Слова

Слова


В ее глазах он уловил знакомую оттепель мелодии. Правый — ослепительная охра подсолнухов. Левый — лазурная синева океана. Медицина называла диагноз гетерохромией. Он — оберацией полутонов, грацией генных ошибок. 

— Я, конечно, графоман и слова — профессия, за которую платят. Но когда дело о личном — тут я открытая книга, которую никому не открыть. — он сделал глоток. — Но если она приоткрывается, то там много слов, которые раньше никто никогда не читал.

— Это заставляет меня чувствовать себя особенной. — она улыбнулась. — А это очень приятное чувство, ты знаешь об этом?

Он встрепенулся, словно давно готовился задать самый главный вопрос:

— Оно дает мне доступ к мочкам твоих ушей? 

— Зачем?

— Чтобы их немного укусить.

— Нет. — она покачала головой. — Пока тебе можно касаться меня только словами.

Он кивнул:

— В таком случае мои слова обволакивают твою шею. Касаются мочек ушей. Слова забираются в волосы и начинают щекотать голову, касаясь кожи тысячей нежных засечек. Слова гладят ключицы. Слова стекают на плечи. Слова скользят по спине.

— Первый раз вижу, чтобы слова так себя вели с моим телом.

— И какой отклик это вызывает в тебе?

— Мурашки. — она улыбнулась. Близко наклонилась к нему. — Скажи. Ты способен на безрассудный поступок?

—Например? — он приподнял бровь. — Спрашиваю, хоть и знаю ответ.

Она прикоснулась к плечу. С нежностью, разбавляя лаской слова.

— Знаешь. — рука поползла по плечу. — Итак?

Кивнул. Запрокинул голову вбок.

— Сделаю это ради тебя. — набирает легкие воздуха. — На сцене?

— На сцене.

— Когда?

— Прямо сейчас.

Она замирает, предвкушая развязку. Он лезет в карман и достает затертый айфон. Набивает нужное имя в поисковой строке.