Случайная вакансия

Случайная вакансия

Джоан Роулинг

IX

Поездка вернула Кристал в детство. Этим маршрутом она каждый день ездила на автобусе в «Сент-Томас» — самостоятельно. Она прекрасно помнила, в какой момент за окном появится аббатство, и указала на него пальцем:
— Вишь там замок большой, разрушный?

Робби хотел есть, но поездка в автобусе его немного отвлекла. Кристал крепко держала его за руку. Она пообещала накормить его, когда они приедут на место, но пока не придумала, на какие шиши. Может, у Пупса удастся перехватить на пакетик чипсов, не говоря уж о билете в обратную сторону.
— Я тут в школу ходила, — рассказывала она Робби, пока он возил грязными ладошками по стеклу, оставляя причудливые рисунки. — И ты сюда в школу будешь ходить.

Когда она забеременеет, дом ей, конечно, дадут в Полях; туда переезжать дураков нет, дома ветшают помаленьку. Но Кристал не возражала. Плевать, что жильё будет ветхое, зато и Робби, и её доченька пойдут по микрорайону в «Сент-Томас». Глядишь, родители Пупса деньгами помогут, чтоб ей стиральную машину прикупить — для их же внучки. Может, и на телевизор хватит.

Автобус катил по склону в сторону Пэгфорда, и Кристал успела полюбоваться сверкающей речкой, пока дорога не ушла резко вниз. Когда она занималась греблей, ей даже обидно было, что тренировались они не на реке Орр, а на грязном канале в Ярвиле.
— Ну вот, нам выходить, — сказала она Робби, когда автобус медленно въехал на украшенную цветами площадь.

Назначая встречу, Пупс не сообразил, что «Чёрная пушка» находится прямо напротив кулинарии «Моллисон энд Лоу» и кафе «Медный чайник». Кафешка, правда, по воскресеньям открывалась только через час, в двенадцать дня, но Пупс не знал, во сколько у Эндрю начинается рабочий день. В то утро он не имел никакого желания видеть старого друга, а потому до прибытия автобуса топтался за углом.
На автобусной остановке остались только Кристал и какой-то чумазый шкет.
Пупс в недоумении двинулся им навстречу.

— Это братик мой, — воинственно заявила Кристал в ответ на едва уловимую гримасу Пупса.
Пупс сделал ещё одну мысленную поправку к понятию суровой аутентичной жизни. Некоторое время тому назад он намеревался обрюхатить Кристал (дабы показать Кабби, на что — походя, без малейших усилий — способен настоящий мужчина), но его обескуражил вид этого мальчонки, который цеплялся за руку и за ногу сестры.

Он уже ругал себя, что согласился прийти. Рядом с Кристал он выглядел дурак дураком. Уж лучше было ещё раз встретиться в её вонючей, убогой хибаре, чем тут, на площади.
— У тя бабосы есть? — требовательно спросила Кристал.
— Что-что?
От недосыпа он плохо соображал. Теперь уже было не вспомнить, с какой стати ему втемяшилось не спать всю ночь; язык болел после такого количества выкуренного.
— Бабосы, — повторила Кристал. — Он есть просит, а я пятёрку посеяла. Я отдам, ты не думай.

Запустив руку в карман джинсов, он нащупал скомканную банкноту. Почему-то ему не захотелось светить деньгами перед Кристал, и он порылся поглубже в поисках мелочи; нашлось немного серебра и медяков.

Через два квартала от Центральной площади был небольшой газетный павильон с магазинчиком; пока Пупс ждал снаружи, Кристал купила для Робби тюбик шоколадных кругляшей «Роло». Никто из троих не проронил ни слова; даже Робби притих — видно, испугался незнакомца. В конце концов Кристал дала брату упаковку чипсов и спросила Пупса:
— Куда пойдём?

Про себя он подумал, что она, естественно, хочет просто погулять. Не сексом же заниматься, раз при ней этот мелкий! Когда они договаривались, у Пупса мелькнула мысль повести её в «каббину»: во-первых, место уединённое, а во-вторых, надо было напоследок осквернить их с Арфом дружбу; Пупс освободил себя от каких бы то ни было обязательств. Но кувыркаться с ней в присутствии трёхлетнего ребёнка — это уж слишком.

— Он нам не помеха, — сказала Кристал. — Мы ему шоколадки дадим. Нет, не сейчас, — одёрнула она Робби, который заныл и стал тянуться к тюбику «Роло». — Сперва чипсы.
Они пошли к старинному каменному мосту.
— Он нам не помеха, — повторила Кристал. — Ему чё скажешь, то и делает. Правду говорю? — громко спросила она у Робби.
— Шоколадку дай, — потребовал он.
— Щас дам.

Она видела, что сегодня Пупса придётся уламывать. Уже в автобусе она поняла, что из-за Робби дело осложнится, но девать его было некуда.
— Чё делал? — спросила она.
— Вчера на день рождения ходил, — ответил Пупс.
— Да? А кто ещё был?
Он широко зевнул, и ей пришлось ждать, пока он ответит:
— Арф Прайс. Сухвиндер Джаванда. Гайя Боден.
— Она, что ли, в Пэгфорде живёт? — насторожилась Кристал.
— Ага, на Хоуп-стрит, — сказал Пупс.

Он был в курсе, потому что Эндрю как-то проговорился. Эндрю никогда не признавался Пупсу, что она ему нравится, но на тех немногих уроках, где они были в одной группе, Пупс видел, что он не сводит с неё глаз. А ещё он заметил, что Эндрю всегда смущался, когда она была рядом и даже когда упоминалось её имя.

Кристал тем временем думала о матери Гайи — единственной инспекторше, которая пришлась ей по душе, которая сумела достучаться до её матери. Стало быть, она жила на Хоуп-стрит, как и бабушка Кэт. Может, она прямо сейчас там. А что, если…

Но Кей их бросила. К ним опять ходила Мэтти. Да и не положено как-то на дом к инспекторам заявляться. Шейн Талли однажды проследил, как его инспекторша домой идёт, так после ни за что в участок загремел. Правда, до этого он ей в окно машины чуть кирпичом не зафигачил.

И ещё, рассуждала Кристал, щурясь от тысячи вспышек света на реке, которые ослепили её за поворотом дороги, у Кей все папки хранятся, она тебе и учётчица, и судья. И неплохая вроде, да только, как она ни старалась, теперь по всему выходило, что Кристал с Робби разлучат…
— Можно туда пойти, — предложила она Пупсу, показывая на заросший берег реки невдалеке от моста. — А Робби тут перекантуется, на скамейке.

Оттуда можно за ним приглядывать, подумала она, а он ничего не увидит. Не то чтобы это ему в диковинку было, ведь Терри водила в дом кого попало…
Даже в своём полусонном состоянии Пупс содрогнулся. Ну не сможет он вставить ей на глазах у ребёнка.
— Не-а, — сказал он, стараясь придать голосу непринуждённость.
— Да не бери ты в голову. У него шоколадки есть. Он и не поймёт ничего, — ответила Кристал, хотя сама понимала, что идёт на прямой обман.

Робби знал слишком много. В детском садике и так уже был скандал, когда он поставил другого ребёнка на четвереньки, а сам пристроился сзади.
Пупс вспомнил, что мать этих двоих — проститутка. Ему внушала отвращение затея Кристал, но это ли не аутентичность в чистом виде?
— Ну, чего ещё? — вызывающе спросила Кристал.
— Да ничего, — ответил он.
Дейн Талли спокойно бы согласился. Пайки Причард — тоже. Кабби — никогда в жизни.

Кристал усадила Робби. Перегнувшись через спинку скамьи, Пупс посмотрел вниз, на заросли бурьяна и кустов; он подумал, что отсюда мальчонка и в самом деле ничего не увидит, но в любом случае надо будет поторопиться.
— Вот, держи, — сказала Кристал, и Робби радостно потянулся к длинному тюбику шоколадных кругляшей. — Будешь смирно сидеть, тогда можешь всё съесть, понял? Сиди смирно, Робби, а я в кустики отойду. Понял, Робби?

— Поял, — весело сказал он, уже запихнув в рот шоколад с мягкой начинкой.
Кристал, скользя, спустилась к речным зарослям, надеясь, что Пупс не станет возражать, если они обойдутся без резинки.


Все материалы, размещенные в боте и канале, получены из открытых источников сети Интернет, либо присланы пользователями  бота. 
Все права на тексты книг принадлежат их авторам и владельцам. Тексты книг предоставлены исключительно для ознакомления. Администрация бота не несет ответственности за материалы, расположенные здесь