Сказка про лису и ворону.

Сказка про лису и ворону.


Летела однажды ворона Шушара с сыром во рту в небе над лесом. Летела она совершенно без всякой цели, просто так, летела расслабленно, немного даже жмурясь от того, что солнце было слепящим. Летела она летела и вдруг ее острый вороний глаз улицезрел где-то далеко внизу, среди деревьев, точнее меж них, знакомую фигуру, которая почему-то немного изменила саму ворону: Шушара стала напряженнее, но было заметнее, что она сглатывает слюну, не пойми по какой причине. Вообще, сглатывание слюны у ворон обозначает недобрые признаки. Однажды, когда ворону застукали в педуниверситете студенты, когда она беспорядочно летала по коридорам и безуспешно искала выход, и когда эти студенты стали помогать лететь вороне тыкая шваброй, тогда у нее тоже сглатывалась слюна и были огромные круглые глаза. Вот и сейчас у Шушары появилась какая-то напряженность во взгляде и в теле, крылья словно замерли на месте и ворона не отрывая прищуреных, подозревающих что-то глаз от какой-то цели, известной только ей, планировала не быстро над тем местом, где она увидела какой-то объект своего наблюдения.

Ворона спускалась все ниже и ниже над лесом, а потом еще ниже и ниже, пока не стала лететь практически над самой поверхностью земли. А обьект, который оказывается двигался по лесу в южную сторону, вороны не замечал. Тут ворона облетала наконец этого объекта спереди и села перед ним прямо на его пути. Ее глаза нахмурились и все больше в них появлялось выражение презрения. Она встала как вкопаная. Объект тоже встал как вкопаный. Это была та самая лиса, которая однажды, обманными мошенническими путями выманила у вороны сыр и по-быстрому убежала. Шушара прекрасно помнила этот развод и то, что ее как последнего лоха обвели вокруг пальца. Во рту у нее был сыр, который сейчас очень мешался вороне. Она еще подумала: "Вот долбаный же сыр, все время от тебя какая-то беда". Ворона неспешно отнесла и положила сыр за пять метров, прямо в дупло стоящему там дереву и не отрывая взгляда от лисы, вернулась к ней. Лису звали Ну.

- Опана, кажется я перед собою наблюдаю мою старую знакомую, ммм, кажется твое имя, если не ошибаюсь Ну, - сказала ворона очень предупреждающе, одновременно делая свою морду еще более презрительной.

- Хааа, это же ты, та самая ворона-имбецил, которая ведется на грубую лесть. Я ж тебе буквально срала в уши комплиментами, это ж насколько надо быть тупорогой ахахаха!!))

- Отдавай-ка, по-добру по - здорову мой сыр, ебаная рыжая лгунья)

- У меня нету сыру, - немного приссала лисица, испугавшись Шушаринного напору, - но коли отгадаешь загадку, я достану тебе новый сыр, еще лучше того, который я у тебя увела.

- Как ты смеешь запаривать мой светлый разум своей невообразимой и гнусной ложью, какая загадка, почему ты смещаешь акцент и запбалтываешь меня своими предложениями?

- О, может быть просто повторенье мать ученья?

В этот момент ворона не очень уловила ту нить разговора, которую разматывала плутовка лиса, а лиса продолжала:

- Я есть твоя школа и твое обучение, я твой университет и докторская диссертация, я вообще есть всё, что ты имеешь в жизни.

Дальше лиса немного стихла, потому что ей прилетела наковальня по морде.

- Ты че швыряешься наковальнями, черная птица?!

- Жгучая месть поглотит тебя, ведь все это время я жила одной лишь мыслью и надеждой, что смогу забрать у тебя то, что по праву причитается мне, - ворона сделала злобные глаза, ведь сколько бед и невзгод плутовка лиса смогла принесть ей в этой нелегкой вороньей жизни.

Ворона давно уже забыла лису, но в эти мгновения, когда они стояли и смотрели друг другу прямо в глаза, Шушара понимала, что отринутое сердце не может быть в почете, она хмурилась и сжимала крылья как кулаки, и вся эта ситуация придавала ей сил и напористости.

- Давай отдавай мой сыр, хренова лисица, ведь он мне так нужен сейчас!

- Нет, я не отдам тебе его, ведь я не имею никаких сыров при себе, и даже под хвостом у меня нет ни одного сыра, хотя обычно там их полным полно.

Ворона поверила словам лисы не полностью и решила найти сыр под хвостом у лисы, но заглянув туда, увидела под хвостом, там где должна быть жопа, лишь проезжающий мимо троллейбус и машущего кондуктора, предлагающего вороне купить билет.

Ворона вернулась из под лисьего хвоста в раздумьях, ведь если под хвостом теперь нет ни одного сыра, то вернуть долг лиса не сможет.

- Давай сыр, рыжая халда!

- Закрой глаза, - сказала ей лиса, - явно задумывая какую-то шутку.

- Твои шуточки больше со мной не пройдут! - сказала ворона и закрыла глаза.

Плутовка лиса же, замыслила одну хитрость: взять из дупла дерева вороний сыр и отдать его вороне как тот сыр, который лиса должна. Она сунула морду в дупло и вдруг как заорет:

- А, бляяяяяяя!!!!!!!!!!!!! Что за мракобесие!??!??!

Это было тщательно спланированное, воронье мракобесие, щедро одарившее лису Ну. Мракобесием оказался капкан на морде.

- Вот видишь, лиса, твои склонности к обману и хитрости, свели на нет всю твою сноровку в осторожности, опять ты решила украсть мой сыр, но это был лишь капкан, специально приготовленный для твоей любопытной морды.

Тем самым, ворона смогла прекрасно проучить лису, чтобы та надолго запомнила, что мошенничество в любом виде, это всего лишь начало проблем, и тот мошеннический крюк, метафорически выражаясь, которым явился в данном случае капкан, который так мастерски был перенаправлен с вороны на лису и вставлен ей в жопу, показал, что справедливость бывает хищной по направлению к самим мошенникам.

Сначала они пытаются ущемить по своей задумке жертву, которая по каким-то причинам глупит и только моргает своими наивнвми глазами, а потом этих же задумщиков может настигнуть хищная справедливость и обернуться для них капканом на морде, или еще это можно назвать деморализующим крюком. Конечно же, ковыляя восвояси, лиса сняла со своей морды капкан и почувствовала облегчение, но она очень задумалась о своей хитрожопой натуре. Ну а ворона взлетела над лесом и улыбаясь во всю ширь своего клюва летела с закрытыми от удовольствия глазами, пока не столкнулась с дирижаблем и не полетела камнем вниз. Шушара так и осталась в положении кверх лапами, воткнувшись клювом в землю. Нет, она не умерла, просто так смешнее.