Случайная вакансия

Случайная вакансия

Джоан Роулинг

V

Ширли Моллисон была убеждена, что муж с сыном переоценивают опасность сообщений Призрака, не удалённых с сайта. Такие постинги — это те же сплетни, а сплетни пока ещё законом не караются. И потом, закон не настолько глуп, чтобы наказывать её за написанное неизвестно кем: это было бы чудовищной несправедливостью. Нет, она, конечно, гордилась, что у сына юридическое образование, но подозревала, что в этом вопросе он ещё не совсем разобрался.

Теперь она проверяла форум совета даже чаще, чем советовали Майлз и Говард, но не потому, что боялась судебного преследования. Просто она была уверена, что Призрак Барри Фейрбразера разделался ещё не со всеми профилдсовцами, и жаждала первой увидеть очередное сообщение. По нескольку раз на дню она шныряла в бывшую комнату Патриции, чтобы зайти на сайт. А порой во время уборки или чистки картофеля у неё по коже вдруг пробегал волнующий холодок, и она вновь устремлялась в кабинет, но всё напрасно.

Ширли ощущала тайное родство с Призраком. Он выбрал не чей-нибудь, а её сайт в качестве трибуны для разоблачения лицемерных противников Говарда, и от этого она чувствовала себя естествоиспытателем, создавшим такую среду обитания, где охотно гнездится редкий вид живности.

Но и это ещё не всё. Ширли восхищалась гневом, беспощадностью и дерзостью Призрака. Она всё время думала, кто же скрывается под этой маской, и представляла себе сильного, сурового мужчину, соратника, который прокладывает им с Говардом дорогу в стане врагов, круша тех неприглядными фактами. Но почему-то никто из пэгфордских мужчин не подходил на эту роль; Ширли даже думать не хотелось, что за этим стоит кто-то из её знакомых антифилдсовцев.
— Если допустить, что это
мужчина,
 — сказала Морин.

— Вот именно, — поддакнул Майлз.
— С моей точки зрения, это мужчина, — холодно проговорила Ширли.
Воскресным утром, когда Говард ушёл открывать кафе, Ширли, ещё в халате, с чашкой чая в руке, машинально пошлёпала в кабинет и открыла сайт.
Фантазии замдиректора. Отправитель: Призрак_Барри_Фейрбразера.
Трясущимися руками она поставила чашку, кликнула на заглавие поста и прочла с раскрытым ртом. А после побежала в гостиную, схватила телефонную трубку и позвонила в кафе, но там было занято.

Не прошло и пяти минут, как Парминдер Джаванда, у которой тоже появилась привычка чаще обычного проверять форум совета, увидела тот же пост. Как и у Ширли, первой её реакцией было схватиться за телефон.
Уоллы завтракали без сына, который ещё спал у себя в комнате. На звонок ответила Тесса, и Парминдер даже не дала ей толком поздороваться.
— На сайте совета появилось сообщение о Колине. Делай что хочешь, но не подпускай его к компьютеру.

Тесса стрельнула испуганным взглядом в сторону мужа, но тот, сидя на расстоянии вытянутой руки, слышал каждое слово, тем более что Парминдер говорила громко и отчётливо.
— Я перезвоню, — торопливо сказала Тесса. — Колин… — Её трясущиеся руки не могли опустить трубку на базу. — Колин, подожди…
Но было поздно: он прыгающим шагом вышел из кухни, крепко прижав руки к бокам, и Тесса припустила трусцой, чтобы его догнать.

— Может, лучше не смотреть, — увещевала она, пока его большая узловатая рука двигала по столу мышку, — или давай сперва я прочту, а потом…
ФАНТАЗИИ ЗАМДИРЕКТОРА

Один из тех, кто намерен представлять интересы горожан в местном совете, — Колин Уолл, заместитель директора средней общеобразовательной школы «Уинтердаун». Избирателям будет небезынтересно узнать, что мистер Уолл, строгий поборник дисциплины, живёт весьма необычными фантазиями. Мистер Уолл до такой степени боится, что кое-кто из учащихся обвинит его в неподобающем сексуальном поведении, что зачастую берёт больничный, чтобы успокоиться. Правда ли, что мистер Уолл щупал первоклассницу, Призрак может только гадать. Но как показывает фатальный фонтан фантазий замдиректора, если это и не правда, то навязчивое желание.

«Это Стюарт», — пронеслось в голове у Тессы.
В свечении монитора лицо Колина было мертвенно-бледным. Случись у него инсульт, думала Тесса, он бы выглядел именно так.
— Фиона Шоукросс разболтала, не иначе, — прошептал он.
Катастрофа, которой он всегда страшился, грянула. Это конец. Он давно решил для себя, что наглотается снотворных таблеток. Вопрос только, наберётся ли в доме достаточное количество.
Тесса, на мгновение ужаснувшись при мысли о директрисе, забормотала:

— Фиона не стала бы… да и потом, она не знает…
— Она знает, что у меня ОКР
[21]
.
— Пусть так, но она же не в курсе, какие у тебя… чего именно ты опасаешься.
— Она в курсе, — сказал Колин. — Я сам ей сказал, когда в прошлый раз собирался взять больничный.
— Зачем? — взвилась Тесса.
— Хотел объяснить, почему мне важно посидеть дома, — почти смиренно выговорил Колин.

У Тессы возникло неудержимое желание на него наорать. Только сейчас она с отвращением поняла, почему Фиона слегка брезгливо говорила как с ним, так и о нём; Тесса не питала к директрисе добрых чувств, считая её жёсткой и беспощадной.
— Всё равно я не думаю, что Фиона к этому…
— Напрямую, может, и непричастна, — перебил её Колин, вытирая ладонью пот с верхней губы. — Но Моллисон же откуда-то пронюхал.

«Это не Моллисон. Это Стюарт, я знаю». В каждой строчке Тесса узнавала сына. Её даже поразило, что Колин ничего не видит, не связывает это сообщение со вчерашним скандалом, когда поднял руку на сына. «Даже от аллитерации не удержался. Наверняка он и предыдущие написал. О Саймоне Прайсе. О Парминдер». Тессу охватил ужас.

Но Колин даже не думал о Стюарте. Он вспоминал мысли — яркие, как память, как чувственные впечатления, буйные, отвратительные: рука, хватающая и сжимающая, в густой толпе юных тел; крик боли, искажённое детское лицо. И всё тот же вопрос, снова и снова: он и вправду это сделал? Ему понравилось? Ответов не было. Он знал только, что постоянно возвращается мыслями к тому мгновению, видит его, чувствует. Мягкая плоть под тонкой хлопковой блузкой; захват, сжатие, боль, потрясение: насилие. Сколько раз? Он и этого не знал. Часами пытался прикинуть, скольким учащимся это могло стать известно, ползут ли слухи у него за спиной и когда ждать разоблачения.

Не доверяя самому себе, он взял за правило перед выходом в коридор занимать руки стопками бумаг и папок. Перед ним кишело детское стадо, а он громогласно требовал дать дорогу, не путаться под ногами, отходить в сторону при его появлении. Ничто не действовало. Отбившись от этого стада, кто-нибудь вечно летел прямо на него, но руки его теперь были заняты, однако это не исключало других одиозных касаний: поспешно отставив локоть, задеть девчоночью грудь; шагнув в сторону от одного ребёнка, случайно прижаться к другому; выставив колено, будто бы нацелиться на детский лобок.

— Колин, — окликнула его Тесса.
Но большое неуклюжее тело вновь содрогнулось от рыданий, и когда Тесса, обняв мужа, прижалась к нему щекой, слёзы её потекли по его лицу.

На расстоянии нескольких миль, в Хиллтоп-Хаусе, Саймон Прайс сидел в гостиной за новёхоньким компьютером. Видя, как Эндрю умчался на работу к Говарду Моллисону, и терзаясь оттого, что этот компьютер пришлось брать в магазине, за полную стоимость, Саймон злился так, будто его в очередной раз опустили. С той самой ночи, когда палёный компьютер был выброшен в реку, Саймон ни разу не заходил на сайт местного совета, но сейчас, сложив одно с другим, решил проверить, уж не висит ли там до сих пор эта фигня, стоившая ему работы, — ведь её могли увидеть потенциальные работодатели.

Сообщения уже не было. Саймон не знал, что это заслуга жены: Рут побоялась признаться, что звонила Ширли — пусть даже для того, чтобы попросить её стереть этот пост. Приободрившись, Саймон поискал сообщение насчёт Парминдер, но и оно исчезло.
Уже собравшись закрыть страницу совета, он вдруг заметил новое послание, под темой «Фантазии замдиректора».

Саймон дважды прочёл текст и в одиночку расхохотался утробным победным смехом. Он терпеть не мог этого дёрганого, лобастого дылду. Пустяк, а приятно; выходит, он, Саймон, ещё легко отделался.
На пороге с робкой улыбкой появилась Рут; она обрадовалась, что муж повеселел: после увольнения он ходил чернее тучи.
— Что там пишут смешного?
— Знаешь Пупсова папашу? Уолл его фамилия, замдиректора школы. Вот гад — педофил, однако!
Улыбка сползла с лица Рут, и она ринулась вперёд, чтобы прочесть текст.

— Я в душ, — бодро объявил Саймон.
Дождавшись, когда он выйдет, Рут стала звонить своей приятельнице Ширли, чтобы предупредить её о грядущем скандале, но у Моллисонов было занято.
Ширли наконец-то смогла дозвониться мужу в магазин. В этот час она ещё была в халате; Говард расхаживал по тесной подсобке.
— …Но к тебе не пробиться…
— Мо висела на телефоне. И что там сказано? Помедленней.
Ширли с расстановкой, как диктор, стала читать сообщение о Колине. Но муж её перебил:

— Ты это сохранила или как?
— Что, прости? — не поняла она.
— Ты читаешь с экрана? Это до сих пор висит на сайте? Или ты удалила?
— Как раз сейчас этим занимаюсь. — Ширли занервничала и начала изворачиваться. — Хотела сперва тебе…
— Удали сию же минуту! Господи, Ширли, это уже переходит все границы… мы не имеем права держать на сайте такие вещи!
— Но мне казалось, ты должен…
— Сотри немедленно, я с тобой ещё дома поговорю!
Говард перешёл на крик.

Ширли негодовала: никогда в жизни они не повышали друг на друга голос.


Все материалы, размещенные в боте и канале, получены из открытых источников сети Интернет, либо присланы пользователями  бота. 
Все права на тексты книг принадлежат их авторам и владельцам. Тексты книг предоставлены исключительно для ознакомления. Администрация бота не несет ответственности за материалы, расположенные здесь