Случайная вакансия

Случайная вакансия

Джоан Роулинг

IV

Сообщение о Парминдер, размещённое на сайте совета, превратило страхи Колина Уолла в настоящий кошмар. Ему оставалось только гадать, откуда Моллисоны берут информацию, но раз уж им известно о Парминдер такое…
— Ради бога, Колин! — сказала Тесса. — Это всего лишь злые сплетни! Они высосаны из пальца!

Но Колин не смел ей поверить. По природе своей он был склонен считать, что у всех других тоже есть тайны, от которых недолго потерять рассудок. Его не могло утешить даже осознание того факта, что беды, которых он страшился всю сознательную жизнь, обходили его стороной: ведь по закону подлости в один злополучный день какая-нибудь из них непременно должна была случиться.

В половине третьего, на обратном пути из мясной лавки, он думал о неизбежном, как он сам выражался, «разоблачении», и только шум, доносившийся из нового кафе, вернул его к действительности. Он бы перешёл на другую сторону Центральной площади, но уже поравнялся с окнами «Медного чайника»; теперь его пугало само приближение к любому из этих Моллисонов. И тут он узрел через окно нечто такое, что повергло его в панику.

Когда десять минут спустя он вошёл в кухню, Тесса говорила по телефону со своей сестрой. Колин сунул бараний окорок в холодильник и поднялся в мансарду, оккупированную Пупсом. Распахнув дверь, он, как и ожидал, увидел пустую комнату.

Он не помнил, когда заходил сюда в последний раз. На полу валялась грязная одежда. В комнате странно пахло, хотя Пупс оставил окно открытым нараспашку. На письменном столе Колин заметил большой спичечный коробок. Он открыл его и увидел внутри множество примятых картонных мундштуков. На столе у компьютера бессовестно лежала упаковка сигаретной бумаги.
У Колина упало сердце; внутри всё перевернулось.
— Колин? — послышался снизу голос Тессы. — Ты где?
— Наверху! — прокричал он.

Тесса поднялась и вошла в комнату Пупса с испуганным и озабоченным видом. Не произнося ни слова, Колин взял спичечный коробок и показал ей содержимое.
— Ох, — слабо произнесла Тесса.
— Он сказал, что идёт сегодня куда-то с Эндрю Прайсом, — напомнил Колин. Тессу напугало, что у него на щеках перекатываются желваки. — Я только что проходил мимо этого нового кафе на площади. Эндрю Прайс сейчас там — работает, убирает со столов. Где же, спрашивается, Стюарт?

На протяжении нескольких недель Тесса делала вид, будто верит Пупсу, когда тот говорил, что отправляется куда-то с Эндрю. Не один день она убеждала себя, что Сухвиндер, должно быть, ошибается, считая, что Пупс «гуляет» (то есть становится вровень) с Кристал Уидон.
— Не знаю, — ответила она. — Спускайся и выпей чашку кофе. А я ему позвоню.
— Пожалуй, я подожду здесь, — сказал Колин и присел на незастеленную кровать Пупса.
— Да ладно тебе, Колин, спускайся, — позвала Тесса.

Она боялась оставить его здесь одного. Неизвестно, что он может найти в школьном рюкзаке или в ящиках у Пупса. Она не хотела, чтобы он заглядывал под кровать или за компьютер. Тесса предпочитала игнорировать тёмные углы, причём давно.
— Идём вниз, Кол, — снова позвала она.
— Нет, — сказал Колин, скрестив руки, как непослушный ребёнок, и желваки на его скулах заходили сильнее. — У него в берлоге наркотики. А он, между прочим, сын заместителя директора школы.

Тесса, присев на компьютерный стул Пупса, испытала знакомую волну гнева. Она знала, что его полная поглощённость собой — это неизбежное следствие болезни, но иногда…
— Многие подростки экспериментируют, — сказала она.
— Всё ещё оправдываешь его, да? Тебе не приходило в голову, что из-за твоего постоянного заступничества он и уверен в собственной безнаказанности?
Тесса пыталась сохранить самообладание: она была обязана оставаться буфером между ними.

— Прости, Колин, но ты и твоя работа не центр Вселенной…
— Ну-ну… Значит, если меня уволят…
— С какой стати тебя должны уволить?
— Я тебя умоляю! — вспылил Колин. — Всё это отражается на мне… дело зашло слишком далеко… он уже стал одним из самых трудных подростков в…
— Это не так! — вскричала Тесса. — Ты единственный, кто не видит в нём обыкновенного подростка. Он же не Дейн Талли!
— Но идёт той же дорожкой: наркотики в этой его берлоге…

— Я ведь говорила тебе: давай отдадим его в «Пэкстон»! Я так и знала, что в «Уинтердауне» ты все его действия будешь принимать на свой счёт! Если ему положено думать лишь о том, как бы не запятнать твою репутацию, неудивительно, что он бунтует! Я никогда не хотела, чтобы он ходил в твою школу!
— А я, чёрт подери, — завопил Колин, вскочив на ноги, — вообще его не хотел!
— Не говори так! — выдохнула Тесса. — Я понимаю, ты сердишься… Но не говори так!

Двумя этажами ниже хлопнула входная дверь. Тесса в испуге обернулась, как будто Пупс мог мгновенно материализоваться перед ними. Но вздрогнула она не только от удара двери. Стюарт никогда не хлопал входной дверью; обычно он проскальзывал в дом, как оборотень.

Знакомые шаги по ступеням; знал ли он, догадывался ли, что они караулят у него в комнате? Колин ждал, вытянув по швам руки со стиснутыми кулаками. Тесса услышала, как на полпути скрипнула ступенька, и вот перед ними появился Пупс. Она была уверена, что он заранее состроил гримасу скуки, смешанной с презрением.
— Привет, — сказал он, переводя взгляд с матери на сурового, напряжённого отца. Он ни на миг не терял самообладания, которого у Колина никогда не было. — Сюрприз.

В отчаянии Тесса попыталась взять инициативу на себя.
— Папа переживал, где ты, — произнесла она умоляющим голосом. — Ты сказал, что будешь сегодня с Арфом, но папа видел…
— Ну да, планы поменялись, — сказал Пупс.
Он посмотрел на то место, где лежал спичечный коробок.
— Не хочешь сказать нам, где ты был? — спросил Колин.
Кожа вокруг его рта пошла белыми пятнами.
— Могу, если ты действительно хочешь знать, — сказал Пупс и замолчал в ожидании ответа.

— Стю, — то ли прошептала, то ли простонала Тесса.
— Я был с Кристал Уидон, — сказал Пупс.
«О боже, нет, — подумала Тесса. — Нет, нет, нет…»
— С кем ты был? — переспросил Колин; он был настолько ошарашен, что даже не мог злиться.
— Я был с Кристал Уидон, — повторил Пупс немного громче.
— С каких это пор, — произнёс Колин после бесконечной паузы, — ты с ней водишься?
— С недавних, — сказал Пупс.
Тесса видела, как Колин пытается сформулировать вопрос, слишком нелепый, чтобы произносить его вслух.

— Надо было нас предупредить, Стю, — сказала она.
— Предупредить о чём? — уточнил он.
Она боялась, что он спровоцирует серьёзную ссору.
— Куда ты идёшь, — сказала она, поднимаясь с места и пытаясь сохранять невозмутимый вид. — В следующий раз звони нам.
Она посмотрела на Колина в надежде, что он последует за ней к двери. Но муж стоял как вкопанный посреди комнаты и с ужасом глядел на Пупса.
— У тебя… было что-то с Кристал Уидон? — проговорил Колин.

Они посмотрели друг другу в глаза: Колин был выше на несколько дюймов, но власть всё равно оставалась в руках Пупса.
— Что-то? — повторил Пупс. — В каком смысле?
— Ты знаешь, что я имею в виду! — побагровев, рявкнул Колин.
— Ты имеешь в виду, трахаюсь ли я с ней? — спросил Пупс.
— Стю!
Но сдавленный возглас Тессы был заглушён криком Колина:
— Как ты смеешь, чёрт подери!
Ухмыляясь, Пупс едва взглянул на Колина. Всё его существо представляло собой насмешку и вызов.
— Дальше что? — спросил Пупс.

— Ты… — Колин пытался подобрать слова, краснея с каждой минутой всё больше. — Ты состоишь в близких отношениях с Кристал Уидон?
— Допустим, состою, и что? — спросил Пупс и перевёл взгляд на мать. — Ты ведь всячески пытаешься помочь Кристал, не так ли?
— Помочь…
— Разве ты не бьёшься за сохранение этой наркологической клиники, чтобы помочь семье Кристал?
— Какое это имеет отношение к…
— Не понимаю, что тут такого, если я с ней встречаюсь?

— Ты встречаешься с ней? — резко переспросила Тесса. Если Пупс хочет устроить скандал на эту тему, она этого не допустит. — Ты действительно к ней ходишь, Стюарт?
От его ухмылки Тессе стало дурно. Он не потрудился соблюсти хоть какие-то приличия.
— Ну, ни к ней домой, ни ко мне мы не ходим…

Колин взмахнул одеревенелым, стиснутым кулаком — и ударил со всей силы. Он заехал сыну прямо в челюсть, и Пупс, который полностью сосредоточился на разговоре с матерью, был застигнут врасплох; он отшатнулся, ударился о стол и рухнул на пол. Через мгновение он вскочил на ноги, но Тесса уже встала между ними, лицом к сыну.
У неё за спиной Колин повторял:
— Вот негодяй. Вот негодяй.
— Да? — сказал Пупс, теперь без ухмылки. — Уж лучше быть негодяем, чем таким придурком, как ты!

— Хватит! — закричала Тесса. — Колин, уходи. Уходи!
Разгневанный и потрясённый, Колин немного помедлил, дрожа от злости, а потом ринулся прочь из комнаты; им было слышно, как он запнулся на лестнице.
— Как ты мог? — прошептала сыну Тесса.
— Легко, — ответил Стюарт, и его взгляд так встревожил Тессу, что она поспешила закрыть дверь изнутри и запереть её на задвижку.
— Ты же просто используешь эту девочку, Стюарт, и сам это знаешь; а как ты сейчас говорил со своим…

— Ни фига, — сказал Пупс, шагая по комнате взад и вперёд; на его лице не осталось и следа прежнего самообладания. — Ни фига я её не использую. У неё свой интерес… если она живёт в долбаном Филдсе, то это не значит, что… на самом деле вы с Кабби не хотите, чтобы я с ней трахался, только потому, что считаете её плебейкой.
— Это не так! — сказала Тесса, хотя это была чистая правда, и при всей своей заботе о Кристал она всё же надеялась, что Пупсу хватило ума пользоваться презервативом.

— Вы чёртовы лицемеры, ты и Кабби! — сказал он, всё ещё шагая туда-сюда вдоль кровати. — Это враньё, что вы хотите помочь семье Уидон, на самом деле вы не хотите…
— Достаточно! — прокричала Тесса. — Не смей так со мной говорить! Как ты не понимаешь… как ты не можешь уяснить… неужели ты такой эгоист, проклятье!
Тесса не могла подобрать слов. Она развернулась, отперла засов и вышла, хлопнув дверью.

Её уход произвёл на Пупса странное впечатление, он перестал вышагивать и уставился на закрытую дверь. Затем порылся в карманах, вытащил сигарету и прикурил, не потрудившись даже подойти к окну, чтобы дым не шёл в комнату. Он ходил кругами, не в силах совладать с собой; ему в голову лезли обрывистые, сумбурные мысли, нагоняя волну злости.

Ему вспомнился тот пятничный вечер примерно год назад, когда Тесса поднялась к нему в комнату и сказала, что отец хочет взять его на следующий день с собой на футбол — поиграть с Барри и его сыновьями.
— Чего? — изумился тогда Пупс.
Предложение было неслыханное.
— Просто так. Погонять мяч, — сказала Тесса, разглядывая разбросанную по полу одежду, чтобы не встречаться взглядом с Пупсом.
— С какой стати?

— Папа считает, что это будет здорово, — сказала Тесса и наклонилась поднять школьную рубашку. — Деклан вроде хочет потренироваться. У него матч.
Пупс играл в футбол довольно хорошо. Всех это удивляло; окружающие не ожидали от него любви к спортивным играм, считая, что он должен презирать командный дух. Он играл так же, как говорил: грамотно, с обманными манёврами и финтами, не щадя слабых соперников, используя любую лазейку, но не всегда добиваясь результата.

— Я даже не знал, что он умеет играть.
— Папа отлично играет: когда мы познакомились, он ходил играть в футбол два раза в неделю, — с пылом сказала Тесса. — Завтра в десять утра, хорошо? Я постираю твои спортивные штаны.
Пупс сделал затяжку, невольно вспоминая дальше. Зачем он тогда на это повёлся? Сегодня ни за что не стал бы участвовать в этом дурацком фарсе: валялся бы в постели, пока не стихнут крики. Но в прошлом году он ещё не следовал принципам аутентичности.

Вместо этого он вышел из дома с Кабби и пять минут шагал с ним рядом в полном молчании; оба понимали, насколько велика пропасть, которая пролегла между ними.
Игровое поле принадлежало начальной школе Святого Фомы. Залитое солнечным светом, оно в этот час оказалось безлюдным. Они разделились на две команды по три человека, потому что с Декланом пришёл его друг, оставшийся у него с ночёвкой на выходные. Этот парнишка, который буквально преклонялся перед Пупсом, оказался в команде с ним и Кабби.

Пупс и Кабби молча пасовали друг другу мяч, в то время как Барри — бесспорно, худший игрок — вопил, хвалил и подбадривал всех подряд своим ярвилским говорком, носясь туда-сюда по полю, размеченному их собственными фуфайками. Когда Фергюс забил гол, Барри в порыве радости понёсся ему навстречу, но не рассчитал силы и головой ударил Фергюса прямо в челюсть. Оба они повалились на землю, Фергюс задыхался от боли и от смеха, а Барри в приступе хохота пытался выдавить извинение. Пупс невольно заулыбался, но услышал нелепый рокочущий смех Кабби и, нахмурившись, отвернулся.

А потом, когда счёт был равный и встреча близилась к концу, наступил тот неловкий момент, тот досадный, презренный момент, когда Пупс увёл мяч у Фергюса и Кабби закричал:
— Молодец, Стю, дружище!
«Дружище». Кабби никогда в жизни не называл его «дружище». Это звучало жалко, неискренне, неаутентично. Он подражал Барри, подражал его непринуждённой, аутентичной привычке подбадривать своих сыновей; Колин пытался произвести впечатление на Барри.

Мяч пушечным ядром отскочил от ноги Пупса, ударил Кабби прямо по ничего не подозревающему, глупому лицу и разбил очки; под глазом заалела первая капля крови; прошло ещё несколько секунд, прежде чем Пупс осознал, что сделал это нарочно; понял, что целился в Кабби, чтобы отомстить.
Больше они никогда не играли в футбол. Изначально обречённый на неудачу эксперимент по сближению отца и сына провалился, как и дюжина предыдущих.
А я, чёрт подери, вообще его не хотел!

Он хорошо расслышал эти слова. Должно быть, Кабби говорил про него. Они ведь торчали у него в комнате. О ком ещё мог говорить Кабби?
«Меня не колышет», — подумал Пупс. У него и раньше были подозрения. Почему-то в груди похолодело.
Пупс вернул на место компьютерный стул, который опрокинул Кабби, ударив сына. Согласно принципу аутентичности, Пупс должен был бы отстранить мать и двинуть Кабби по морде. Снова разбить ему очки. Пустить кровь. Он ненавидел себя за то, что этого не сделал.

Но были и другие способы мести. За долгие годы Пупс много чего подслушал. Он знал о нелепых страхах отца намного больше, чем думали родители.

У него непривычно одеревенели пальцы. Когда Пупс открыл сайт местного совета Пэгфорда, на клавиатуру упал пепел с его сигареты. Несколькими неделями ранее он освоил скуль-инъекции и сам нашёл список кодов, которые Эндрю отказался ему дать. Просмотрев за несколько минут форум совета, он без проблем авторизовался как Бетти Росситер, сменил имя пользователя на «Призрак_Барри_Фейрбразера» и начал печатать.


Все материалы, размещенные в боте и канале, получены из открытых источников сети Интернет, либо присланы пользователями  бота. 
Все права на тексты книг принадлежат их авторам и владельцам. Тексты книг предоставлены исключительно для ознакомления. Администрация бота не несет ответственности за материалы, расположенные здесь