Тюменский халифат

Тюменский халифат

ИА "Стекломой": https://t.me/ia_steklomoy

Бытует мнение, что Сургут и вся Сибирь в целом – достаточно экзотическое место для проведения джихада. Густонаселенные европейские мегаполисы вроде Москвы и Санкт-Петербурга, города Северо-Кавказского федерального округа и примыкающие к ним южные регионы кажутся куда более предсказуемым местом атаки для воинов ножа и арендованного автомобиля. Но причем здесь огромная и малозаселенная Сибирь? Увы, именно регионы Сибири в перспективе будут являться наиболее частыми целями исламских радикалов.

Исторически ислам в Сибири существует еще с конца XVв., когда на обломках Золотой Орды возникло Сибирское ханство. Впрочем, то что происходит в сибирских землях сейчас никакого отношения к малочисленным и обособленным сибирским татарам-мусульманам не имеет. Определяющим событием для современного сибирского ислама стал распад СССР и формирование новой экономической модели страны – сырьевой экономики. Концентрация трудовых ресурсов в местах дислокации капитала привела к притоку как квалифицированной (нефтяники, геологи, бурильщики), так и неквалифицированный рабочей силы из регионов традиционной нефтедобычи – Азербайджан, Татарстан и Башкирия, Дагестан и Чечня, Туркменистан и др. Таким образом, в богатых углеводородами регионах Сибири в рекордно короткие сроки сложились многочисленные исламские общины. При этом в регионе вот уже больше 30 лет идет отток русского населения на запад страны. Одно только Приангарье за 4 месяца 2013 года покинуло 3,5 тысячи человек. 80% уезжающих – люди в возрасте от 20 до 30 лет.

Все это создает благодатную почву для распространения идей радикального ислама в Сибири. Одним из самых опасных сибирских регионов в этом плане по праву считается ХМАО. Ханты-Мансийский автономный округ входит в т.н. «красную зону» межэтнической напряженности.

Распределение регионов России по степени межэтнической напряженности

Выше ХМАО в списке стоят только Москва и Дагестан. По оценке экспертов, сибирский регион характеризуется крайне высокой степенью межэтнической напряженности (религиозной вражды). За последние годы в ХМАО произошел целый ряд ожесточенных межэтнических столкновений и резонансных преступлений с участием приезжих с Кавказа – чеченцев, дагестанцев, азербайджанцев. При этом в основном конфликты имеют насильственный и массовый характер. Ситуация усугубляется тем, что кризис в сфере межнациональных отношений не признается и буквально замалчивается властями региона.

Действия ваххабитского подполья ХМАО в целом соответствует методике ваххабитов Северного Кавказа: захват власти в религиозных учреждениях, убийства лидеров традиционного ислама (как правило, это те самые сибирские татары-мусульмане), распространение ваххабизма в преступной среде (ОПГ и тюрьмы) и среди молодежи (используя фактор социальной напряженности). При этом следует четко понимать, что ХМАО, где сосредоточены стратегические предприятия российского ТЭК, нефтедобывающие центры, нефтепроводы и тд. является КРАЙНЕ важным регионом для ваххабитов (и тех, кто их спонсирует), контроль над которым позволит радикальным исламистам диктовать свои условия федерального центру. Ханты-мансийский автономный округ – один из богатейших российских регионов: здесь добывают около половины всей нефти в стране, при этом, вопреки стенаниям граждан с прогрессивностью головного мозга, немало «нефтерублей» остается в регионе. Однако криминальная статистика города пестрит вопиющими случаями.

Лишь за первое полугодие 2013 года в том же Сургуте уровень преступности вырос более чем в полтора раза. За этот период в город прибыло более 26 тысяч мигрантов из кавказских регионов и стран Средней Азии, это почти 8% от общего числа жителей(!). Масла в огонь добавляет попустительская, а то и прямо вредительская политика местных властей, которые упорно не замечают проблему. Так, четыре года губернатор ХМАО Н.Комарова передала 280 квартир в новостройках "бежавшим от войны переселенцам из Чечни" (напоминаем, что режим КТО в Чечне был отменен еще в 2009 году). При этом в ХМАО на 2013г. насчитывалось около 30 тысяч(!) граждан, проживающих в аварийном жилье (включая неотапливаемые бараки). Разумеется, факт того, что муж губернатора Комаровой - чеченский «бизнесмен», является чистым совпадением, а то и мистикой.

Кроме того, по распоряжению губернатора ХМАО в регионе создан «дагестанский ОМОН» - мобильные группы для разрешения межэтнических и межконфессиональных конфликтов. В каждой такой группе работают по три-четыре спортсмена. С благословения губернатора в округе появились ЛЕГАЛЬНЫЕ этнические силы правопорядка, действующие по закону шариата, а не по закону Российской Федерации. Повторимся, это не Республика Дагестан, это сибирский регион. Помните драматичные репортажики нашего киселев-ТВ про «шариатские патрули» в Лондоне? Так вот, Ханты-Мансийск – це Лондон. На этом фоне в ХМАО и частично ЯНАО растет влияние криминализированных кавказских диаспор, которые не только успешно вытесняют русскоязычное население, но и вступают в жестокие конфликты с мигрантами-азиатами.

Соборная мечеть им. Умара ибн аль-Хаттаба, г.Тюмень

Самый известный радикальный исламский проект в Сибири носит название «Тюменский халифат», активно ведущего свою деятельность с начала нулевых. В основе концепции «Халифата Тюмения» лежит право исламистов на все подземные богатства края, которое им даровано Аллахом (кроме шуток). Проповедники ваххабизма учат, что земли ХМАО, ЯНАО, Коми и Тюменской области должны стать основой для нового исламского государства. Так как территория будущего «Халифата Тюмения» будет включать в себя богатейшие запасы углеводородов, то, как следствие, его быстро признают все страны мира.

О «Тюменском халифате» широкая общественность узнала после событий в ХМАО в мае 2013 года. Тогда в пригороде Сургута местный ОМОН остановил автоколонну лиц кавказской национальности из 160 машин, многие из которых были вооружены стрелковым оружием. Задержанные участники «автопробега» заявили, что «ехали в детский дом поздравить сирот с Пасхой»(!). Инцидент вызвал широкую дискуссию в региональных СМИ, в ходе которой стало ясно, что исламизация нефтегазовых регионов страны приняла пугающие масштабы.

В общем и целом, распространение ваххабизма является тем самым «неучтенным фактором», который превращает стабильную в социальном и экономическом отношении Тюменскую область и другие регионы Сибири в зону риска для национальной безопасности всей нашей страны. Поэтому, когда вам будут рассказывать про «сумасшедших» одиночек, действия которых носят единичный характер и не являются определяющими для всего региона, можете смело смеяться собеседнику в лицо (если, конечно, у собеседника нет в руках ножа и он не обмотан поясом шахида). Ваххабизм в Сибири насчитывает десятки тысяч сторонников, подавляющая часть которых негласно или даже открыто одобряет деятельность того же ИГ. И перспективы уничтожения ИГ в Сирии могут вызвать настоящий социальный взрыв со всеми вытекающими последствиями.