"Торгаши и герои": борьба за мировоззрение

"Торгаши и герои": борьба за мировоззрение

Екатерина Здобнова

Что лежит в основе немецкого милитаризма? Какие были культурные предпосылки начала Первой мировой войны? Что значит "быть немцем" и что такое "немецкий дух"? Предлагаю вам прочитать, как на эти вопросы отвечает социолог и философ начала 20 в. Вернер Зомбарт. Его "Торгаши и герои" (1915) — это книга немца для немцев. Торгаши — англичане, герои — немцы. Но глобальная идея Зомбарта состоит в том, что от исхода Великой войны зависит образ европейского будущего: торгашеский или героический.

Помочь осознанию [противоречия] должна эта книга, в которой я хочу просто описать сначала английский, а потом немецкий дух, чтобы затем сопоставить их друг с другом и показать немецкому читателю (а для другого я и не пишу) несравненное превосходство немецкого духа, чтобы ему, читателю, вновь стало отрадно сознавать себя немцем.

Два полюса мировоззрения:

Для Англии противостояние с Германией во время Первой мировой это борьба цивилизации и варварства. Варвары — это немцы, которые разрушают библиотеки и древние соборы на захваченных территориях, которые ни во что не ставят интересы других стран и международное право в целом (нарушение нейтралитета Бельгии).

Для Германии это борьба не цивилизации и варварства, а цивилизации и культуры. Цивилизация есть финальная стадия культуры, вырождение культуры, бесславная смерть свободного творчества, полёта мысли и духа, где в сухом остатке — банальное удовлетворение естественных потребностей человека. Пример: Древний Рим был очень развит технически, но народ просил "хлеба и зрелищ" — такова цивилизация. А немцы выступают за всё самое лучшее и духовное, имя которому — культура.

Разрушенный Реймсский собор во Франции после Первой мировой войны, 1919 (слева) Колизей (справа)

По Зомбарту: "Цивилизация vs Культура" как "Торгаши vs Герои"

Мировоззрением обладает прежде всего отдельный человек, и потому торгашеские и героические души обитают рядом в одном народе, в одном городе. Но я говорю, что в народе идет война мировоззрений и что торгаши и герои тут противоборствуют. Сообразно этому мы могли бы и целые народы охарактеризовать в том или в другом смысле. Это мы и делаем, когда стремимся постичь душу народа, его дух и его суть. [...] Эта народная душа заявляет о себе в тысяче особенных черт народа и у каждого народа неизбежно распознается по-разному: в его философии и искусстве, в его государственном устройстве и политике, в его нравах и привычках.

Почему англичане — торгаши?

1. Из-за безмерной духовной ограниченности этого народа. То, чем занимаются превосходные экономисты, в Англии кощунственно называют философией. Всё мышление англичан направлено на практические цели: научные плоды и открытия подобны поручителям, которые подтверждают истинность философии:

Герберт Спенсер вел когда-то спор со своим более глубокомысленным, но потому и далеко не столь известным соотечественником Мэтью Арнолдом, утверждавшим: Англия — страна, бедная на идеи. На что Спенсер со всей серьезностью возражал: это не так, поскольку именно «английский дух» за последние годы 1) организовал водоснабжение Амстердама, 2) провел канализацию в Неаполе и поскольку 3) Continental Gas Co. снабжает газом все прочие страны.

2. Из-за тяги к телесным удобствам, материальному благополучию, комфорту:

Один венецианец, посетивший Англию в XVI веке и оставивший широко известные путевые заметки, повествует нам об англичанах: «Даже когда война неистовствует с небывалой силой, они хотят сытно есть и располагать всеми прочими удобствами». А один голландец идет в своем суждении столь далеко, что называет англичан лентяями, тяжелыми на подъем: они жили в комфорте, как испанцы (!), всю тяжелую, утомительную работу они предоставляли выполнять иноземцам.

3. Из-за стяжательства ("С народом английским нельзя учинить никакой несправедливости, которая не могла бы быть заглажена с помощью денег")

4. И чванства ("Как жаль, что он не англичанин!", "Англичане слишком много воображают о себе и плодах своего труда; они даже не думают, что кроме них существуют и другие люди, и что в мире есть еще кое-что кроме Англии")

Торгаш воспринимает жизнь как множество торговых сделок, которые он заключает с судьбой, с добрым боженькой (на религии торгашеский дух тоже накладывает свой отпечаток) или с окружающими его людьми, по отдельности или в целом (например, с государством). Выгода здесь состоит в получении материальных благ, которые должны сделать человеческое существование более приятным.

У торгашей всё крутится вокруг коммерческих интересов. В результате сложно не заметить, насколько массивна английская народная душа, насколько она однородна. Чувства и мысли высших слоёв созвучны низшим. И это состояние возникло не потому, что столь возвысились низшие слои. Наоборот, это высоты выветривались до тех пор, пока не сравнялись с низинами.

Философы_они_же_экономисты Англии: Фрэнсис Бэкон (1561–1626), Томас Гоббс (1588–1679), Джон Локк (1632–1704), Герберт Спенсер (1820–1903)

Почему немцы — герои?

1. Ницше видел характерную черту немцев в том, что они никогда не перестают задумываться над вопросом: «Что значит быть немцем?»

Вечная изменчивость, постоянное стремление стать иным, из-за чего немец никогда уже не есть, но всегда находится в становлении, [...] бездна индивидуальности, выражаясь образным языком романтиков.

2. Потому что они единодушно отвергают всё, что хотя бы издали напоминает английское и, шире, западноевропейское мироощущение ("идеал мелких лавочников", утилитаризм, философию выгоды, счастья и наслаждения).

3. Потому что считают, что низшая жизнь — чувственная, а высшая — духовная. Первая разъединяет людей, вторая — объединяет. И на этом строится великая немецкая философия.

Подлинно великое достижение немецкой философии — и только немецкой — состоит в том, что она поставила себе задачей силою разума свить такую нить, которая от нашей жизни на этой Земле вела бы в строгую тишину того духовного царства, откуда мы пришли и куда возвращаемся; в том ,что она отыскала сверхъчувственное в самом разуме и тем самым впервые сделалась собственно философией.

4. Потому что ставят долг превыше всего. Жизнь отдельного человека — ничто, предназначение немцев заключается в заботе о великом целом.

Жертвой оканчивается судьба человека: выполнение его собственной задачи, в результате чего он перерастает пределы своей телесности и воссоединяется с царством духов, возвращается к своей Родине.
В немецком языке одно слово заключает в себе смысл всех наших стремлений, всего нашего мышления и поэзии: «задача» (Aufgabe). Пока мы живы, мы должны выполнять некую задачу, задачу, которая растворяется в тысяче повседневных задач.

5. Потому что немцы отдают себя в деятельной жизни, в ходе выполнения бесчисленных задач, и именно такое понимание мира называется героическим. Быть немцем — значит быть воителем.

Философы и мыслители Германии: Иоган Фихте (1762–1814), Георг Гегель (1770–1831), Фридрих ицше (1844–1900), Вернер Зомбарт (1863–1941)

С Зомбартом можно спорить, с ним можно не соглашаться. Но несложно понять, какой идеал восторжествовал в нашем обществе.

Английская и немецкая "идеи государства": почва для тоталитаризма

Государство для англичан — это общественный договор, который помогает более удобно и эффективно распределять блага между индивидами. Государство — это само общество.

Немцы же придерживаются этатистской концепции, где государство — это главная ценность общества, а потому государство не равно обществу, оно больше, чем сумма его граждан. Причём государство социальное, с сильной армией, где ценности долга и самопожертвования на первом плане, а индивидуализм — на втором. Добавьте к этой идее фигуру вождя — вот формула авторитарного государства.

Впрочем, Зомбарт не ставит вопрос, можно ли сделать героический идеал международно-привлекательным. Возможно, понимая очевидность ответа. "Хочешь ездить на мерседесе? Красиво одеваться? Есть деликатесы? Конечно хочу! А хочешь быть героем, жертвовать собой, недоедать последний кусок хлеба ради общего блага? Нет уж, спасибо, пусть кто-нибудь другой".

Но проблема ещё и в том, что героический идеал немцев неотделим от понятия отечества. А если героический идеал установлен для всего мира, то кто в этом мире главный? Родина-то по определению одна. Ведь если "моя родина — весь мир", значит "моя родина там, где мне удобнее". Идея встать во главе Европы отсюда вытекает вполне логично. Вы тоже уже видите Гитлера на горизонте?