Тонкое искусство пофигизма

Тонкое искусство пофигизма

https://t.me/i_chtets


Автор: Марк Мэнсон

Книга: Тонкое искусство пофигизма

Введение

Первая из тонкостей «Тонкого искусства пофигизма» — название, заманивающее читателя надеждой на модный трёп в духе «плевать на проблемы и на мнение окружающих, каждый из нас суперклевый, знай себе живи и получай удовольствие». А пока читатель сообразит, что вернее было бы назвать эту книгу «Научись отличать истинные ценности, выкинь из головы глянцевое дерьмо про свою уникальность и право наслаждаться жизнью, принимай ответственность, радуйся урокам, извлекаемым из неудач и боли, и помни — человек смертен» (можно короче, да только нежнее от этого не станет) — он уже вполне во власти Марка Мэнсона, его грубой прямоты, искренности и жизненного опыта, и жаждет усвоить обещанный в подзаголовке «парадоксальный способ жить счастливо».

Тонкое искусство пофигизма действительно очень тонко — автор вовсе не призывает плевать на все подряд, однако настойчиво советует регулярно пересматривать те ценности и критерии, исходя из которых мы ставим себе цели, выстраиваем отношения, считаем себя неудачниками или молодцами, и собственные убеждения, поскольку среди них при внимательном рассмотрении окажется немало стереотипов. Тонкое искусство заключается в том, чтобы отделять подлинное от подмены, правильное лично для меня от навязанного «общепринятого», удовольствие от счастья.

Написанная в жанре «селф-хелп» книга, с привычной апелляцией к духовному росту, внутренним ценностям, преодолению страха, — вызов современному миру потребления. Автор ухитряется постоянно сбивать читателя с толку сочетанием возвышенных мыслей и техасской грубой речи и парадоксами, которые расцветают на месте, казалось бы, очевидных истин и заставляют нас действительно увидеть очевидное. 

В традиционной системе морали принципы Мэнсона более чем знакомы: возьми на себя ответственность за свою жизнь, будь собой, развивай внутренние ценности. Личный опыт автора, который мог бы показаться неубедительным в книге, где на каждой странице нам твердят: «Ценности у каждого свои и свой опыт нельзя возводить в абсолют», оказывается неожиданно внятным и полезным читателю, потому что Марк владеет редким искусством передавать не итог, но процесс. Он сосредотачивает внимание не на том, как в итоге он добился успеха, а на двух — или восьми! — годах, когда пребывал в отчаянии, пересматривал свои ценности, преодолевал себя. 

Именно в этом главная мысль книги: погоня за счастьем делает нас несчастными; смысл жизни — процесс, а не итог — процесс роста, пересмотра ценностей, отказа от эгоцентризма. Рост происходит через боль, и эта боль и даже страх смерти — благо.

 

1. Стремление к счастью

1.1. Многие беды современного мира проистекают из раздутого пункта Декларации независимости о праве на стремление к счастью. Прежде всего это право превратили в обязанность, и каждый человек зацикливается на сверхожиданиях — он должен быть успешен, богат, знаменит, сексуален, — он должен быть более успешен, чем другие. Внутренние индивидуальные ценности подменяются внешними целями.


1.2. Настрой на позитив запрещает нам признавать свои неудачи и беды, а значит, и что-либо в себе менять. «Эго» остается неприкосновенным во всем своем величии и праве на всеобщее внимание. Нужно лишь поднажать, чтобы у тебя все было круче, лучше, больше, чем у других.

Человеку, задумывающемуся, стоит ли гробить жизнь ради карьеры, позитивный настрой велит посмотреть на себя в зеркало, увидеть там крутого мужика и купить дорогущую тачку. 


1.3. Таким образом, настрой на позитив подогревает именно это вечное стремление к счастью. Человек не может остановиться и подумать, надо ли ему это. Он не может принять неудачу как знак, что шел не в ту сторону. Нет, еще поднажми. Позитив умножает наши заботы, тонкое искусство пофигизма — избавляет от ненужных забот. Волноваться стоит лишь о подлинном, важном, дорогом именно тебе.


1.4. Закон обратного усилия (Алан Уотс): чем сильнее стремитесь что-то получить, тем меньше у вас шансов и тем больнее неудача. Другой философ, Альбер Камю, предупредил: гоняясь за элементами счастья, никогда не станешь счастливым, и не начнешь жить, пока ищешь смысл жизни.


1.5. Стигматизация негативного опыта порождает порочный круг. 

Стигматизация — присвоение характеристик на основе внешних признаков, клеймение.

Если человек считает, что тревога — плохой признак, то, заметив у себя симптомы тревоги, он тревожится уже из-за этого и чувствует себя законченным неудачником, раз не сумел подавить в себе досаду на неудачу. 

Вот где спасителен пофигизм. Да, вам хреново. И в мире полно дерьма. Стало легче?


1.6. А если наплевать не получается, вспомните: все мы смертны. Ну и какое значение будет спустя полвека иметь эта крутая тачка или ваша сексуальность и даже просветление?


1.7. Три тонкости искусства пофигизма:

• Пофигизм — не безразличие. Пофигисту наплевать на то, из-за чего люди убиваются «в погоне за счастьем». Но чтобы наплевать на это, необходимо иметь другое, на что не наплевать.

Не наплевать на свои ценности. Наплевать на ценности, навязанные потреблением и позитивом. Наплевать на неудачи. Наплевать на чужое мнение.

От дерьма не укрыться. Выберите себе дерьмо по вкусу. Говоря красиво: свои битвы.

• Чтобы не переживать о ерунде, нужно иметь более важные заботы.

Когда человеку нечем заняться, он ругается из-за очереди в кассу.

• От нас зависит выбор: из-за чего волноваться.

В детстве и юности мы зависим от людей и переживаем из-за всего подряд. Зрелость (если она наступит в инфантильном мире сплошного позитива) приносит знание, кто мы — каковы наши силы и слабости — и на что наплевать.


1.8. Жизнь состоит из проблем. Если отрицать проблемы или прятаться от них, счастья не видать. Если счесть свои проблемы нерешаемыми, остается только жалеть себя. Счастье — процесс решения проблем. Этот процесс всегда порождает новые проблемы, но хорошие проблемы отличаются от плохих тем, что вы их выбираете. Счастье определяется свободой выбора.

Молодой Марк считал себя непривлекательным задохликом. До тех пор, пока он жалел себя, винил женскую требовательность или пытался внушать себе позитивный настрой перед зеркалом (то есть попросту отрицал проблему), он был несчастен. Когда он выбрал другую проблему — физическую усталость, боль в мышцах, потраченное время — и пошел в спортзал, он обрел счастье (не потому, что сделался красавцем и все дамы пали к его ногам, а потому, что сам выбрал себе проблему).


1.9. Неудачи, разочарования, боль — необходимые элементы жизни (и счастья). Не волнуйтесь из-за того, что они есть в вашей жизни. Страдание — важный механизм выживания. И негативные эмоции — также встроенный в нас эволюцией механизм выживания. Это сигнал, указывающий на наличие проблемы.



2. Положительная сторона негативных эмоций

2.1. Пофигизм может показаться схожим с установкой на позитив, ведь он тоже видит «хорошее в плохом». Существенная разница заключается в том, что пофигизм, по версии Мэнсона, не призывает искать позитив в ситуации неудачи или разочарования, но учит видеть пользу от негативных эмоций, то есть от переживания этих ситуаций. Всматриваясь в свои негативные эмоции, мы осознаем свои ценности, корректируем их, начинаем расти. Без боли, которую причиняют нам негативные эмоции, рост невозможен.

2.2. Кардинальная проблема современного человека — неумение понять себя. По большей части курсы «самопознания» и «самосовершенствования» усугубляют эту проблему. Чтобы познать себя, нужно снимать множество слоев, повторно задавая одни и те же вопросы. Прежде всего: «Что я сейчас чувствую?»  

Выявить негативную эмоцию непросто, ведь нас настраивали на позитив, и многим людям трудно даже признаться в том, что они чувствуют обиду, разочарование или гнев — это все равно что признать себя неудачником. Часто мы подменяем «плохие» эмоции теми, которые представляют нас в лучшем свете.


2.3. Когда эмоция — огорчение, гнев, недовольство собой — будет правильно названа, надо задать вопрос об источнике эмоции, а когда будет установлен источник — спросить себя, почему эта ситуация вызывает именно такие эмоции, то есть исходя из каких ценностей и критериев я определяю ее как негативную. 

Основатель стартапа диагностирует у себя разочарование, ощущение неудачи. Откуда это чувство? Прибыль компании оказалась ниже, чем он ожидал, судя по чужим историям успеха. То есть критерий успеха у него, по всей вероятности, неверный: прибыль, а не качество или новизна продукта, собственный интерес к делу, приносимая людям польза и т. д. Кроме того, относительный критерий — сравнение с чужим успехом — опасен, он уводит от индивидуальной оценки и от того, что нам подконтрольно. Ценность, лежащая в основе его эмоции — успех, и эта ценность также может быть пересмотрена. Возможно, ценностью должен быть не успех, а возможность реализоваться. А может быть, приоритетом и вовсе должны стать отношения с людьми, время, потраченное на семью, научный поиск и т. д.


2.4. Основные проблемы с нашими ценностями и критериями:

• Мы толком не осознаем, к каким ценностям стремимся.

• Мы не понимаем, по каким критериям судим о своем (не)успехе.

• Наши ценности не являются нашими (мы хотим «как у всех», «чего все хотят»).

• Наши критерии не абсолютны и не индивидуальны, мы не столько оцениваем свою ситуацию, сколько сравниваем себя с другими людьми.

• Наши ценности и критерии находятся за пределами нашего контроля, то есть мы в любой момент оказываемся неудачниками «по независящим от нас причинам».

Обнаружив у себя «негативную эмоцию», нужно доискаться до источника, осознать свои ценности и критерии, откорректировать ценности, перейдя от «общепринятых» к личным, и критерии — от сравнительных к абсолютным.


2.5. Одна и та же ситуация может восприниматься как позитивная или негативная в зависимости от наших ценностей и критериев, по которым мы себя оцениваем. Проблемы неизбежны, но смысл проблемы можно контролировать и корректировать. Многие проблемы проистекают из неверных ценностей — я хочу быть тем, кем мне вовсе не нужно быть, я хочу иметь то, что не делает меня счастливым — и чувствую себя неудачником, если не могу достичь желаемого. Пока не пойму: к этой цели мне как раз и не нужно стремиться. Неверная ценностная установка усугубляется сравнением.

Мэнсон приводит подлинные истории двух музыкантов: обоих выгнали из группы в тот самый момент, когда группа начала восхождение. Первый создал собственную преуспевающую группу и всю жизнь чувствовал себя несчастным, потому что, заработав миллионы, все же не превзошел своих «врагов». Второй достиг немногого, зато обзавелся семьей, домом, проводил досуг с детьми и с друзьями — и был полностью удовлетворен.


2.6. Большая часть ложных ценностей внушена нам современным миром.

• Удовольствие. Рекламируется как источник счастья, как то, чего мы «достойны»; в разных формах (алкоголь, секс, шопинг) используется как анальгетик. Но удовольствие — побочный продукт счастья, а не его источник. Закон обратного усилия напоминает, что погоня за удовольствием или требование ежеминутно наслаждаться — верный способ лишиться удовольствия. А уж когда удовольствием глушат боль неудач, то лишают себя верного способа обрести ценности и вырасти.

• Деньги. Конечно, живущему в бедности материальная обеспеченность не помешала бы. Но в странах первого мира лишний миллион не прибавляет счастья — зато плодит зависть, побуждает работать на износ, подменяя человеческие ценности статусными. 

• Постоянная правота. Во-первых, человеку свойственно ошибаться, и стремясь быть всегда правым, вы будете сами себя обманывать и на это тратить все силы. Во-вторых, это ложная потребность в превосходстве над другими людьми. И наконец, кто всегда прав, тот перестает расти.

• Позитивный настрой. Да, нас этому учат. Провалы, предательство близких, утраты — во всем-де есть хорошая сторона. Но на самом деле негативные эмоции — это здоровая реакция. Прятаться от проблем, маниакально бодриться, когда тебе плохо — и не расти, ведь человек растет только через боль, — вот и весь позитивный настрой. 

Цепляясь за позитив, мы отрицаем проблемы, а тем самым лишаем себя подлинного счастья — решить проблему, преодолеть трудности.

Десерт — удовольствие, а час в спортзале, эта боль и усталость — счастье. Дорогая покупка — удовольствие, а стартап, поглощающий все ваше время и грозящий разорением — счастье. И мало кто согласится променять счастье родительства на беззаботную гульбу — хотя от ребенка много проблем и очень мало «удовольствия». 

Негативные эмоции указывают либо на то, что нам не удается реализовать свои ценности, либо на то, что мы выбрали неверные ценности. 


2.7. Правильные ценности основаны на реальности, социально конструктивны и поддаются контролю. Если какое-то из этих условий отсутствует, ценность — ложная.

Популярность — ложная ценность, поскольку не поддается контролю, не соотносится с реальностью (не связана с реальными качествами человека) и ничего не дает обществу. К дурным ценностям относятся власть ради власти (основанная на манипуляции или насилии), секс ради секса, постоянная правота и постоянный позитив, богатство ради богатства.

Ложные ценности — абсолютизация чего-то, самого по себе хорошего. Секс, правота, популярность, деньги вовсе не плохи — пока не становятся самоцелью. Обычно ложные ценности зависят от внешних условий, и чтобы достичь их, приходится пускать в ход дурные средства.


2.8. Призывая отказаться от ложных ценностей правоты, позитива и статуса, пофигизм предлагает взамен трудные и недооцененные ценности ответственности, неуверенности, боли, самоограничения и человеческой смертности.

 

3. Ответственность: выбор и контроль

3.1. Ответственность лежит в основе всех ценностей, поскольку истинные ценности поддаются контролю. Если мы утверждаем, что некая ценность нам неподконтрольна, тем самым свидетельствуем, что эта ценность не является истинной (или нашей). Из чего следует: нужно взять на себя ответственность за свои проблемы. Люди часто уклоняются от ответственности, путая ее с виной. На самом деле проблема может возникнуть не по вашей вине, но вы отвечаете за то, что вы с ней или из нее сделаете. 

Даже в таких экстремальных ситуациях, как врожденная инвалидность, когда человек никак не может быть «виноват», если он принимает ответственность за свою жизнь, он может быть счастлив (а также знаменит и помочь многим людям), как Ник Вуйчич. 


3.2. Человек не виноват в том, что родился с заболеванием, что у него было тяжелое детство, он принадлежит к угнетаемому меньшинству, попал в аварию, подвергся нападению, живет в бедной стране с плохим правительством. Но современная мода на позицию жертвы поощряет перекладывание вины, и существенную роль здесь играют социальные сети. Это приносит облегчение и укрепляет чувство своей правоты. 

Журналист Райан Холлидей создал термин «порнография возмущения»: вместо реальных проблем СМИ вбрасывают провокационные инфоповоды, вызывая у одних читателей возмущение, а у других — вторичное возмущение, недовольство их возмущением. «Наброс дерьма на вентилятор» усиливает поляризацию в обществе и готовность к обидам.


3.3. Ответственность охватывает не внешнее (которое от нас не зависит), а то, что зависит от наси что только и можно считать истинной ценностью. Мы несем ответственность за свой выбор — как отнестись к ситуации и что делать. Выбор и ответственность взаимно подразумевают друг друга: мы ответственны только за то, что выбрали сами, и если принимаем ответственность, значит, обладаем свободой выбора.

Выбор труден, но доставляет истинное счастье. Без свободного выбора любая, самая объективно полезная и разумная вещь утрачивает для нас привлекательность. Тот самый ребенок, который рыдает над заданием по математике, увлеченно решает головоломки в компьютерной игре. Занятия спортом, отношения, работа — все это наш выбор (а если не наш, то можно не рассчитывать ни на успех, ни на счастье).

3.4. Зачастую отличие хорошей проблемы от плохой сводится лишь к выбору: хорошую проблему мы выбираем себе сами, а плохая нам навязана извне.


3.5. Осознание своей ответственности за отношение к ситуации и выбор пугает: человек понимает, что многие его ценности были ложными, он строил неверные отношения с людьми и с миром, надо жить по-другому — но как измениться? Как научиться выбору?

Ответ прост, потому что на самом деле мы ежеминутно делаем выбор — о чем заботиться и к чему стремиться. Надо всего лишь изменить объект забот. Ответ сложен, потому что меняя объект забот, то есть систему ценностей, отказываясь от того, чем еще только вчера дорожили, мы непременно почувствуем себя неудачниками (зачем потратили столько времени зря?), будем терять друзей и наживем ссоры в семье, лишимся уверенности в себе (если прежние ценности оказались ложными, вдруг и новые тоже не те?). Такая дезориентация очень болезненна, тем более что мы привыкли считать уверенность в себе одной из ценностей. Оказывается, неуверенность — еще одна парадоксальная ценность пофигизма.



4. Отказ от уверенности

4.1. Со времен Просвещения людей приучают верить в себя. Без веры в себя якобы невозможен успех. И даже те ценности, которые признают пофигисты — самореализация, например, — как же без веры в себя? Беда в том, что вера в себя, умение прислушиваться к себе совсем не тождественны постоянной правоте.


4.2. Наши представления вполне могут быть ошибочными (и не всегда они наши). Разум человека склонен искать во всем смысл и систему, а потому дополняет увиденное или запомнившееся деталями, достраивая картину, и подгоняет факты под теорию. 

Несколько веков назад считали, что Солнце вращается вокруг Земли, и верили в пользу кровопусканий. Какие из наших истин покажутся столь же странными век спустя? 


4.3. Один из самых опасных трюков разума — ошибка предвзятости: факты окрашиваются текущей точкой зрения. Проще думать, что наши убеждения и отношения «всегда» были такими. Если прошлый опыт и настоящее вступают в противоречие, наш мозг порождает ложные воспоминания, чтобы удержать найденный смысл.  

Муж забыл выполнить поручение. В зависимости от семейной динамики это трактуется как «эгоист совершенно не думает обо мне и детях» или как «беднягу замучил начальник, ведь обычно он все для нас делает».

Общество навязывает нам определенную систему представлений и даже воспоминаний: очередной флешмоб побуждает «вспомнить» пережитое насилие. 


4.4. Жизнь — процесс роста, мы переходим от неправильного к менее неправильному. Рост осуществляется через боль. Негативные эмоции побуждают нас пересмотреть свои ценности, взять на себя ответственность, отказаться от правоты, что-то менять. Это похоже на научный поиск: истину в последней инстанции мы не обретем никогда. Наши ценности не абсолютны, их можно сравнить с гипотезами, а выбор — с экспериментом, однако если в науке мы приходим к общим выводам, то в жизни — к личному итогу.

Мы с детства усваиваем: «жизнь устроена определенным образом» — и дальше это влияет на наши ценности и наш выбор. Если женщина убеждена, что главная ценность — удачно выйти замуж, а замуж берут только с определенными внешними данными, лишиться этих убеждений будет очень мучительно, но только это даст ей свободу. Если мужчина убежден, что счастье — в карьерном росте и для этого надо круглосуточно пахать, его ждет боль утраченных отношений — тогда он, возможно, пересмотрит свои ценности.


4.5. Закон обратного усилия срабатывает и здесь: погоня за уверенностью загоняет нас в неуверенность и отчаяние, открывшись же своему незнанию, мы приобретаем по крайней мере одну уверенность: в том, что не можем быть ни в чем уверены. Заодно приобретаем смирение, отказываемся от стереотипов, перестаем осуждать себя и других. Другие люди имеют полное право быть «не такими», ведь и сами мы «не такие», какими были и будем.

Наши ценности не абсолютны, не идеальны и не окончательны. Когда я осознаю это, вместо вины и самоосуждения появляется свобода выбора — пересмотреть ценности и понять, что лично мне дороже не успех в работе, а путешествия. 


4.6. Неуверенность — первый шаг к росту. Мы не обретем новых ценностей, пока не усомнимся в нынешних, и не обретем свободу, пока не поймем, что можем заблуждаться относительно давшихся нам так дорого ценностей. Это больно, потому что сомнения в своей правоте и ценностях подрывают ревностно охраняемую идентичность.

Закон Мэнсона: чем сильнее что-то угрожает вашей идентичности, тем отчаяннее вы этому сопротивляетесь.

Идентичности угрожают не только неудачи. Если на человека, привыкшего считать себя неприхотливым трудягой, свалятся деньги, обеспечивающие роскошь и досуг, ему грозит не меньшая ломка, чем если бы пришлось усомниться в своей добросовестности.


4.7. Методики, призывающие «искать себя» и «познавать себя» опасны именно тем, что закрепляют с трудом обретенное и довольно узкое определение себя. Нельзя застывать в какой-то раз и навсегда принятой роли — поиск и борьба с собой продолжаются всю жизнь. Пофигизм призывает отрешиться от образа своего «я», от привычного «рассказа о себе». 

Образ самоотверженной жены мешает задуматься, нужно ли вообще спасать брак. Привычка быть тусовщиком душит мечту о семье. «Познав себя» как непризнанного творца, человек не решится вынести свои творения на публику — и неуспех, и успех равно болезненны, поскольку разрушают узкую и хрупкую идентичность «неизвестного миру».


4.8. В наших проблемах нет ничего уникального — это знание освобождает. Вера в свою неповторимость — как в хорошем, так и в плохом («все шишки валятся на мою голову») — нарциссизм, один из тех трюков разума, которые необходимо преодолеть. Ищите себе максимально широкое определение — «жена», «друг», «писатель» — а не «самоотверженная жена, которую никто не ценит», «друг, способный развеселить мертвую компанию», «автор таких-то шедевров». Чем шире определение, тем легче его корректировать, а вера в свою уникальность превращается в такой же наркотик, как обида.

4.9. Проверяйте свою уверенность, задавая себе вопросы:

• А вдруг я ошибаюсь?

• Какова природа моей ошибки и что она говорит обо мне?

• Признание моей неправоты усугубит проблемы — или отчасти их снимет?

Эти вопросы коррелируют с критериями истинных ценностях.



5. Принимаю тебя, неудача

5.1. Основной урок пофигизма: неудача — шанс обрести истинные ценности. Мы живем в обществе, настроенном на «глянцевый» успех — при этом упускается из виду, что успех — плод тысячи неудач. 

Не обращаясь к хрестоматийным примерам лампочки Эдисона, для изобретения которой понадобились тысячи экспериментов, достаточно взглянуть на то, как малыш учится ходить. Сколько бы раз ни падал, он не скажет: «Нет, прямохождение — не для меня».


5.2. Чтобы извлечь смысл из неудачи, нужно задать себе вопросы:

• Истинны ли мои ценности? 

• Истинны ли критерии, по которым я оцениваю свой прогресс? 

Если ответ отрицательный, то неудача — неудача лишь с точки зрения ложных ценностей или неточных критериев, их-то и надо корректировать. Если же ответ положительный, то неудача побуждает пересмотреть свои убеждения, сделать выбор и — продолжать процесс.

5.3. Погоня за целями, которые лежат вне нашего контроля, лишь истерзает тревогой. Как и погоня за вполне достойными целями, если мы рассчитываем «достичь и успокоиться». Истинные ценности — не итог, а часть процесса.

Хорошие ценности — внутренние, подконтрольные человеку, то есть вопрос выбора. Но выбор не однократен. Если человек реализуется в творчестве, ценность не в том, чтобы достичь вершины, а дальше халтурить, — на каждом этапе снова выбирается реализация. 


5.4. В жизни нам встречается нечто потяжелее неудачи — страдание, утраты. От боли нельзя прятаться, нельзя глушить ее наркотиком обиды, перекладывания вины. Прежде всего нужно взять на себя ответственность — не за причину боли, но за свою позицию по отношению к ней и свой выбор. Даже трагедия — урок, если мы примем страдание как часть роста, а не как бессмысленное наказание.

Страдания — урок, утверждал отец древнегреческой трагедии Эсхил. Через боль человек приходит к познанию себя, своего места на земле, своей ответственности.


5.5. С новыми ценностями приходит и новая боль. Что делать с болью? Принять ее, дорожить ею, извлекать урок и расти — и действовать, невзирая на боль. Одна из проблем боли — страх и оцепенение. Человек бездействует, потому что боится еще большей боли.

Опыт молодого Мэнсона: оставшись после института безработным, он пересмотрел свои ценности и понял, что хочет работать самостоятельно вне чужой системы. Но действовать в соответствии с этими ценностями и критериями — создать свой сайт — ему мешал страх боли и «отсутствие вдохновения», пока он не вспомнил совет школьного учителя математики: «Если не знаете, как решать задачу, делайте хоть что-нибудь».


5.6. «Делать что-нибудь» — ключ к восстановлению мотивации. Если основной критерий успеха — сделать сегодня что-нибудь, неудача утратит свою власть над вами. Вы не только одолеете прокрастинацию — вы обретете новые ценности (ценность своего выбора на каждый день, возможность пересматривать свои убеждения и корректировать путь). 

Действие — не только следствие мотивации, но и ее источник. В непрерывном цикле «вдохновение — мотивация — действие — вдохновение» начать можно с любого места.

 

6. Свобода и смерть

6.1. Еще один обман современного общества — «свобода». Стремление к счастью понимается как отказ ограничивать себя, как «право» получать еще и еще. Но смысла в этом нет, и счастья очень мало. 

Избыток возможностей превращает в мучение даже шоппинг. А как выбрать работу, место жительства, жену — ведь для этого надо отказаться от всех иных вариантов?


6.2. «Стремление к счастью» делает человека несчастным, не давая остановиться на каком-то выборе. Но добавить еще что-то к изобилию — повидать сотую страну, переспать с сотой женщиной, купить еще виллу — не значит стать счастливее. Настает пора радикального самоограничения — одна жена, одна страна, одно дело. 

Свобода обеспечивается верностью своему выбору. Мы отказываемся от лишнего — и наши шансы достичь истинных личных ценностей возрастают. Заодно мы избавляемся от страха упустить более выгодный вариант: если нашел хорошее именно для себя, зачем же упускать его в погоне за «еще более лучшим»?


6.3. Особый случай самоограничения — отношения. Важно не только найти возлюбленных и друзей, но и отказаться от всех прочих. Только полная честность и взаимное доверие придают отношениям смысл. При этом близкие отношения следует ограничивать, не допуская перерастания в созависимость и уничтожения границ.

Проще уступать доминирующему партнеру, чтобы избежать конфликта. Проще скрывать какие-то свои грешки. Проще сказать жене, что наряд ей к лицу, чем огорчить ее, а потом еще ждать, пока она переоденется. Но эти компромиссы обеспечивают сиюминутное «удовольствие» — за счет долговременного «счастья».


6.4. И наконец, главный наш ограничитель — смерть. Человек — в отличие от животных — способен абстрагироваться и представить себя в иных ситуациях, в том числе вообразить собственную смерть. Страх перед небытием побуждает нас создавать некие «проекты бессмертия», как назвал это психолог и мыслитель Эрнест Беккер. Мы живем в вечном беспокойстве, мы подавляем друг друга своими «проектами бессмертия» и воюем из-за них, мы создаем шедевры, рожаем детей и копим для них богатства — а когда очередной «проект бессмертия» рушится, впадаем в отчаяние. 

6.5. В терминологии пофигизма «проекты бессмертия» — это «ценности». Те самые ценности, которые подлежат пересмотру. Под конец жизни Беккер пришел к выводу, что «проекты» — проблема, а не решение. Решение — в том, чтобы сжиться с неизбежностью собственной смерти: это «горькое противоядие» вернет нам свободу и позволит выбирать ценности, не руководствуясь лишь инстинктом «продлить себя» и не навязывая их миру.

С опытом смерти Марк Мэнсон столкнулся в 19 лет: его ближайший друг Джош утонул во время вечеринки, сказав перед этим: «Ищи истину самостоятельно, и там я тебя встречу». Это была шутка — пародия на глубокомысленные высказывания. Но шутка обернулась напутствием. Пройдя через депрессию и утрату смысла (если смерть так близка и внезапна, какой смысл что-либо делать), Марк внезапно понял: нет смысла горевать о смерти, если боишься жить. И если уперся в тот факт, что нет смысла что-либо делать, то и нет смысла НЕ делать. А раз мы все умрем, то можно отнестись с пофигизмом к страху, смущению и стыду, избегая неприятных ощущений, он ведь и правда в свои 19 лет еще не жил. Дальше — как в стандартной книге «селф-хелп»: тренажерный зал, отказ от травки и компьютерных игр, познавательная книга ежедневно, подготовка в университет, первые взрослые отношения. От глянцевого позитивистского настроя эту историю отличает лишь одно: в смерти и страхе не было ничего хорошего. Но они побудили на ревизию всех ценностей и отказ от ерунды.



Заключение

Раскованная книга, написанная молодым человеком, бунтующим против устоявшейся потребительской культуры, приводит нас в то место, где мы вовсе не ожидали оказаться, перелистывая первые страницы. Марк завершает свое повествование на мысе Доброй надежды, на краю света, склоняясь на бездной — принимая свою смертность.

Осмыслить свою смертность необходимо, чтобы стать истинным пофигистом — отказаться от поверхностных ценностей, от погони за деньгами и популярностью. 

Чтобы смириться со своей смертностью, нужно — опять-таки — отрешиться от раздутого я, осознать себя как часть большего, как часть процесса. Источник счастья — в чувстве принадлежности к чему-то за пределами собственной ограниченной жизни.

Эгоцентризм сосредотачивает все внимание на самом себе. Это даже приятно — кажется, будто мои страдания или мой успех уникальны и находятся в центре Вселенной. Однако эгоцентризм изолирует нас от других людей, блокируя способность слушать и сострадать. Избалованный человек, которому уже не приходится заботиться о базовых потребностях, ведет себя инфантильно: отказывается от ответственности, навязывает всем свои взгляды, готов на насилие во имя «идеалов», но обижается, если не щадят его тонкие чувства.

Иллюзия превосходства неразлучна со страхом перед неудачей. Человек смолоду не соглашается быть обыкновенным и средним, но и действовать не решается: выходит, он имеет притязания на величие, палец о палец не ударив. 

Но величие не в успехе и популярности, не в мегафантазиях, не в богатстве и не в «позитивном настрое». Величие каждого человека — перед лицом неизбежной смерти не отказываться от выбора. Не бояться. Выбирать и осуществлять свои жизненные ценности.

А все остальное, и правда, не стоит и шиша. Don’t give a f*ck.


Подписывайтесь на каналы:

  1. Чтец - Еще больше книг.
  2. Бот - Найдет нужную вам, книга в кратком содержании.