Сирена

Сирена

Кира Касс

Глава 15

Получить автомобиль напрокат оказалось чуть труднее, чем я представляла. Менеджер вел себя любезно, ведь я хорошо выглядела, но его раздражало, что нам приходится общаться на бумаге. Не думала, что это окажется так трудно, к тому же он меня задерживал. Мне нужно уехать отсюда до возвращения сестер! В спешке мой почерк становился все более неразборчивым. Наконец, когда все глупые бумаги были заполнены, я получила машину.

Чтобы сесть за ее руль, мне потребовалось больше усилий, чем для въезда в страну. Интересно.
Я редко водила машину, и понадобилось время, чтобы войти в колею. Обычно я не прибегала к транспорту – плавание давно стало второй натурой, – и меня раздражала маленькая скорость автомобиля. Морем я попала бы к Акинли практически сразу же, но на машине передо мной простиралось еще много миль.

Слава богу, мне пришлось пересечь лишь половину Флориды. Такой длинный штат. Я ехала по южной части страны, к сожалению, ночь не давала полюбоваться видами. На заправочной станции в Каролине водители грузовиков не обратили на меня особого внимания. Стояло лето, да и одежду я выбрала закрытую. При въезде в Виргинию встало солнце и продолжало взбираться по небу, пока я продвигалась все дальше на север. Я отсчитывала на пальцах штаты: Флорида, Северная Каролина, Делавэр, Коннектикут. И наконец-то Мэн.

Когда я начала узнавать окрестности, по телу разлилось странное тепло. Мне казалось, что я вот-вот взорвусь от нетерпения. В голове теснились вопросы. Как теперь выглядит Акинли? Отрастил волосы? Вернулся ли он в колледж? Бен и Джулия уже поженились? Может, Кейси попалась в лапы дикому медведю?
Оставалось лишь надеяться.

Когда впереди показалась вывеска на въезде в деревню – та, что раньше дарила мне надежду, – я забеспокоилась. Зачем я приехала? Что надеюсь найти? Если у Акинли все хорошо, как это касается меня? А если нет, чем я смогу ему помочь? Чего я вообще надеялась добиться своим приездом? Разумных ответов на мои вопросы не существовало. Какого бы результата я ни рассчитывала достичь, я обречена на провал.

Впереди показался город, и я точно поняла: я совершаю ошибку. Она принесет мне немало горя, но я все равно ее сделаю.
Я зашла слишком далеко и теперь должна увидеть Акинли.
Машину я остановила на парковке у бетонной ограды, через которую мы когда-то прыгали. Через лобовое стекло я видела полоску песка, где Акинли лежал надо мной и целовал до головокружения. Прошел почти год, но память о мозолистых ладонях в моих волосах была так свежа, что я невольно коснулась шеи – вдруг его руки еще там.

Выбросив все мысли из головы, я вышла из машины. Сумку я оставила внутри, но взяла с собой все фальшивые документы. Мне будет легче передвигаться пешком. На улице все еще было темно. После бегства из-под носа у сестер прошли почти сутки. Я надеялась, что девочки не злятся на меня. Надежно укрытая темнотой, я тихо пробиралась по лесу. Акинли спас меня в середине ночи, и теперь я боялась, что могу встретить его на улице. Я знала, куда хочу попасть. Перед мысленным взором ясно отпечаталась дорога до дома.

Я считала их дом своим. Неожиданно меня пронзила страшная мысль: а вдруг они переехали? За год многое могло случиться.
Меня гнал вперед странный порыв. Я должна все увидеть своими глазами, даже если Акинли здесь больше нет. Поездка сделает меня еще более несчастной, чем раньше, но я должна дойти до конца.
Я люблю его.

Ничто не сможет этого изменить. Я люблю Акинли. И готова рисковать жизнью, лишь бы взглянуть на пустой дом. Возможно, если на мою долю выпадет немного удачи, я увижу и самого Акинли. Взгляды на расстоянии – все, что мне оставалось. И я не откажусь от них ни за какие деньги.
Хотя тело мое считалось сильным и несокрушимым, ночное ви
́

дение к нему не прилагалось. Так что я, спотыкаясь, брела по лесу. Чувство направления тоже часто меня подводило, но сейчас дом притягивал к себе как магнит. От нетерпения ныли зубы, хотя мне казалось, что я прикладываю больше усилий, чем за рулем.
И тут деревья расступились, и я увидела его. Мой дом. Такой красивый. Случайные прохожие не нашли бы в нем ничего особенного, но в моих глазах он стоил целого королевства.

Первый отблеск надежды появился, когда я заглянула в гараж. Я знала, что машины в него не ставили. Там в банках и коробках хранили всякую всячину, бок о бок с гитарой, барабанами и клавишной установкой Бена, которые тот оставил на всякий случай: вдруг удастся пробиться на музыкальную сцену. На подъездной дорожке стояла вечно пахнущая рыбой машина Бена. Они никуда не уехали. Сияющей звездой у стены дома на опущенной подножке стоял «Бесси». Если «Бесси» здесь, значит и Акинли тоже.

Надо было захватить с собой часы, я понятия не имела, сколько сейчас времени. Пробел в моем плане. Мне придется по солнцу угадывать, который час.

Я издалека осматривала дом. Свет на втором этаже не горел, но на первом из окон пробивалось свечение. Слишком слабое для верхнего освещения – возможно, телевизор. Кто-то не спит, хотя это ничего не говорит о точном времени. Оглядевшись, я не заметила на улице ни одной машины, поэтому воспользовалась случаем и перебежала дорогу. Я заранее надела черные джинсы и футболку, чтобы слиться с темнотой ночи, и идея вроде удалась. В тени дома я обошла его по кругу и поднялась на крыльцо. Оттуда осторожно взобралась по решетке с северной стороны. Должно быть, Джулия пыталась вырастить плющ, но он не принялся, хотя решетка сильно облегчила мне карабканье на второй этаж. По крыше крыльца я добралась до окна Акинли.

Он сменил занавески на более фривольные – женские. Боже, значит, Кейси переехала к нему. Акинли никогда бы не повесил такие по доброй воле. Он согласился, чтобы угодить девушке, даже если шторы ему не нравились, это в его стиле. Акинли, ну почему ты такой покладистый? Если здесь жила Кейси – а она, без сомнения, поселилась бы в комнате Акинли, – чем они сейчас занимаются? Вдруг я загляну в окно и увижу любимого мужчину в постели с другой женщиной? Хватит ли мне сил уйти отсюда? Простить его за то, что забыл меня, и не вцепиться ногтями в лицо Кейси?

Я сделала глубокий вдох. Надо сделать все, что в моей власти, чтобы Акинли был здоров и счастлив. С самого начала я собиралась дать ему все, что он пожелает. Если он хочет Кейси, я ее не трону.
Я осторожно заглянула в окно, и мои подозрения подтвердились. Стены были перекрашены. В темноте я не могла разглядеть их цвет. Фотографии на стене исчезли, их сменили забавные рисунки птиц и слоников. Как странно. Я ничего не понимала, пока не заметила детскую кроватку в углу.

Там спало самое маленькое, самое чудесное существо, что я когда-либо видела. Грудь девочки поднималась и опускалась. Она была прекрасна. Над кроваткой на тонких лентах свисали картонные буквы – Бекс. Видимо, сокращение от Ребекка. Прекрасное имя для ребенка, чьих родителей зовут Бен и Джулия.
Сколько же ей? Я отсчитала в голове месяцы. Значит, когда я гостила здесь, Джулия уже была беременна. Интересно, она знала? И хранила в секрете появление этой чудесной девочки?

Я понимала, что это не мой ребенок, и все же жалела об упущенном. Мы с Бекс могли бы стать лучшими друзьями, я бы присматривала за ней. А Джулия? Наверняка ей сейчас пригодилась бы помощь по дому. Может, она вспоминает обо мне и обижается, что я бросила ее в такое ответственное время.
Прости, Джулия.
Я долго смотрела на Бекс, пытаясь навсегда запомнить крохотное, милое личико. Затем, налюбовавшись, отправилась искать Акинли.

Скорее всего, это он смотрит телевизор в гостиной, так что надо как-то подобраться к высоким окнам. Спустившись на крыльцо, я заглянула в гостевую комнату и обнаружила там вещи Акинли. Конечно, он переехал туда. Но по дороге сюда меня одолела тревога, и я просто радовалась, что он никуда не делся. И к счастью, Кейси здесь вроде тоже не было.

На кровати лежало синее удобное покрывало Акинли. Постель он оставил неприбранной. На вбитых в стены гвоздях висели его бейсбольные кепки – коллекция выглядела небрежнее, чем когда они размещались наверху. На полу у корзины для грязного белья валялась одежда, словно он кидал ее издалека и каждый раз промахивался. На комоде лежала кучка вынутых из карманов вещей: бумажник, ключи и мелочь. Рядом блестящий, сложенный пополам лист бумаги. Он походил на инструкцию к какой-то технике. Что бы это ни было, Акинли явно постоянно носил его с собой. Края потемнели от грязи, а сгиб протерся до дыр. Мне показалось, что кое-где бумага склеена скотчем.

Дверь в комнату была приоткрыта, в нее лилось свечение телевизора. Наверняка он там, так что я принялась ждать. Я сгорала от нетерпения и с трудом заставляла себя не подскакивать на месте – крыльцо предательски скрипело. Со второго этажа не доносилось ни звука, двор соседского дома стоял пустым. Вокруг царила тишина. Никто не знал, что я здесь. Ночь стояла безлунной, и я полностью сливалась с темно-синим небом.

Когда Акинли решил лечь спать, часы на ночном столике показывали два часа ночи. Экран телевизора погас, и я пригнулась, чтобы Акинли не заметил меня, входя в комнату. Мою комнату. В раздвинутых занавесках зажегся свет. Я осторожно подняла голову над подоконником и возблагодарила судьбу за царящую на улице темноту. Акинли стоял у комода, ко мне спиной. Мне показалось, что он наводит порядок. Затем взял в руки блестящий лист и принялся читать. Видимо, текст был долгий – он занял несколько минут. Потом Акинли отложил лист и начал готовиться ко сну.

Я виновато, но в то же время возбужденно наблюдала, как он раздевается до трусов. Не менее волнующе, чем носить их самой. Акинли был прекрасен. Мышцы на спине двигались, и я затосковала по утраченной возможности ощутить их под своими руками. Он явно давно не стригся. Мне понравилась его отросшая прическа. Акинли шли длинные волосы.

Под кожей разгорелось голодное тепло. Так женщина хочет мужчину. Но не любого – своего. Я понимала, что не могу считать Акинли своим, но желание жгло и не давало покоя. Не думала, что смогу о нем забыть, пока Акинли не повернулся ко мне лицом.

На меня смотрела пустота. Почти такая же, какую я порой ощущала внутри. Акинли отрастил щетину, отчего выглядел несколько устрашающе. Если бы я его не знала, то могла испугаться. Он выглядел усталым и осунувшимся, словно последнее время плохо спал. И он похудел. Красота не исчезла, но я видела, что он сломлен. Ему не требовалось ничего говорить. Я понимала его так же, как он понимал меня. Он страдал, причем сильно. Что довело его до такого состояния?

Неужели Кейси что-то сделала? Снова ранила его чувства? Оглядывая комнату, я не нашла никаких доказательств ее существования. Ни забытого свитера, ни даже совместной фотографии. Ничего. Может, они расстались? Вряд ли, учитывая, на какие хлопоты она пошла, чтобы заполучить Акинли обратно. Скорее всего, они поругались. Жаль, что Кейси не желала вести себя помягче.

Акинли подошел к кровати, запустил руку под матрас и вытащил тонкую книжку. Затем забрался в неубранную постель, натянул одеяло и открыл книгу: «Щедрое дерево». Та самая? Уголки загнулись, обложка потрепалась, а страницы едва держались в переплете. Рассказ был коротким, так что он прочел его три раза. Затем лег на кровать и напоследок прижал книгу к груди. Убрал ее под матрас и снова лег на спину. Я видела, как из левого глаза, ближайшего ко мне, скатилась слеза. Акинли шмыгнул, вытер слезу и выключил свет.

Это из-за меня.
Из-за меня он выглядел осунувшимся, а в комнате царил беспорядок. Если Кейси здесь не было, значит он попросил ее уехать. Он ждал. Мое тело не допускало проявления внешних признаков, но чувствовало то же самое. Если бы отсутствие аппетита заставило меня похудеть, от бессонницы появились бы мешки под глазами, от небрежения к себе потускнела кожа. Я выглядела бы точно так же.

Я скучала по нему. Он скучал по мне. И этого никак не исправить. Сотню раз я пыталась придумать, как обойти мою вечную молодость, молчание, отлучки на службе Океан и постоянный страх нечаянно убить Акинли.

Но так и не смогла. И страдала из-за этого, но мои страдания меня не смущали. Я не допущу, чтобы Акинли тоже мучился. Я думала, мое исчезновение подтолкнет его в объятия Кейси. Да, он говорил, что ему дорога я. Но после моего побега Акинли должен был решить, что я его не люблю. Обидеться или разозлиться, а затем продолжать жизнь назло мне. Надо было причинить ему больше боли. Что еще я могла бы сделать?
Надо было оставить кулон.

Я подняла руку и потрогала тонкую цепочку на шее. Если я оставлю его сейчас, это докажет, что я возвращалась, но ничего не скажет о моей ненависти к Акинли. Вдруг он будет ждать, что я навещу его снова, и еще крепче держаться за воспоминания. Надо составить план, как обидеть Акинли. Что причинит ему достаточную боль, чтобы он забыл меня? Не надо жалеть его: в перспективе ему будет лучше.
И тут я вспомнила. У меня уже был план, который я придумала в самом начале. Милосердный план.

Так лучше, чем оставить его лежать по ночам без сна и надеяться, что я чудесным образом вернусь. Мне надо просто показаться ему на глаза, а затем исчезнуть навсегда. Осталось только придумать, как проделать все правильно.

В ожидании вдохновения я наблюдала за спящим Акинли. Сон его был тяжелым. Несколько раз за ночь он успокаивался, но в основном крутился и вертелся. Ближе к рассвету заплакала Бекс, и он тут же проснулся. Значит, так и не заснул глубоко. Перед восходом солнца я ушла обратно в лес, ждать подходящего случая. Я еще не придумала, как обставить свое появление. Мне потребуется убедительное объяснение, почему я пропала. Все еще в раздумьях, я увидела, как из дома вышли Акинли и Бен. Пора приниматься за работу.

– Ты уверен, что справишься один? – спросил Бен.
– Даже не думай. Ты теперь папаша. Порой тебе придется оставаться дома. Присмотри за своей девочкой. – Акинли выглядел усталым. Бриться он тоже не стал.
– Присмотрю. Сам понимаешь, Джулия простыла, а у Беки начинается насморк. Джулия боится, что она ее заразит. А я никогда не болею, – гордый за свою иммунную систему, заявил Бен.
– Ничего страшного. – Даже усталость не могла скрыть любви, которую Акинли питал к своей семье.

– Смотри не перестарайся. Сделай только самое необходимое, а завтра я тебе помогу.
– Как скажешь, босс, – ответил Акинли со слабой улыбкой.

На работу он отправился пешком. Сегодня выдался хороший день для прогулки. Бен вернулся домой, и я углубилась в лес. При солнечном свете лавировать между деревьями стало намного легче. Но рано или поздно мне придется покинуть укрытие, поскольку лес не доходил до побережья. Мне пришлось нелегко, но я добралась до крохотного причала, где в свое время мы с Акинли садились в лодку.

Акинли отчалил один. Я была еще далеко, но сразу узнала «Марию». А Акинли я узнаю на любом расстоянии. Он рыбачил вдалеке от других, да и лодок в море было немного. Возможно, так здесь всегда. Год назад я не обращала внимания на окружающих.

Я долго наблюдала за ним издалека. Его присутствие доставляло мне странное утешение. Возможно, я даже с радостью посещу его свадьбу. А может, к тому времени уговорю себя перестать следить за ним. Не знаю. Работой он занимался чисто механически и мало следил за окружением. Он опустил ловушки, но старые поднимать не стал. Сделал только необходимый минимум, как и говорил Бен. Казалось, Акинли с радостью выполняет приказы. Я больше не могла смотреть на то, как он двигается.

Акинли походил на призрака. Он, как и я, ощущал себя идущей по жизни марионеткой. Мне нужно все исправить. Я придумывала историю, с которой сегодня появлюсь в его доме, но тут судьба изменила мои планы.
Он явно был не в себе, иначе вел бы себя осторожнее. Я не видела как, но Акинли споткнулся. Ударился головой о борт и с всплеском рухнул в воду.
Ой! Мне самой стало больно. Без сомнения, теперь весь день его будет мучить головная боль. Я всматривалась в волны в ожидании, когда он вынырнет.

Но Акинли не появлялся.
Я не видела и не слышала борьбы в воде. В панике я оглядела другие лодки. Неужели никто не заметил, как он упал? Раньше, когда мы шли по городу, его замечали все встреченные люди.
Неужели все настолько изменилось и горожане тоже считали Акинли призраком? Никто из рыбаков не двинулся с места.

Если подумать, то решение должно было даться мне нелегко. Но на самом деле, когда я увидела, что Акинли не всплывает, я даже не раздумывала, а сделала то, что должна была сделать, – нырнула за ним.
Естественно, Океан очень удивилась и захотела знать, что я тут делаю. Ведь Она считала, что я во Франции.
Как Ты думаешь, почему я здесь?

Она повысила голос. Сказала, что мне нужно забыть о глупостях, научиться вести себя сдержаннее. Она продолжала говорить, но я не слушала. Я не могла найти Акинли и тревожилась все сильнее. Глубина была небольшая, куда он мог деться? И тут я увидела его в шести футах внизу, опускающимся на дно. Я обхватила его руками и начала подниматься.
Но Океан потянула меня вниз. Она хотела знать, чтó я вытворяю.
Ему нужен воздух!
Он упал в воду. Он тонул. Теперь он принадлежит Ей.

Нет! Пожалуйста, пощади его!
Акинли теперь принадлежит Ей.
Я найду тебе другого вместо него. Сотню, тысячу! Я сама их утоплю, только отпусти его!
Так нельзя.
Я знаю, знаю. Пожалуйста, хоть один раз переступи через свои нерушимые правила. Прошу, не убивай его!
Нет.
У меня началась истерика.
Господи! Пожалуйста, господи! Отпусти его. Ради меня, я умоляю! Пожалуйста!
Это невозможно.

Возможно! Все возможно. Просто отпусти его. Ты же можешь. Пожалуйста! Ради меня. Ты же говорила, что любишь меня. Если Ты любишь меня хотя бы вполовину так сильно, как говорила, не забирай его. Пожалуйста!
Я рыдала без остановки.
Пожалуйста!
Из последних сил я потянула Акинли вверх.
Пожалуйста!
И тут я ощутила, как Ее хватка слабеет.
Пожалуйста, ради меня, отпусти его!
Она отпустила нас. Я не могла поверить. Прилива сил хватило бы на тысячу марафонов.

Мне было велено доставить Акинли на поверхность и немедленно вернуться к Ней. Она кипела от ярости.
Конечно! Конечно, я сейчас! Спасибо!
Крепко держа Акинли, я со всей возможной скоростью устремилась к поверхности воды. Сейчас я испытывала искреннюю благодарность за свое тело. Обычная девушка не смогла бы ни нырнуть так глубоко, ни удерживать Акинли так долго. Ей бы не хватило дыхания под водой и сил, чтобы перевалить его через борт лодки. А я смогла. Надо будет поблагодарить Океан.

Я повернула Акинли на бок и ударила по спине. Через пару попыток он закашлял и начал выплевывать воду. Меня охватило облегчение. Акинли снова закашлялся, содрогнулся и перевернулся на спину. Я видела огромную ссадину у него на лбу. Должно быть, ему больно, но, по крайней мере, он жив. Когда Акинли шевельнулся, я заметила, что из кармана у него выпали ключи и блестящий лист бумаги.

Вблизи я видела, что это не инструкция. Совсем нет. Это был блокнотный лист, который он обклеил скотчем. Видимо, он постоянно носил его с собой. Когда лист начал стираться, он подклеил его. Я подняла бумагу и узнала свой почерк.
Может, однажды и начнется другая жизнь. Или ее вообще нет. Я не знаю. В любом случае я выбираю Акинли. Есть вопросы, которые не требуют долгих размышлений. И я знаю, что хочу остаться с Акинли. Надеюсь, что и через много лет смогу ответить так же: я выбираю его.

Вот за какие слова Акинли держался до последнего.
Я отчетливо помнила то проведенное с Джулией утро. Боже! Какое же значение имел для Акинли этот листок! Он знал, что я хочу быть с ним больше всего на свете. Поэтому ждал меня. Верил мне. Даже если бы я оставила кулон, он бы держался за мои слова.

Он нашел меня потерявшей голос, плачущей в одиночестве. Думал, что я пострадала. Может, тот, кто причинил мне боль, снова забрал меня. О нет! Я вспомнила свою вспышку гнева перед уходом, когда разбросала по комнате одежду и сдернула с кровати одеяло. Открытое окно, через которое я вылезла во двор. Все это выглядело как следы борьбы, которой он не слышал, потому что спорил с Кейси.

Акинли не просто волновался, что я не вернусь. Он переживал, что я не могу вернуться. Все это время я знала, где он, но он мучился, воображая худшие исходы. Скорее всего, даже винил себя за то, что не смог снова меня спасти.
– Кэйлен, – произнес он едва слышно.
Я опустила взгляд и обнаружила, что он приоткрыл глаза. Как же приятно слышать свое имя из его уст. Я улыбнулась.
– Это ты? – спросил Акинли.
Я кивнула.


Все материалы, размещенные в боте и канале, получены из открытых источников сети Интернет, либо присланы пользователями  бота. 
Все права на тексты книг принадлежат их авторам и владельцам. Тексты книг предоставлены исключительно для ознакомления. Администрация бота не несет ответственности за материалы, расположенные здесь