У вас есть право на анонимность. Часть 2. Законодательство против анонимности

У вас есть право на анонимность. Часть 2. Законодательство против анонимности

m.habrahabr.ru

Первые попытки ликвидировать анонимность в Сети на законодательном уровне в России начали появляться в 2013 году.

Так, Федеральным законом №97-ФЗ от 05.05.2014 («Закон о блогерах и организаторах распространения информации», разработан годом ранее) владельцам страничек в социальных сетях или личных сайтов с суточной аудиторией более трех тысяч пользователей было запрещено анонимное использование собственных блогов в сети. Согласно дополненной ст.10.2 Федерального закона №149-ФЗ «Об информации» лицо, признанное Роскомнадзором блогером обязано разместить на своих сайте или странице сайта в сети «Интернет» свои фамилию и инициалы, электронный адрес для направления ему юридически значимых сообщений. На текущий момент в соответствующий реестр блогеров внесено со стороны надзорного ведомства более 2000 пабликов и личных страниц во ВКонтакте, YouTube, Instagram, Facebook, Google Plus и др. Да и обычных, личных небольших сайтов тоже внесено в данные реестр nn-ое количество.

Но в этом же законе есть еще и статья про «организаторов распространения информации» — это владельцы сетевых сервисов, веб-сайтов и разработчики ПО, которых обязали ФСБ и Роскомнадзор осуществлять сбор метаданных своих пользователей (все действия и взаимодействия), их хранение и предоставление по первому требованию компетентным органам. А с 1 июля 2018 года, с момента вступления в силу «пакета Яровой» (№374-ФЗ от 06.07.2016), точнее — тех пунктов этого закона, которые касаются внедрения тотальной телефонной и интернет-слежки за гражданами, организаторы распространения информации (как и операторы связи) обязаны будут собирать, хранить и делиться со спецслужбами не только метаданными пользователей, но и всей их перепиской, звонками, осуществленным файлообменом — всем генерируемым на их площадках или через их ПО трафиком.

В данный реестр организаторов уже давно внесены практически все крупнейшие российские интернет-ресурсы и сервисы, такие как Яндекс, ВКотакте, Mail.Ru, Одноклассники, службы знакомств, различные крупные и не очень информационных ресурсы, форумы, сайты, даже такие экзотические, как страничка «Республиканского Сыктывкарского психоневрологический интерната» теперь находится под пристальным вниманием ФСБ. Не избежал сей участи и Хабрахабр, за пользователями которого одним из первых (порядковый №6) возжелали следить сотрудники спецслужб.

В 2014 году законодательство коснулось и анонимных платежей. Был принят Федеральный закон РФ от 5.05.2014 г. №110-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в части ужесточения требований к переводу электронных денежных средств». Данный закон ввел новые нормы и изменения в целый ряд Федеральных законов, обозначив предельную планку для анонимных интернет-платежей в размере 15 000 рублей.

Однако, несомненно, самый больший урон для Рунета принес принятый в 2016 году «пакет Яровой», предполагающий раскрытие всех данных пользователей (по сути — тотально всех деанонимизировать) и их электронной переписки, звонков, одним словом, всего генерируемого трафика без предварительного судебного акта, как того требуют ст.23-24 Конституции России:

Статья 23
1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.
2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.
Статья 24
1. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.
2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

А также статья ст. 13 УПК РФ, допускающая ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений только на основании судебного решения.

Согласно тексту закона, все операторы связи и организаторы распространения информации должны хранить записи звонков всех своих абонентов и содержание текстовых сообщений, включая мультимедийные вложения, в течение полугода, а информацию о сеансах связи / метаданные — в течение трех лет (для операторов связи) и одного года (для организаторов распространения информации). Содержание сообщений и метаданные компании обязаны предоставлять компетентным органам «для выполнения возложенных на эти органы задач в случаях, установленных федеральными законами». В случае если пользователи используют шифрование, организаторы распространения информация должны будут предоставить Федеральной службе безопасности ключи их расшифровки. За непредставление ключей шифрования на компании будет накладываться штраф.

Если в России до этого с анонимностью боролись на уровне отдельных поправок в действующее законодательство, то в последнее время стало очевидно, что российские власти приняли окончательное решение полностью уничтожить возможность анонимного использования Интернета. В продолжение “Доктрины информационной безопасности”, принятой еще в декабре 2016 года, Президент России в мае 2017 года подписал разработанную Советом безопасности РФ «Стратегию развития информационного общества на 2017-2030 годы». В п.34 документа указано, что для развития сети Интернет и информационной инфраструктуры РФ необходимо проводить мероприятия на международном уровне, в том числе «создать новые механизмы партнерства, призванные с участием всех институтов общества выработать систему доверия в сети Интернет, гарантирующую конфиденциальность и личную безопасность пользователей, конфиденциальность их информации и исключающую анонимность, безответственность пользователей и безнаказанность правонарушителей в сети Интернет». Очевидно, что в контексте принятой стратегии, анонимность рассматривается как порок сетевых коммуникаций, позволяющий преступникам и правонарушителям уходить от установленной законом ответственности.

Во исполнение Указа Президента в 2017-2018 году следует ожидать новых законопроектов, направленных на борьбу с анонимностью а также техническими средствами, которые обеспечивают её в цифровой среде. Впрочем, подобные предложения уже звучат из уст федеральных чиновников довольно давно, например, председателя комитета Госдумы по информационной политики и депутата Леонида Левина, советника Президента по интернету Германа Клименко. И даже был разработан ряд законопроектов, предлагающих блокировать анонимайзеры, VPN-сервисы и другие программные средства в случае их отказа сотрудничать с Роскомнадзором, а также штрафовать граждан и юр.лиц за пропаганду их использования.

А 24 мая текущего года в Госдуму депутаты трёх фракций внесли новый законопроект №184222-7 о запрете анонимности пользователей мессенджеров, предполагающий внесение соответствующих изменений в закон «Об информации». Согласно текста проекта законодательного документа, установление личности пользователя предлагается проводить по номеру сотового телефона по соглашению с операторами связи.

Помимо ограничения «анонимности» в мессенджерах, законопроект обязывает их администраторов подчиняться определенным требованиям Роскомнадзора:

«Организатор распространения информации в сети «Интернет», обеспечивающий предоставление информационно-коммуникационных сервисов обмена мгновенными сообщениями (далее – организатор обмена мгновенными сообщениями), обязан:

1) обеспечивать передачу электронных сообщений только тех пользователей сети «Интернет», которые идентифицированы в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации. Идентификация пользователей сети «Интернет» осуществляется оператором связи с использованием абонентского номера, на основании договора об идентификации, заключенного организатором обмена мгновенными сообщениями с оператором связи. Типовая форма указанного договора утверждается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации;

2) обеспечивать техническую возможность отказа пользователей от получения электронных сообщений от других пользователей;

3) обеспечивать конфиденциальность передаваемых электронных сообщений;

4) обеспечивать возможность рассылки электронных сообщений по инициативе органов государственной власти в соответствии с законодательством Российской Федерации;

5) ограничивать по требованию уполномоченного федерального органа исполнительной власти рассылку массовых электронных сообщений, а также передачу электронных сообщений, содержащих информацию, распространяемую с нарушением требований законодательства Российской Федерации;

6) предоставить уполномоченному федеральному органу исполнительной власти информацию, позволяющую операторам связи выполнить требования, установленные частью 2.1 статьи 15.4 настоящего Федерального закона».

Отказ от выполнения указанных требований может привести к блокировке мессенджера:

«В случае неисполнения организатором обмена мгновенными сообщениями требований уполномоченного федерального органа исполнительной власти об ограничении рассылки массовых электронных сообщений, ограничении рассылки сообщений не идентифицированных пользователей, ограничении публикации и (или) передачи электронных сообщений, содержащих информацию, распространяемую с нарушением требований законодательства Российской Федерации, доступ к информационным системам и (или) программам для электронных вычислительных машин, функционирование которых обеспечивается данным организатором обмена мгновенными сообщениями, до исполнения таких требований ограничивается оператором связи, оказывающим услуги по предоставлению доступа к сети «Интернет», незамедлительно на основании решения уполномоченного федерального органа исполнительной власти, принятого на основании вступившего в законную силу решения суда и полученного по системе взаимодействия».

Глава Роскомнадзора Александр Жаров вполне ожидаемо поддержал данный новый репрессивный законопроект о регулировании работы мессенджеров.

А в 2013 году запретить анонимайзеры предлагал Общественный совет при ФСБ России. Необходимость этой идеи объясняли тем, что через них пользователи могут посещать запрещенные сайты. В пример были приведены Китай и Белоруссия, где пользователи обходят блокировки с помощью таких программ.

В феврале 2016 года стало известно о том, что со стороны АЗАПИ (некоммерческое партнёрство «Ассоциация по защите авторских прав в Интернете») разработан текст законопроекта, вводящего административную ответственность за «рекламу, пропаганду или иному призывы к использованию специальных технических средств и способов, позволяющих получить беспрепятственный доступ» к заблокированным интернет-ресурсам.Как утверждает АЗАПИ, данный текст получил одобрение в рабочей группе при Роскомнадзоре. Данная организация, почему-то считая надзорное ведомство субъектом законодательной инициативы, передаст проект закона руководству РКН для внесения на рассмотрение в Госдуму РФ.

Как известно, с 2012 года Роскомнадзор ведет реестр запрещенных сайтов, тем не менее использование вышеуказанных программных средств, подменяющих IP-адрес российских пользователей, позволяет получить неограниченный доступ к запрещенным ресурсам, что и беспокоит власть и медиа-лоббистов, уповающих на антипиратский закон, который позволяет блокировать сайты навсегда.

Вторая попытка запрета анонимайзеров на территории России со стороны агрессивных медиа-лоббистов, теперь уже Медиа-коммуникационного союза была предпринята весной 2017 года. В большей степени проект закона ориентирован на анонимайзеры, прокси-серверы, VPN и поисковые службы, так как обязывает их блокировать доступ к сайтам из реестра, в противном случае они сами будут заблокированы.

Конечно, текст предлагаемых законов не вмещается ни в какие рамки конституционных норм и в принципе разумного отношения к построенной инфраструктуре Всемирной сети. Отметим, что в настоящее время использование анонимайзеров, прокси-серверов, VPN служб и TOR не запрещено законом, как и не запрещено распространять информацию об их использовании (подтверждается и позицией Роскомнадзора и позицией Минкомсвязи), однако борьба с ними неустанно ведется на уровне правоприменительной практики.

Публикации:

Часть 1. Введение и мировая практика

Часть 2. Законодательство против анонимности

Часть 3. Правоприменительная борьба с инструментами анонимности

Часть 4. (в разработке)

Часть 5. (в разработке)

Подготовлено:
Саркис Дарбинян, Артём Козлюк, Алёна Рыжикова для Центра защиты цифровых прав

Source m.habrahabr.ru