Спорные гектары. Создаст ли дело экс-чиновника Росреестра прецедент?

Спорные гектары. Создаст ли дело экс-чиновника Росреестра прецедент?

crimerussia.
Дмитрий Ламерт не признает вину и считает свое дело арбитражным

Напрашивается только один вывод, что на самом деле с этим коррупционным скандалом не все так просто. Оказывается, один из главных обвиняемых по этому делу скрывается в Аргентине. И вроде как его место установлено, но вопрос с депортацией до сих пор открыт. Еще один фигурант сотрудничает со следствием, сам Ламерт вину не признает. То есть по факту в многомиллионной афере есть три фигуранта и показания только одного. Никаких ОРД и ОРЧ не проводилось. Защита Ламерта уверена, уголовное дело состряпано только ради одного: чтобы передать земли крупным компаниям. По стечению обстоятельств уголовное дело возбудили именно тогда, когда к этим землям стали присматриваться такие корпорации, как «Спортмастер» и «Мираторг», а также сеть «Магнит». И обвинительный приговор чреват тем, что любая корпорация с серьезными лоббистскими возможностями сможет при желании «наложить руку» на земли бывших совхозов, оформленные «устаревшими» документами начала ельцинской эпохи.

Если вкратце о сути дела, в 2013 году бывший заместитель руководителя управления Росреестра по Новосибирской области внес недостоверные сведения в кадастровые документы о находящемся в государственной собственности земельном участке в пригороде Новосибирска. В результате участок неразграниченной государственной собственности уже с категорией «земли сельхозназначения» оказался в бессрочном пользовании одного из предприятий. Затем он был включен в состав поселка и получил статус «земель населенных пунктов». В последующем участок был продан. Ущерб, по мнению следователей, изначально составил 240 миллионов рублей. К моменту окончания расследования сумма возросла до 561,7 миллионов рублей. А вот бывший вице-мэр Новосибирска Иван Стариков утверждает, что на самом деле ущерб гораздо больше — свыше 2 миллиардов рублей.

Кстати, именно Стариков и раскачал этот скандал. Впервые о земельных махинациях на территории Толмаческого сельсовета он заговорил еще летом 2015 года. По его убеждению, эта афера стала самым крупным хищением государственного имущества за всю историю Новосибирска. «Я понимал, что единственный шанс дать ход этому делу — вынести его в публичную плоскость… Масштаб хищения [здесь] гораздо больше, чем дело главы Коми Вячеслава Гайзера. Тут пишут 240 миллионов рублей, но на самом деле рыночная стоимость этой земли, даже в условиях нынешнего падения цен, больше 2 миллиардов… Есть подозрение, что деньги от продажи этих земель выводились в Германию», — заявил тогда Стариков. По его словам, в результате многочисленных исправлений в государственном акте землепользования в 1992 году мошенниками было присвоено более 2 тысяч гектаров земли. Ход, использованный в предвыборной гонке 2015 года, действительно заинтересовал правоохранителей. И спустя несколько месяцев (в мае 2016 года) в отношении чиновника Росреестра Дмитрия Ламерта было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия). 

Дмитрий Ламерт

Следствие тогда ходатайствовало в суде о его аресте. Одним из приведенных в пользу этой меры пресечения доводов было утверждение, что, оставаясь на свободе, Дмитрий Ламерт может оказать давление на свидетелей из числа сотрудников управления Росреестра. Кроме того, в ходе обыска жилища Дмитрия Ламерта не был обнаружен и изъят его загранпаспорт, а сам подследственный имеет родственников за границей. И последующие 15 месяцев экс-чиновник провел в СИЗО.


Упомянутый в деле участок площадью 1,7 тысячи гектаров, стоивший высокопоставленному чиновнику карьеры, находится около города Оби и села Толмачёво. Заинтересованными в получении прав собственности на него оказались слишком многие структуры. Сейчас на время следствия и суда на эти земли наложен арест. Изначально, в начале 1990-х годов, эти земли получил совхоз «Пригородный». Часть — в коллективно-долевую собственность (2437,7 га), часть — в бессрочное пользование (2163,5 га) для ведения сельского хозяйства. В соответствии с законом совхоз сначала был преобразован в АОЗТ, затем в ЗАО. Согласно документам, ЗАО «Пригородное»сейчас является правопреемником совхоза. Группа предпринимателей во главе с Владимиром Батовым, Иваном Ярошевским и Алексеем Бондаренко в 2013 году получила контроль над бывшим совхозом. Земля, предоставленная в бессрочное пользование совхозу, была узаконена в 2015 году. Администрация Толмачевского сельсовета этому препятствовала, указывая, что участки можно приватизировать не раньше 2019 года. 

Арбитражный суд, напротив, доводы администрации посчитал необоснованными и обязал ее заключить с собственниками ЗАО «Пригородное» договоры купли-продажи и передать земельные участки в собственность. Здесь выяснилось, что земля, предоставленная в бессрочное пользование, занимает не ту площадь, которая указана в документах, а несколько иную. Как выяснило потом следствие, при содействии Ламерта в документы Росреестра были внесены изменения, из-за которых земельный банк «Пригородного» резко увеличился. Если по документам 2001 года площадь постоянного пользования хозяйства составляла 695 га, то новые акционеры смогли зарегистрировать право собственности уже на 3800 га. В том числе на участки, ранее оформленные в собственность крупными компаниями («Мираторг», «Магнит». «Спортмастер») под строительство производственных и логистических мощностей. ЗАО «Пригородное» начало оспаривать эти права собственности через арбитраж, требуя обеспечительных мер и угрожая сносом уже построенного. Адвокаты представителей правопреемника совхоза земельный кавардак объясняли одним — несовершенной системой учета земли и невнимательностью со стороны Толмачевского сельсовета. Было сделано предположение, что в Толмачевском сельсовете после отмены моратория на оборот земель в России в 2006–2007 годах, когда началась массовая скупка земель, территории не были учтены, границы не обозначены, объекты не находились в госреестре, что и послужило поводом к неразберихе. И спорные земли еще с 1992 года принадлежат акционерному обществу (правопреемнику совхоза), а не компаниям «Мираторг» и «Магнит», которые эти земли купили.

Когда представители ЗАО начали вытеснять крупные компании со спорных земель, президент агрохолдинга «Мираторг» Виктор Линник обратился за помощью к премьер-министру Дмитрию Медведеву и секретарю Генсовета «Единой России» Сергею Неверову. Он квалифицировал действия «Пригородного» как попытку рейдерского захвата участка, на котором его компания строила распределительный центр. «С аналогичными проблемами столкнулись компании «Строймастер», «Магнит», «Завод строительных материалов № 7» и многие другие», — говорилось в письме Линника. — Пострадавшими от рейдерского захвата компаниями поданы обращения в ГУВД Новосибирской области, Следственный комитет, прокуратуру, на имя губернатора. Однако оперативных мер по пресечению деятельности мошенников указанными выше и другими органами принято не было». В связи с чем президент «Мираторга» попросил Медведева и Неверова «дать поручение ответственным лицам разобраться в сложившейся ситуации и принять оперативные меры по пресечению преступной деятельности ЗАО «Пригородное». 

Бывший вице-мэр Новосибирска Иван Стариков

Это обращение и вмешательство в ситуацию бывшего вице-мэра Новосибирска Ивана Старикова, приложившего массу усилий для придания делу публичности, возымело действие. Именно на этом этапе вскрылся факт, что реально ЗАО «Пригородное» принадлежит больше земель, чем значится по документам. И разумных объяснений этому факту нет. По крайней мере, в декабре 2015 года, отвечая на вопросы новосибирских журналистов по этому поводу, представитель собственников ЗАО «Пригородное» Иван Ярошевский заявил следующее: «Нас обвиняют, что мы выкупили по факту около четырех тысяч гектаров. Мы настаиваем, что у нас только один участок, его площадь две тысячи гектаров. Когда открыли паспорт и сложили площади, получилось 600 га. А после уточнения выяснилось, что площадь участка составляет 500 га. Получается, что 1500 га — просто воздух, нарисованный на первой странице». 

Не прояснил ситуацию с лишними гектарами тогда и заместитель руководителя Управления Росреестра по Новосибирской области Дмитрий Ламерт: «Почему здесь возникла такая жесткая спорная ситуация? Мне трудно это оценить. Я просто поясняю, по сведениям кадастрового учета, по статистическим данным, у нас общая площадь земель сельхозназначения в Новосибирской области 11,1 миллионов га. А в кадастровом учете порядка 11,8 миллионов га. То есть у нас в кадастре эти 700 тысяч га — лишние. Они действительно присутствуют. Ну и вот эти 2 тысячи га, которые предприятие ошибочно на начальном этапе оформляло… Я простой пример приведу. У предприятия есть большой участок. Он разделился. Из него, например, выделили один большой участок, а в материнском участке или забыли эту площадь вычесть, или просто она декларированная так и осталась, а кадастр ведется по площадям в том числе. Когда предприятие оформляло эти две тысячи гектаров… Они не фактические, площадь участка декларированная. Потому что, откуда взялись лишние две тысячи гектаров, представить сложно». И подвел классический итог — в Новосибирской области существуют сложности с кадастровым учетом в силу несовершенства законодательства.

Однако после возбуждения уголовного дела следствие пришло к выводу, что дело не в несовершенстве законодательства, а в конкретном умысле конкретных лиц. Итог — дело в отношении экс-чиновника Дмитрия Ламерта по махинациям с 9 земельными участками уже рассматривается в суде, местонахождение Владимира Батова (директор ЗАО «Пригородное») неизвестно, «от органов предварительного следствия он скрылся», Иван Ярошевский, руководитель компании «БТИ про» и совладелец ЗАО «Пригородное», с 1 августа 2016 года переведен в статус обвиняемого в мошенничестве и объявлен в международный розыск (именно его сейчас должна выдать Аргентина), а Алексей Бондаренко «неоднократно был допрошен в качестве свидетеля» (то есть сотрудничает со следствием). Потерпевшим по делу является департамент имущественных и земельных отношений Новосибирской области, хотя, по утверждению адвокатов Дмитрия Ламерта, земля ЗАО «Пригородное» никогда и не входила в состав госсобственности региона.

Стоит добавить, что дело Ивана Ярошевского выделено в отдельное производство. Помимо вышеуказанных земельных пертурбаций Ярошевский обвиняется в том, что оформил на себя за 35 тысяч рублей 74 гектара земли, на которых расположено Клещихинское кладбище. По официальным данным МВД, он скрывался сначала в Дании, затем в Аргентине и был там задержан. По другим сведениям, он действительно уехал в Южную Америку из-за давления федеральных корпораций и следствия, но даже при безвизовом режиме с Аргентиной спецслужбы не торопятся перевозить его в Россию. 

Иван Ярошевский

По крайней мере, судя по его страничке в соцсетях, в Новосибирск он еще не вернулся и с безопасного расстояния делится своими мыслями по поводу российского правосудия: «грустно от того, что мы дожили уже до такого момента, когда очередные репрессии воспринимаются как обыденные новости. Каждый день десятки и сотни людей в РФ, неугодных власти или связанных с властью конкурентам, подвергаются незаконному преследованию… Я помню то время, когда я делился своей личной историей, где очевидны заказ и фабрикация, был абсолютно уверен, что все эти бредовые и лживые обвинения развалятся, как только будет проведена хоть какая-то объективная проверка фактов. Потому что черное не может быть белым, так ведь? Я отказывался верить, что моя ситуация — это рядовое событие, каких тысячи в стране. Так вот, подобных историй — тысячи». Кстати, не признает свою вину и Дмитрий Ламерт.

 Многие аналитики, наблюдающие за развитием этого уголовного дела, сходятся в том, что само его появление — результат конкурентной борьбы ряда экономических структур неравных силовых уровней — местных и федеральных. Процесс, в котором фигурируют суммы в сотни миллионов рублей и федеральные корпорации, может стать прецедентом для России в применении Уголовного кодекса для решения гражданских споров о приватизации земли начала 1990-х. Адвокаты Ламерта считают, что действия их подзащитного и всю схему с арендой участков «Пригородного» можно рассматривать максимум в рамках арбитражных споров. Уголовное же преследование за сделки, связанные с землей, правовой статус которой с 1992 года не определен до сих пор, по мнению защиты экс-чиновника, в случае обвинительного приговора развяжет руки крупным федеральным корпорациям, заинтересованным в правообладании приглянувшимися им земельными участками. И тогда любому региону грозит земельный передел по отработанной на Новосибирской области схеме.