sudprecedent

sudprecedent


Билет 14

Судебный прецедент как источник международного частного права

 

1.     Понятие судебного прецедента;

2.     Судебные прецеденты в международном праве;

3.     Судебные прецеденты в национальном праве.

 

 

Вопрос 1

Понятие судебного прецедента

Вопрос об отнесении судебного прецедента к источникам МЧП носит дискуссионный характер. Под судебным прецедентом обычно понимается ранее вынесенное решение суда, обоснование которого признается обязательным при рассмотрении судами той же или низших инстанций последующих дел аналогичного характера, а под прецедентным правом - совокупность норм, сформулированных в решениях судов. Такая система действует в большинстве стран так называемой англо-американской системы права (Великобритания, Австралия, Новая Зеландия, США и Канада). Для них судебный прецедент действительно является одним из основных источников внутреннего права. Применительно к МЧП, постановка вопроса в данном случае связана с деятельностью международных судебных учреждений, которых в мире существует большое количество. Проблема заключается в том, что каждое международное судебное учреждение действует на обособленной правовой основе со строго определенной компетенцией. Обычно международные судебные учреждения не ссылаются на практику иных международных судебных учреждений (но, например, МС ООН в своих решениях пару раз ссылался на решения ЕСПЧ, это просто для справки), так как их практика и правовые позиции могут существенно различаться. Нет единой международной судебной системы, поэтому вопрос международного прецедента как источника МЧП находится на стадии дискуссии.

 

Вопрос 2

Судебные прецеденты в международном праве

С точки зрения Российской Федерации, наиболее интересно рассмотреть деятельность Европейского суда по правам человека. Решения данного суда обязательны для Российской Федерации в силу того, что при ратификации Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод 1950 г. в акте ратификации РФ четко указала, что признает для себя обязательными решения ЕСПЧ. За время своей деятельности ЕСПЧ принял ряд важнейших решений, которые касались таких важных для частноправовых отношений категорий, как право собственности и имущество. В практике ЕСПЧ категория «имуществ»о толкуется гораздо более широко, чем в ст.128 ГК РФ. Приведем примеры следующих прецедентов:

1)                    в деле "Тре Тракторер Актиеболаг" против Швеции" (Tre Traktorer Aktiebolag v. Sweden) от 7 июля 1989 было установлено, что лицензия на торговлю спиртными напитками является имуществом в смысле конвенции (лицензия в данном контексте имела экономическую ценность);

2)                    в деле Ван марле против Нидерландов (1986 г.) суд признал деловую репутацию ("доброе имя") имуществом (по ГК это личное неимущественное право) - по той же самой причине - она позволяет получить прибыль, так как деловая репутация ассоциируется с определенными товарами и услугами;

3)                    В деле Баффало против Италии ( Buffalo SRL in liquidation - Italy) ЕСПЧ признал налог, подлежащий возмещению из бюджета (вычеты в связи со льготами), имуществом.

Применительно к судебному прецеденту, чрезвычайно важно разделять такие понятия, как решение и правовая позиция.

Данное деление непосредственно влияет на вычленение ratio decidendi (правило поведения содержащееся в судебном акте) и obiter dictum (другие обстоятельства дела, обосновывающие решение). Решение обязательно для участвующих сторон, а правовая позиция излагается по вопросам, касающимся толкования ЕКПЧ, безотносительно к конкретному делу и ее признаком является универсальность. В мотивировочной части излагается, в том числе, позиция суда. То, что является повторяющимся в решениях ЕСПЧ, и является правовой позицией (ratio decidendi). Например, ЕСПЧ рассматривал дела по статье 10 конвенции, связанные с диффамацией (оглашение в печати порочащих кого-либо сведений). Правовая позиция ЕСПЧ заключалась в том, что нужно отделять факты от оценочных суждений, оспорить же можно только последние. Этой позиции стали последовательно придерживаться и российские суды.

 

Вопрос 3

Судебные прецеденты в национальном праве

Признание судебной практики в качестве источника МЧП характерно в основном для стран англосаксонской системы права. Но во многих государствах так называемой романо-германской (европейской, континентальной) системы права возможно обращение к судебному прецеденту. В одних странах возможность обращения к судебной практике в случае пробелов в законах признается в законодательстве, а в других такие обращения применяются на практике (например, во Франции, в Германии, Японии и др.). Правовые позиции ЕСПЧ, носящие характер международных прецедентов, могут явиться основой для принятия решений по конкретным делам в национальных судах с участием юридических лиц.

В Федеральном Законе РФ от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» указано, что «Российская Федерация, в соответствии со статьей 46 Конвенции, признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации». Исходя из этого, решения ЕСПЧ применяются в правовой системе РФ как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами.

Весьма интересный характер носит Постановление Пленума ВС РФ от 27.06.2013 №21 "О применении судами общей юрисдикции ЕКПЧ и основных свобод от 4.11.1950 года и протоколов к ней". В нем речь шла только о ЕКПЧ, но, тем не менее, нельзя было при этом не затронуть вопрос применения решений и правовых позиций международных судов. Пленум также ответил на вопрос, какие именно решения ЕСПЧ применяют Российские суды, ведь при ратификации РФ не оговаривала, что речь будет идти только о решениях, в которых стороной является РФ. Если решение вынесено Судом против России, оно обязательно для российских судов, в частности, последствием является пересмотр дела по новым обстоятельствам по ГПК (АПК). Следовательно, решение ЕСПЧ против России имеет четкие процессуальные последствия. Дискуссии вызывает вопрос, должна ли РФ применять прецеденты по делам в отношении других государств. На этот вопрос нет ответа в судебной практике. Все прецеденты и в отношении РФ, и в отношении других государств относятся к толкованию ЕКПЧ. Если Россия участвует в этой конвенции, она должна руководствоваться всеми прецедентами, поскольку для применения ЕКПЧ необходимо создание единообразного правового режима стран-участников. Поэтому все страны должны учитывать правовые позиции, в том числе те, что содержатся в решениях против других государств. Таким образом, можно говорить, что судебные прецеденты ЕСЧП инкорпорированы в правовую систему Российской Федерации. Однако необходимо отметить, что 14 июля 2015 года Постановлением № 21-П КС РФ сказал какую-то дичь, которая до сих пор беспокоит всех ребят, претендующих на звание юриста, где указал, что РФ может не исполнять решения ЕСПЧ в случае, если они противоречат Конституции РФ. Если кратко: КС всех нагнул.

Строго формально, судебная практика не является источником права в России, но ее значение для толкования и применения норм в области международного частного права, особенно государственными арбитражными судами, очень велико. Поскольку значительное число споров в области международного частного права рассматривается в России не в государственных судах, а в третейских судах (в так называемых международных коммерческих арбитражных судах), представление об арбитражной практике этих судов дают издаваемые ими комментарии и сборники решений. Под арбитражной практикой в области международного частного права понимается не практика государственных арбитражных судебных органов, а практика третейских судов, практика так называемого международного коммерческого арбитража.