Случайная вакансия

Случайная вакансия

Джоан Роулинг

V

Рут застыла в освещённой торшером гостиной, продолжая сжимать телефонную трубку, только что опущенную на рычаг.

Хиллтоп-Хаус был небольшим и компактным. Голоса, звуки шагов и хлопанье дверей в старом доме всегда безошибочно указывали, где находится каждый из четырёх членов семьи. Рут знала, что муж сейчас в ванной: из-под лестницы доносилось шипение и потрескивание бойлера. Она выждала, пока Саймон не включил воду, и только тогда стала звонить Ширли, опасаясь, что даже вопрос об адреналиновой шприц-ручке «Эпипен» будет расценен мужем как братание с врагами.

Семейный компьютер стоял в углу гостиной: так Саймону было сподручней следить, чтобы никто понапрасну не вводил его в расход. Опустив телефонную трубку, Рут бросилась к клавиатуре.
Сайт Пэгфордского совета загружался целую вечность. Рут трясущейся рукой водрузила на нос очки для чтения и стала просматривать страницы. Наконец она нашла форум. С экрана вызывающе, чёрным по белому, кричало имя её мужа:
САЙМОНУ ПРАЙСУ НЕ МЕСТО В СОВЕТЕ

Двойным щелчком открыв сообщение, она прочла его целиком. У неё поплыло перед глазами.
— Боже мой, — прошептала она.
Потрескивание бойлера смолкло. Должно быть, Саймон надевал пижаму, которую заранее положил на батарею. А до этого он задёрнул шторы в гостиной, включил торшер и зажёг камин, чтобы можно было сразу развалиться на диване и посмотреть новости.

Рут понимала, что не сказать ему нельзя. Молчать, ждать, пока он выяснит сам, было бессмысленно: она знала, что не посмеет такое скрывать. Её терзало чувство вины и ужаса, только непонятно отчего.
На лестнице затопали быстрые шаги, и Саймон в синей байковой пижаме появился в дверях.
— Сай, — прошептала она.
— Ну что ещё? — спросил он, внезапно разозлившись.
Ему уже стало ясно, что какая-то досадная мелочь сейчас отравит долгожданный вечер у телевизора.

Рут указала на монитор и глупо, по-детски зажала рот ладонью. Страх передался и ему. В несколько шагов он оказался перед компьютером и грозно взглянул на экран. Читал он обычно медленно. Слово за словом, строчку за строчкой, усердно и внимательно.

Закончив, он обмер, соображая, кто же мог на него настучать. Он вспомнил вечно жующего жвачку парнягу из типографии, которого бросил в Филдсе, когда они забирали компьютер. Подумал о Джимми и Томми, с которыми они вместе подхалтуривали на левых заказах. Наверняка волна пошла с работы. Внутри у него заклокотали гнев и ярость, а затем последовал взрыв.
Он подскочил к лестнице и задрал голову:
— А ну, спускайтесь оба! Живо!

Рут по-прежнему сидела, зажимая рот. У него возникло садистское желание с размаху ударить её по руке, чтобы не распускалась: ведь это он, чёрт возьми, оказался в дерьме.
Первым в комнату вошёл Эндрю, за ним — Пол. Эндрю сразу увидел, что на экране светится герб Пэгфордского совета, а мать, сидя перед компьютером, зажимает рот рукой. Шагая босиком по лысому ковру, он словно падал в шахту лифта.
— Кое-кто, — начал Саймон, сверля сыновей взглядом, — разболтал, что говорилось у нас дома.

У Пола в руках была тетрадка по химии, которую он не сообразил оставить наверху и теперь держал, как Псалтырь. Эндрю не спускал глаз с отца, пытаясь одновременно изобразить замешательство и любопытство.
— Кто-нибудь где-нибудь трендел, что у нас дома палёный компьютер? — спросил Саймон.
— Я — нет, — ответил Эндрю.
Пол тупо уставился на отца, пытаясь переварить вопрос. Эндрю хотелось, чтобы брат заговорил. Почему он такой тормоз?
— Ну? — рявкнул Саймон на Пола.
— Не помню, чтоб я…

— Ты не помнишь? Сам себя не помнишь?
— Не помню, чтоб я говорил…
— Интересно. — Саймон расхаживал взад-вперёд перед Полом. — Интересно.
Размахнувшись, он выбил из рук сына тетрадь.
— Соображай, придурок, — прорычал он. — Шевели мозгами, чёрт тебя дери. Это ты растрезвонил, что у нас палёный компьютер?
— Почему палёный, — выдавил Пол. — Я такого не говорил… Я вообще никому не рассказывал, что у нас новый компьютер.
— Так-так. Все сами допёрли, да?
Он тыкал пальцем в монитор.

— Языком вздумал трепать, гадёныш! — заорал он. — Вон, с-с-сука, в интернете висит! Увидишь, что с тобой будет… если… я… теперь… потеряю… работу!
С каждым из последних пяти слов на голову Пола обрушивался отцовский кулак. Пол съёжился и пригнулся; из левой ноздри закапала тёмная жидкость: несколько раз в неделю у него шла носом кровь.

— А ты? — Саймон вспомнил о жене, которая неподвижно сидела перед компьютером, тараща глаза за стёклами очков и, словно чадрой, прикрывая рот ладонью. — Сплетничала с бабьём?
Рут опустила руку.
— Нет, Сай, — зашептала она. — Ну то есть я только Ширли рассказала, что у нас новый компьютер… но она никогда…
«Ты, дура, дура, кто тебя тянул за язык?»
— Кому ты рассказала? — тихо переспросил Саймон.

— Ширли, — простонала Рут. — Но я не говорила, что он краденый, Сай. Я просто сказала, что ты скоро привезёшь домой…
— Выходит, это ты меня сдала! — заорал Саймон, срываясь на визг. — У неё же сын баллотируется, она только и ждёт, чтоб меня с говном смешать!
— Да нет же, Сай, я сама от неё узнала, только что, она бы никогда…
Он подскочил к ней и ударил по лицу, прямо как мечтал с того самого момента, когда она поджала хвост.

Её очки взлетели в воздух и разбились о книжный шкаф; Саймон снова ударил, и она упала на компьютерный стол, который сама с такой гордостью купила с первой зарплаты в Юго-Западной больнице.
Эндрю давно дал себе обещание; он двинулся вперёд, как в замедленной съёмке, и всё вокруг стало холодным, липким и будто ненастоящим.
— Не бей её! — потребовал он, загораживая собой мать. — Не смей…

Кулак Саймона рассадил ему губу, и Эндрю упал прямо на мать, растянувшуюся поверх клавиатуры; Саймон продолжал сыпать ударами, которые попадали Эндрю по рукам, закрывавшим лицо; Эндрю пытался подняться со своей несчастной, скорчившейся матери, но Саймон, как бешеный, снова и снова колотил обоих, не оставляя живого места.
— Будешь знать, как меня учить… будешь знать, трусливый щенок, засранец прыщавый…

Упав на колени, Эндрю попытался отползти, но Саймон стал бить его ногами по рёбрам. До слуха Эндрю донеслась мольба Пола:
— Не надо!
Саймон снова нацелился под рёбра Эндрю, но тот сумел увернуться, и Саймон, ударившись ногой о кирпичный камин, неожиданно взвыл от боли как юродивый.
Пока Саймон, схватившись за стопу, прыгал на месте и визгливо матерился, Эндрю откатился в сторону, а Рут, приглушённо рыдая, сползла на вращающееся кресло. Чувствуя вкус собственной крови, Эндрю поднялся с пола.

— Кто угодно мог разболтать про компьютер, — с трудом выговорил он, не теряя бдительности; от побоев он расхрабрился: лучше уж так, чем трястись и смотреть, как Саймон выпячивает челюсть и накачивает себя злобой. — Ты же сам сказал: охранника вырубили. Кто угодно мог разболтать. Не мы это…
— Ах ты… щенок вонючий… я из-за тебя палец сломал! — задохнулся Саймон, повалившись в кресло и не отпуская стопу. Он, видимо, ждал сочувствия.

Эндрю представил, как берёт ружьё и стреляет Саймону в голову — только мозги по комнате разлетаются.
— А девочка Полина-то у нас опять потекла! — издевательски бросил Саймон младшему сыну, который пытался унять капающую сквозь пальцы кровь. — Пшёл вон с ковра! Пшёл вон, сопляк!
Пол шмыгнул за дверь. Эндрю прижал край футболки к разбитой губе.

— А твоя халтура? — всхлипнула Рут, у которой от удара горела щека, а по лицу текли слёзы. Эндрю невыносимо было видеть её унижение, но в нём закипала неприязнь оттого, что она сама напросилась, хотя ежу было ясно… — Там про левые заказы написано. Ширли не могла о них знать, правда же? Это кто-то из типографских. А ведь я тебе говорила, Сай, я тебе говорила, чтобы ты не связывался с этими делами, я места себе не находила…

— Да заткнись ты! Блеешь, как коза, а денежки-то любишь тратить! — завопил Саймон, снова выпячивая челюсть.
Эндрю хотелось прикрикнуть на мать, чтобы та не распускала язык: любой дурак бы допёр, когда нужно говорить, а когда помалкивать, но эта за свою жизнь ничему не научилась — до сих пор дальше своего носа не видит.
Некоторое время все трое молчали. Рут хлюпала и вытирала глаза тыльной стороной ладони. Саймон, пыхтя, сжимал стопу. Эндрю слизывал кровь и чувствовал, как разбухает губа.

— Попрут меня с работы, к едрёной матери. — Саймон обшаривал гостиную диким взглядом, словно высматривая, кого бы ещё поколотить. — И так все бздят, как бы под сокращение не попасть. К бабке не ходи… Эх…
Он смахнул настольную лампу, но она не разбилась, а только покатилась по полу. Саймон подхватил её и, выдернув из розетки, запустил в Эндрю; тот увернулся.
— Кто меня сдал? — заорал Саймон, когда подставка лампы разлетелась при ударе о стену. — Какая сволочь язык распустила?

— Да это козёл какой-нибудь из типографии! — заорал в ответ Эндрю; его губа, вздувшаяся, как долька мандарина, сочилась кровью. — Ты что думаешь, мы… думаешь, мы до сих пор не научились помалкивать в тряпочку?
Эндрю словно пытался читать мысли дикого зверя: у отца на скулах перекатывались желваки, но видно было, что он обдумывает услышанное.
— Когда это прислали? — прорычал он жене. — Посмотри! Какая там дата?

Всхлипывая, она уставилась на экран, но без очков ей пришлось водить носом по строчкам.
— Пятнадцатое, — прошептала она.
— Пятнадцатое… воскресенье, — сказал Саймон. — Это ведь воскресенье было?
Никто ему не ответил. Эндрю не мог поверить их удаче, но сомневался, что на этом всё закончится.
— Воскресенье, — повторил Саймон. — Значит, кто угодно мог… Ах, чёрт, палец! — завопил он, поднявшись с кресла, и старательно захромал в сторону Рут. — Пошла отсюда!

Она отскочила и стала с расстояния наблюдать, как он перечитывает текст. Саймон по-звериному захрипел, прочищая горло. Эндрю подумал: окажись под рукой кусок проволоки, он бы задушил отца прямо здесь, перед компьютером.
— Как пить дать кто-то с работы пронюхал, — сказал Саймон, будто его только что осенило. Положив руки на клавиатуру, он обернулся к Эндрю. — Как это похерить?
— Что?
— Ты ж на информатику ходишь, дебил! Как это удалить?

— Никак… самому не удалить, — сказал Эндрю. — Только администратор может.
— Вот и стань администратором, — распорядился Саймон, вскакивая и указывая Эндрю на вращающееся кресло.
— Я не могу стать администратором. — Эндрю боялся, что Саймон снова набросится на него с кулаками. — Нужно знать имя пользователя и пароль.
— Тупица, пустое место!
Прохромав мимо, он пнул сына в грудь так, что тот отлетел к камину.
— Дай сюда телефон, — рявкнул Саймон жене, усаживаясь в кресло.

Рут взяла телефон и поднесла его мужу, хотя тот мог легко дотянуться сам. Он выхватил аппарат у неё из рук и набрал номер.
Эндрю и Рут молча ждали, пока Саймон звонил сначала Джиму, потом Томми, с которыми проворачивал свои дела. На его дружков обрушились злобствования и обвинения, выраженные обрывками фраз и бранью.

Пол так и не вернулся. Возможно, он пытался остановить кровотечение или — что более вероятно — обмирал от страха. Эндрю подумал, что брат делает себе только хуже. Уходить без разрешения Саймона было опасно.
Завершив переговоры, Саймон молча протянул телефон Рут, которая поспешила вернуть его на место.

Саймон, весь потный от каминного жара, охваченный бессильной яростью, предавался своим мыслям. В сломанном пальце пульсировала боль, а побои, нанесённые жене и сыну, его не волновали — не велика важность; он влип в историю и сорвался на тех, кто попал под горячую руку; это жизнь. А кроме всего прочего, Рут — вот ведь овца тупая — сама призналась, что выболтала Ширли…

У него в мозгу выстраивалась логическая цепочка. Какой-то пидор (не тот ли сопляк — водитель погрузчика? уж больно он окрысился, когда Саймон бросил его в Полях) настучал Моллисонам (отчего-то признание Рут, что она сболтнула Ширли про компьютер, делало эту версию ещё более правдоподобной), и они (Моллисоны, власть имущие, льстивые и высокомерные, охраняющие подступы к власти) отправили сообщение на сайт (сайтом управляла старая корова Ширли, что окончательно подтверждало его теорию).

— Это всё подружка твоя грёбаная, — бросил Саймон жене, которая сидела с трясущимися губами и глотала слёзы. — Ширли. Это всё она. Накопала на меня грязи, чтоб сыночку дорогу дать. Она, кто ж ещё.
— Но, Сай…
«Заткнись, заткнись же, дура», — твердил про себя Эндрю.
— Опять её защищаешь? — проревел Саймон, поднимаясь.
— Нет! — взвизгнула Рут, и он снова погрузился в кресло, щадя больную ногу.

«Задолбает меня начальство за эти сверхурочные, — размышлял Саймон. — Да ещё, не ровен час, полиция нагрянет за компьютером поганым». Его охватила жажда немедленных действий.
— Ты, — он ткнул пальцем в Эндрю, — выдерни компьютер из розетки. Кабели там и всё прочее. Со мной поедешь.


Все материалы, размещенные в боте и канале, получены из открытых источников сети Интернет, либо присланы пользователями  бота. 
Все права на тексты книг принадлежат их авторам и владельцам. Тексты книг предоставлены исключительно для ознакомления. Администрация бота не несет ответственности за материалы, расположенные здесь