький фокус.

Едва Ричард последовал этому совету, загорелся зелёный индикатор и в ногах появилась заметная тяжесть. Двери отсека отворились, и заместитель директора окончательно потерял дар речи.

В тёмном помещении сверкали разноцветные огни, под потолком крутился блестящий шар, а десятки людей танцевали под ритмичную музыку. В центре зала выплясывал человек в костюме Дарта Вейдера, размахивая светящимся мечом, а к директору подъехала стройная девушка на роликах.

-- Доброе утро, мистер Стивенс. Проводим испытания! Не желаете присоединиться?

-- Само собой, -- Джон прошелся по залу, слегка пританцевывая. -- Действительно, работает. Чуть слабее, чем на Земле?

-- Примерно на одну восьмую.

-- Откуда здесь гравитация? -- спросил Ричард, сильно удивлённый. -- Мы же в открытом космосе!

-- Спасибо гениям из группы "А"! -- ответила улыбчивая девушка в платье, своей одеждой напоминавшая официантку из 50-х годов прошлого века. -- Это они прислали нам готовую документацию. Система искусственной гравитации занимает целый этаж, зато создает вполне стабильную силу притяжения. Правда, в обе стороны, поэтому двумя этажами ниже всё перевёрнуто. В буферном отсеке встаёте ногами на потолок, беретесь за поручни, а в остальном разницы никакой, быстро привыкаешь.

-- Значит, у Мейден получилось...

Девушка в недоумении воззрилась на Ричарда.

-- Мейден?

-- Сотрудница из группы "А", когда-нибудь познакомлю вас, -- сухо объяснил Стивенс, быстро меняя тему. -- Генератор не слишком нагружен?

-- Технология тяжелая, мы применяем её только на основной палубе и в жилах отсеках. Сейчас теряем где-то пять-шесть процентов мощности.

Цифра показалась Ричарду вполне приемлемой, а вот директор вздохнул и с досадой покачал головой.

-- Это больше, чем потребляет весь Нью-Йорк с пригородами. Я начинаю сомневаться, что вся затея имела смысл. Где главный инженер?

-- Как обычно, у себя, -- ответила девушка, погрустнев. -- Простите, мистер Стивенс. Мне остановить вечеринку?

-- Остановить первую вечеринку в космосе? Наоборот, я хочу, чтобы здесь началось настоящее безумие! О, неплохой костюм у девушки с фиолетовыми волосами -- вылитая Фэй Валентайн. Веселитесь, пираты! Мы с мистером Хоу пока осмотрим корабль.