Статья

Статья

@Royallab_news

Российская Госдума знаменита принятием странных, смешных, а по временам и страшных законов. Долгое время оставалось непонятным, как несколько сотен взрослых и, вероятно, неглупых людей могут всерьез обсуждать такие темы, как объявление Дня космонавтики нерабочим днем или тотальный отстрел перелетных птиц для профилактики эпидемии «птичьего гриппа».


А разгадка, как выясняется, лежала на поверхности. Долгие годы обитатели здания на Охотном Ряду массово и увлеченно сидят на кокаине. Известно об этом стало после смерти депутата Дениса Вороненкова, оказавшегося одним из «дилеров» - распространителей зелья среди народных избранников. В очень узких и по-своему привилегированных кругах знают, что Вороненков носил прозвище Чумила с Охотного Ряда. Об этом рассказал бывший помощник депутата Вороненкова Андрей Караваев (по понятным причинам фамилия изменена).


– Предполагаю, что эта кличка имеет давние корни. В начале прошлого века «чумилой» называли кокаин, об остальном додумайте сами… На мой взгляд, Вороненков был довольно крупным кокаиновым дилером. Почти половина Госдумы нюхала кокс, который поставлял Вороненков. Немало депутатов и высокопоставленных чиновников приохотились к порошку, – это факт, и я тому непосредственный свидетель, и, честно говоря, сам раз-другой воспользовался «щедростью» Вороненкова, - рассказал он.

Особую пикантность ситуации придает тот факт, что господин Вороненков до избрания депутатом работал в Госнаркоконтроле. Вероятно, там он и завел необходимые связи для успешной карьеры думского драгдилера. Впрочем, обвинять недавно убитого депутата в том, что это именно он подсадил парламент на «порошок», было бы неверно. Еще 10 лет назад на некоторых этажах Думы буквально стоял наркотический туман.


«Я хорошо помню взрывной сюжет Павла Селина про кокаин в Государственной думе. Один немецкий профессор разработал технологию, которая позволяла обнаружить следы наркотических веществ на различных поверхностях. Достаточно было соскоблить с предмета пыль, и при помощи химикатов он находил кокаин и другие вещества. Мы к нему поехали, он дал нам реагенты, научил, как брать образцы. И Селин пошел в Думу и начал в туалетах и коридорах брать пробы. Потом мы отвезли эти материалы в лабораторию к профессору и выяснили, что на этажах ЛДПР и «Единой России» были обнаружены следы кокаина в туалетах, на этажах КПРФ — нет. Еще мы проверяли МГИМО (там, конечно, нашлось все) и Совет Федерации. Вот это пример расследования и громкого, и веселого, и скандального одновременно», - вспоминает историю 2008 года Сергей Евдокимов, шеф-редактор «Программы максимум», заместитель директора редакции праймового вещания НТВ с 2005 по 2012 год.


Стоит ли удивляться, что когда «справедливороссы» Олег Нилов и Александр Бурков предложили парламенту законопроект об обязательной проверке всех депутатов на употребление наркотиков, тот с треском провалился?



Говорят, что «парламентаризм – основа демократии», а чем ближе ты к власти, то тем больше соблазнов у тебя возникает. Большая депутатская зарплата – это общесложившаяся мировая практика, поэтому не стоит считать, что только российские депутаты такие дормоеды. Вот и 2 составляющие депутатской вседозволенности – наличие властных полномочий и деньги. Депутаты за неимением серьезных полномочий (кроме полномочия по нажиманию кнопки для голосования, конечно) частенько занимаются посещением различных мероприятий – конференций, поздравлений, встреч и т.д. Естественно, где мероприятия – там и банкеты, а где банкеты – там и алкоголь в неограниченных количествах. Именно таким образом алкоголизм и распространяется среди депутатского корпуса, а мы ведь все знаем, что ничто не сочетается с алкоголем лучше, чем стимуляторы. Но депутаты – это не тинэйджеры с рейв тусовок, нет, они привыкли всегда получать самое лучшее и самое дорогое – дорогие машины, дорогие костюмы и, естественно, дорогие наркотики.

Кокаин распространился в российском депутатском корпусе в середине 1990-х годов и стал практически символом избалованности парламентариев. В Москве даже существовал специальный термин для очень чистого и дорогого кокаина, в быту его называли «депутатским». Наркотическая зависимость депутатов неоднократно становилась поводом для шумихи в СМИ. В середине 2000-х годов журналисты телеканала НТВ взяли пробы на остатки кокаина с различных поверхностей туалетов Государственной Думы и Совета Федерации. Положительными оказались почти половина проб, и это при учете, что туалеты в таких учреждениях тщательно убираются несколько раз в день. Масштаб кокаиновой зависимости среди российских депутатов неоднократно признавался и самими депутатами в их публичных заявлениях.

Похожий тесты проводились и заграницей. Британские журналисты в 2013 году тоже исследовали поверхности в Палате Общин и Палате Лордов, результат еще более впечатляющий - в каждом третьем туалете зданий этих органов были обнаружены свежие следы кокаина. В туалетах Европейского парламента в Брюсселе следы кокаина были найдены в 41 из 46 проб.


И в российском, и в каждом зарубежном случае официальный комментарий был примерно одинаков. Администрация данных государственных органов говорила о том, что кроме депутатов и их помощников парламент посещают тысячи человек в день, поэтому говорить о точных причинах появления кокаиновых следов невозможно. Однако, каждый кто бывал в таких государственных органах понимают, что система безопасности в парламенте равноценна системе безопасности аэропорта – с пропускным режимом, сканированием сумок, досмотром и т.д. Сложно представить постороннего человека, который, рискуя, прошел все этапы проверок, чтобы снюхать дорожку в туалете. Единственные, кто свободно могут заходить в парламент это сами работники парламента.