Сирена

Сирена

Кира Касс

Глава 11

Я чувствовала себя здесь как дома. Последние несколько дней прошли по установившемуся расписанию. Однажды утром, после того как Акинли поцеловал меня на прощание, я обнаружила, что в доме, кроме меня, никого нет. Мне доверяли. Я не грустила, что осталась в одиночестве. Оглядывая дом, я повсюду находила следы моей новой семьи. Вот в углу корзинка Джулии с вязанием, полная разноцветных клубков, а на журнальном столике стоит полупустой стакан молока – это Бен не допил за завтраком. Вечером Акинли читал книгу и положил ее на подлокотник кресла, без закладки, переплетом кверху. Даже в пустом, тихом доме моя семья была со мной.

– Я очень вас всех люблю, – негромко произнесла я.
Подслушать меня было некому, а мне так хотелось сказать это вслух.

Я хотела, чтобы мне продолжали доверять, поэтому решила провести время с пользой. Почистила кухню – уборка там требовалась постоянно, а не один раз в день. Когда Бен и Акинли оказывались рядом с едой, они превращались в два торнадо. Постирала вещи Акинли – я знала, где лежит его грязная одежда, а Джулия научила меня обращаться со стиральной машиной в тот день, когда мы оставались дома вдвоем. Затем попробовала прибраться в доме, но не все прошло гладко. Когда Бен и Акинли вернулись с работы, они обнаружили, что я сражаюсь с пылесосом. Акинли лишь улыбнулся.

Джулия перенесла часть своей одежды в мой гардероб. Она даже съездила в город и купила мне вещи, о которых я не подумала, например зубную щетку. Всей семьей мы выходили на прогулку, и Бен обнимал меня одной рукой за плечи – его способ сказать «добро пожаловать», большего его мужественность не допускала. Этот жест очень много значил для меня. Мы ходили к маяку. Я карабкалась по валунам с Акинли и наблюдала, как закатное небо меняет цвета. Вокруг стояли столики для пикника, многие были заняты. Мне здесь нравилось.

Удивление вызвал мемориал рыбаков, погибших в заливе Сент-Джордж. Я думала, это местечко такое маленькое, что количество утонувших незначительно. Но возможно, ошибалась, ведь я только знакомилась с городом.

Однажды днем, когда мы с Акинли смотрели очередной любимый им дурацкий фильм, мы прилегли на диван. Я растянулась между ним и спинкой дивана, закинув на Акинли руку и ногу. Не помню, как я заснула, но спать точно не собиралась. Когда я проснулась, фильм уже закончился. Телевизор работал, в гостиной появились Бен и Джулия. Бен сидел в кресле, не отрывая глаз от экрана. Джулия устроилась на диванчике с вязанием. Пока я спросонья моргала, она потянулась, погладила живот и снова взялась за спицы. Я перевела взгляд на Акинли – тот выглядел вполне бодрым.

– С добрым утром, красавица, – прошептал он. Его пальцы медленно выводили узоры на моей руке. Должно быть, он прочел мое удивление. – Не хотел тебя будить. Ты так красива, когда спишь.
Я улыбнулась.
Он меня любит! Я вся светилась от радости.

В четверг я праздновала маленькую личную годовщину. Неделю назад меня нашел Акинли. Все в доме удивлялись, почему меня не разыскивают. Акинли все больше уверялся, что я остаюсь навсегда. Я справлюсь. Хранить молчание не так уж и сложно. И я вела себя осторожно.
Я так и не поговорила с Океан, поскольку боялась Ее ответа.

Снова и снова я уговаривала себя поговорить с Ней, как в первый раз. Убеждала себя, что Она добра, но после случившегося с Джиллиан уже не чувствовала уверенности. Надо набраться смелости.

Пятница выдалась ленивая. Мы с Акинли вылезли из его окна и сидели на крыше крыльца. Разложили одеяла, он поставил на подоконник радио, и мы читали несколько часов напролет. Джулия пыталась одолжить мне раздельный купальник, но я не согласилась. Раздеваться в темноте одно дело, но сидеть на глазах у Акинли полуголой – совсем другое. Я остановилась на коротком топе и шортах, и то Акинли глаз с меня не сводил.

Погода стояла хорошая, и проводить время снаружи было приятно. Мы мало разговаривали. Ни с того ни с сего Акинли вдруг посмотрел на меня и спросил:
– Тебе действительно нравится?
Он смотрел на кулон, уже в который раз. Я даже не стала кивать – я поцеловала его. Мне надоело, что он выбирает, когда нам целоваться. Акинли был не против. Мы снова погрузились в молчание. У меня в голове давно вертелся вопрос, но я не знала, уместно ли его задать. Здесь, на крыше, любопытство наконец-то победило.

Ты сказал, что хочешь поступить со мной правильно. Значит, ты уже когда-то ошибался?
Вопрос получился размытым, но Акинли понял, потому что виновато опустил глаза.

– Возможно, ты никогда не вспомнишь, был у тебя парень или нет и чем вы занимались. Но я хочу, чтобы ты знала: даже если ты больше не невинна, это не страшно. Хотя мне нравится мысль, что так и есть. Ты милая и скромная. Мне это нравится. Совсем не похожа на других. Но мне стоит тебе кое-что рассказать. Да, я спал с тремя девушками. Первые две были еще в школе, тогда все мечтали о сексе. Они ничего для меня не значили. В смысле, мне понравилось, но я не считал их особенными. Не знаю, как еще сказать. – Акинли посмотрел на меня, и я кивнула. Кажется, я поняла, что он имеет в виду. – Ладно. С третьей у меня завязались серьезные отношения. Мы встречались два года в колледже, как раз перед смертью моих родителей. Не знаю, рассказывал ли я тебе о ней, но мы были действительно увлечены друг другом. Я считал, что она та, единственная. Что мы всегда будем вместе. Но похоже, секс все испортил. Я старше ее, а это важно. Мы не держали друг от друга секретов, и я думал, что замечу, если ей что-то не нравится. Мы были очень близки. Но в один прекрасный день она меня бросила. Прошло уже несколько месяцев. Я никого не искал. Наша встреча стала полнейшей неожиданностью. – Он улыбнулся, забыв на миг, о чем рассказывал. – Так или иначе, но я ничего не чувствовал с теми, к которым оставался равнодушен, но мне было ужасно стыдно перед девушкой, которая мне нравилась. Поэтому сейчас я решил подождать, ведь мы не знаем, кто и когда начнет тебя разыскивать. Может, еще рано об этом говорить, но ты м

Акинли не произнес слова «любовь», вдруг он тоже хранил его до особого момента? Если он не озвучивает свои чувства, это не значит, что их нет. Мы оба дорожили своим телом и достаточно ясно выразили, как относимся к сексу. Хотя полностью я не была уверена.

– И если наши отношения не сложатся, я не хочу о чем-то жалеть. Если завтра появится какой-нибудь парень и заявит, что ты его невеста, мы сможем остаться друзьями. – (Я с сомнением посмотрела на него.) – Ну, почти друзьями. – Акинли наклонился и поцеловал меня в шею. По телу поползли мурашки. – Вот ответ на твой вопрос. Я не хочу, чтобы ты о чем-то сожалела, и не хочу подобной близости, если тебя вдруг увезут отсюда. Мне и так будет достаточно грустно. Секс только ухудшит дело.

Мне было тяжело слышать, что он занимался с другими тем, чем не хотел заниматься со мной.
Пока. Я твердила про себя это волшебное слово «пока». Не стоит сидеть здесь и сравнивать себя с безликими незнакомками. Их здесь нет, а я есть. К тому же Акинли беспокоился не только о своих чувствах, но и о моих тоже. Следует ценить его заботу.
Спасибо за честный ответ. Я действительно хотела понять.
– Спасибо, что спокойно меня выслушала. Не обижайся на меня, ладно?

Конечно нет! Ведь ты же не будешь обижаться на меня за мое прошлое.
Я видела, что ответила правильно. На лице Акинли читалось, что, если я подожгу его дом, он принесет брикет для растопки и будет благодарить меня за умело разведенный костер. Не знаю, сумею ли я когда-нибудь совершить такую ошибку, чтобы он меня не простил.
Считаю, это мудрое решение. Мне жаль, что оно далось тебе нелегко.
– Спасибо. Ну, ты сама сказала, что прошлое не имеет значения. И все же, как ты сама считаешь, ты…

Не думаю. Если судить по тому, как я нервничаю каждый раз, когда ты меня касаешься.
– Да, ты совсем теряешься, – хмыкнул Акинли. – Это так мило.

Я не смогла скрыть румянец. Благодаря своей неопытности я ощущала себя то невинной, как первый снег, то глупее фонарного столба. Ну и ладно. Жаль, что я не могу посмеяться над собой, как часто делает Акинли. Наверное, это довольно смешно. И у меня язык не поворачивался развивать эту тему. Хотя, если мы сможем поговорить о сексе, это будет означать, что мы можем говорить обо всем. Или почти обо всем. Только писать, а не говорить.
Тебя смущает, что я не могу говорить? Вдруг я так и останусь немой?

Акинли долго размышлял над ответом. Запустил руку в волосы, провел ею по подбородку. Должно быть, моя немота сильно его беспокоила. Ответ мне уже не требовался. Но все же Акинли заговорил:

– Кэйлен, я не против общаться с тобой с помощью блокнота. Но поскольку похоже на то, что ты остаешься, я собирался выучить язык жестов. Ты вроде как уже его знаешь, так что мне надо всего лишь разучить знаки, и все станет намного проще. Мне все равно, как мы общаемся, – главное, что мы разговариваем. И хотя ты можешь мне не верить, ты не молчишь. Я же вижу. Вот сейчас ты расстроена. Потому что думаешь, будто меня смущает твоя немота.
Да, он совершенно прав.

– Я действительно слегка расстроен, но не потому, что нам сложно понять друг друга или ты не похожа на других. Мне даже немного стыдно назвать причину, настолько она эгоистичная.
Я навострила уши, и Акинли сразу это понял.
– Ты заставишь меня рассказать, правда?
Я кивнула, и он вздохнул:

– Просто… Гм, мне ужасно стыдно. Я просто хочу услышать твой голос. Я понимаю твои выражения и жесты, но хочу услышать, как звучит твой смех. Не то придыхание – оно мне нравится, – а как ты смеялась раньше. И я понимаю, что веду себя как последний эгоист, но я хочу услышать, как ты произнесешь мое имя. Как оно будет звучать в твоих устах. – Опустив глаза, он тормошил уголок одеяла. Как же я хотела утешить его, но могла предложить лишь тишину. – Хочу ли я? Да. Но необходимо ли оно мне? Вовсе нет. Ты мне нравишься такой, какая ты есть. – Он наградил меня серьезным взглядом. – Молчаливая, не имеющая фамилии, выброшенная приливом Кэйлен. Та девушка, что сидит сейчас рядом со мной. Я хорошо ее знаю, и она мне дорога. Больше мне никто не нужен.

Прощай, приличия! Я буквально прыгнула на него.

После нескольких часов, проведенных на солнце, нам все же пришлось укрыться в доме. Бен и Джулия готовились к пятничному вечеру. После выходки на прошлой неделе Эвана не приглашали. Кстати, Бен удивлялся, что не видел парня всю неделю: он ожидал если не извинений, то хотя бы жалоб. Днем звонила Кристин и сказала, что у них с Джоном свои планы. Так что гостей нам сегодня ждать не приходилось, и в душе я радовалась: мне нравилось проводить время вчетвером.

– Мне все же надо съездить за продуктами. Хочу приготовить лазанью и устроить вкусный ужин, – составляя список покупок, сказала Джулия.
– Мы съездим, – предложил Акинли, глядя на меня в поисках согласия. Конечно, он его получил. – Кэйлен все равно надо знакомиться с окрестностями.
– Я думаю, местным магазином вам не обойтись.
– Ничего страшного. – Он снова повернулся ко мне.
Глупый, словно я откажусь.

Дорогу из города я уже знала. Акинли включил радио и подпевал. Поскольку мне приходилось петь на службе Океан, я часто забывала, что многим людям хорошая мелодия приносит удовольствие, а не неминуемую смерть. Нельзя сказать, что у Акинли был хороший голос, зато пел он с радостью. Я поставила очередную галочку в мысленном списке черт, которые обожала в нем.

Надо заодно составить список того, что мне в нем не нравится. Хотя список получился коротким. Акинли часто рыгал, что меня порой раздражало. И обладал дурным вкусом в выборе фильмов. Я радовалась, что вижу его недостатки. Он далеко не сказочный принц. Обычный парень, с обычной работой, но я любила его сильнее обычного. Его недостатки напоминали о том, что он настоящий.

Мы выбрались в крупный супермаркет за пределами города. На парковке Акинли держал меня за руку. Посетителей было немного. У автоматических дверей Акинли подхватил стоявшую там тележку для покупок.
– Леди желает прокатиться? – Он жестом указал на тележку.
Почему бы и нет? Акинли помог мне забраться внутрь и провез вдоль касс, в угол.
– Прежде чем мы всерьез приступим к покупкам, леди и джентльмены, давайте проведем пробную поездку. – Он изобразил заводящийся мотор.

Я протестующе вскинула руки. Акинли остановился. Затем я опустила воображаемый солнцезащитный козырек, откинула назад волосы и схватилась за невидимый руль, совсем как делала в свое время Элизабет. Акинли рассмеялся. Двигатель завелся снова, и мы молнией тронулись с места.

Мне пришлось отпустить руль, чтобы ухватиться за передний борт. Акинли накручивал повороты в лабиринте полок, полных овощей и фруктов, выписывая восьмерки. Затем проехал целиком один ряд и вверх по следующему, сделав крутой поворот в задней части магазина. И тут, в середине глупой, безобидной выходки, все изменилось.
Я засмеялась.

Не знаю, чем все окончилось бы в другой части магазина, но мы находились среди мяса и морепродуктов. Акинли бессознательно свернул к аквариуму с омарами. Стекло разбилось. Тележка опрокинулась, и мы оба рухнули на пол, в лужу воды.
О господи, что я наделала?!
– Кэйлен?
Только не плакать! Я не могу позволить себе заплакать.
– Кэйлен, ты в порядке?
О чем я думала? Что смогу притворяться несколько лет? Я едва продержалась неделю.

– Кэйлен, пожалуйста, ответь, ты в порядке? – В голосе Акинли пробивалась истерика.
– Что здесь происходит? – прозвучал недовольный голос.
– Кэйлен?
– Кто это натворил?
Я не могу остаться. Однажды я убью его, сама того не желая. Как глупо!
– Кэйлен, пожалуйста!
– Сэр, это ваших рук дело? – строго спросил менеджер.
– Заткнись! – Громкий окрик заставил замолчать и разозленного менеджера, и собравшихся зевак. – Кэйлен, ты меня слышишь? Тебе больно?

Нет, физически я ничего не повредила. Так что я покачала головой.

Переговоры с менеджером заняли много времени. Акинли так и не понял, почему тележка свернула. Наверное, он не слышал моего смеха, вернее, не понял, что это. С повинными головами, на глазах у посетителей мы выслушали гневную речь менеджера. Нам обоим пришлось подписать отказ от компенсации за травмы, хотя мы и так не пострадали. Менеджер рассердился, узнав, что я могу подписать только свое имя. Нам разрешили сделать покупки, но только в сопровождении работника магазина. Я чувствовала, что Акинли то и дело поглядывает на меня, но слишком расстроилась, чтобы отвечать на его взгляды.

По дороге домой мы так и не высохли. На сей раз Акинли не стал включать радио. На полпути он попытался заговорить со мной:
– Прости, ты ушиблась, да? Прости, что поставил тебя в неловкое положение.

Его слова наконец-то пробились сквозь окутавшую меня пелену, в которую я погрузилась после падения в магазине. Я снова и снова подвергала сомнению свой чудесный план и на время перестала замечать Акинли, вернее, я его видела, но мозг не воспринимал его присутствие. Я не думала, что он решит, будто виноват в моем состоянии. Следовало догадаться, что всю вину он возьмет на себя.

Мы не захватили с собой блокнота, а сейчас мне требовались слова. Надо сказать ему, что он не сделал ничего дурного. Обычно Акинли так хорошо понимал меня, как он может так ошибаться сейчас? Ведь это важно. Все, что мне оставалось, – это с любовью покачать головой, в надежде, что мое выражение говорит само за себя. Не помогло.
– Нет, я знаю, что поступил глупо. Вообще не понимаю, что случилось. Но мне очень жаль, что совершил глупость и расстроил тебя.

Я еще яростнее затрясла головой. Он должен понять, что я не злюсь. Взгляд Акинли говорил, что он мне не верит. Но стоит нам попасть домой, я найду бумагу и все объясню.
А что именно я объясню? Как объясню, чья это вина? Ведь я волнуюсь за его жизнь. Нет, он не поймет. У меня заканчивались идеи. Неужели я когда-то обижалась на Океан за установленные Ею правила? Теперь я отлично Ее понимала.
Оставшуюся дорогу до дома мы с Акинли проделали молча.

Подъехав к дому, мы увидели на подъездной дорожке чужую машину. Стоило Акинли завидеть ее, он изменился в лице. Если раньше он сидел за рулем сгорбившись, то сейчас выпрямился. Я слышала, как он прошептал: «Кейси». Я решила, что Кейси – это кто-то типа Эвана, и насторожилась. Когда мы выходили из машины, Акинли выглядел смущенным.
Мы медленно вошли внутрь. Пропасть между нами все ширилась. И когда я шагнула в гостиную, то поняла почему.
Нас встретил крик: «Акинли!»

Кейси оказалась девушкой. Красивой девушкой. По спине струились длинные светлые волосы, и на миг я вспомнила, как развевались локоны Эйслинг. Кейси обладала стройной фигурой, сверкала голубыми глазами, а при виде Акинли заулыбалась от уха до уха. Без малейшего промедления Кейси подбежала к нему и поцеловала в губы.

Невыносимым усилием я заставила себя молчать. Губы дрожали, но я умела сдерживаться. Я быстро овладела собой, на губах появилась вежливая улыбка. Акинли, вместо того чтобы отстраниться, растерянно и виновато стоял на месте.
– Привет, Кейси. Какими судьбами? – спросил он.
– Ты так со мной здороваешься?! – с притворной обидой воскликнула Кейси. – Мне нужно поговорить с тобой, вот я и приехала на выходные. Бен с Джулией разрешили мне погостить.

Акинли посмотрел на родственников. Бен явно развлекался. Джулия ответила извиняющимся взглядом. Когда Кейси повернулась ко мне, я попыталась скрыть потрясение. Я заметила ее оценивающий взгляд. Мне стало стыдно за свой внешний вид, особенно по сравнению с ней. Волосы в беспорядке, одежда мокрая, да еще и перепачканная при падении. Непонятные пятна я приписывала омарам. Джулия тоже удивилась при виде меня, но сейчас не время вдаваться в объяснения.

– Ты, должно быть, та девушка, которую Акинли нашел в лесу. Ты же не говоришь, правильно? А слышать можешь?
– Она не глухая, – зло ответил Акинли. – У нее просто шок. И ее зовут Кэйлен.
– О! – ответила на это Кейси.
– Кэйлен, познакомься. – Акинли повернулся ко мне. – Это Кейси.
– Его девушка. Вроде как, – добавила Кейси.

Акинли не стал ее поправлять. Я не могла понять, о чем он думает. Злится на меня? Или на нее? Стена вокруг него стала непроницаемой. Что бы ни случилось, я не прибавлю ему боли. Акинли и так считал, что обидел меня. Я улыбнулась настолько тепло, насколько могла, и обняла соперницу. Кейси удивленно охнула, но из объятий не вырвалась.

Значит, передо мной девушка, которая несколько лет поддерживала Акинли, а потом бросила его из-за такой глупости, как работа. Должно быть, это у нее он оставил свои ботинки в тот день, когда я впервые увидела его на пляже. И последняя девушка, до которой он дотрагивался.
С каждой новой мыслью сердце мое разбивалось на мелкие осколки. Никто не заслуживал Акинли, и Кейси никогда не будет любить его так, как я, но она подходила ему, а я нет.

Джулия отправилась готовить ужин. Я жестом дала понять, что помогу ей, переоделась и отправилась на кухню. Проходя по комнате, я заметила, как Кейси села на диван рядом с Акинли, но я тут же отвернулась, чтобы не видеть подробностей.

Работы на кухне оказалось достаточно. Я принялась резать помидоры, но Джулия отобрала их у меня и вручила луковицу. Она знала, что делает, и я с благодарностью пролила несколько слез под благовидным предлогом. Джулия явно нервничала. Мне было ее жаль. Я тщательно выполняла все ее поручения, лишь бы не возвращаться в гостиную и не смотреть на них вдвоем. Когда мы все сделали, Джулия поймала меня у плиты.
– Солнце, ты в порядке? – шепотом спросила она.
Ложь, но я кивнула.
– Давай я тебя обниму?

Губы сами собой опустились, готовясь к рыданиям, которые я не могла выпустить наружу. Джулия прижала меня к себе и погладила по волосам:
– Все образуется. Он не выглядел счастливым при ее приезде. Они поговорят, и она уедет. Не думаю, что Кейси сумеет его переубедить.

Я попыталась сделать вид, будто верю, но, по правде говоря, взвешивала все варианты. Я любила Акинли больше всего на свете, но не могла остаться здесь. Если он вернется к Кейси, эта девушка будет ему лучшей парой, чем я. Она может с ним разговаривать, стариться вместе. А со мной старость ждет только его. Я не против, но как объяснить это Акинли?

И он состарится со мной, только если я случайно не убью его. До сих пор мне везло. Всего дважды я потеряла контроль и позволила вырваться звуку: когда на меня набросился Эван и сегодня, когда Акинли рассмешил меня. Дважды за одну неделю. Значит, если я останусь, то жизни этого семейства будут в опасности примерно сто раз в год.


Все материалы, размещенные в боте и канале, получены из открытых источников сети Интернет, либо присланы пользователями  бота. 
Все права на тексты книг принадлежат их авторам и владельцам. Тексты книг предоставлены исключительно для ознакомления. Администрация бота не несет ответственности за материалы, расположенные здесь