Сирена

Сирена

Кира Касс

Глава 9

Многие годы я носилась по морю и считала, что понимаю ту радость, что чувствуют рыбы, дельфины и акулы, плавая в открытых водах. Но сейчас, на мопеде Акинли, который двигался от силы со скоростью тридцать пять миль в час, мне казалось, что я поняла заодно и радость полета. Ветер развевал волосы, и пряди радостно плескались за спиной. Красное платье Джулии трепетало на слабом ветру. Без всякого стеснения я прижалась к Акинли, наслаждаясь радостью от подлинной свободы.

Плавание было действием, а полет – чувством.
В этот краткий миг я была там, где хотела быть, и делала то, о чем мечтала, с тем, с кем хотела. Приходилось ли мне хоть раз в жизни самостоятельно принимать подобные решения? Или я постоянно ощущала ограничения, наложенные семьей, а позже Океан?

Мне хотелось сказать Акинли, что я счастлива. Жалко, что я не могла произнести этого вслух, но нельзя позволить подобным мелочам омрачить первое в жизни свидание. Я понятия не имела, как мужчина должен ухаживать за женщиной. В прежней жизни я ни разу не заходила так далеко и уж тем более никого не подпускала так близко после превращения в сирену. Я пересмотрела достаточно фильмов, чтобы получить общее представление о том, как полагается себя вести. Оставалось лишь надеяться, что Акинли спишет мои промахи на провалы в памяти и не станет им удивляться.

Поездка оказалась слишком короткой. Мне не терпелось оказаться на месте, куда бы мы ни направлялись, но не хотелось терять повод находиться так близко к Акинли. Он припарковал «Бесси» последней в ряду машин у бетонной ограды. Затем встал и протянул руки, чтобы помочь мне выбраться с сиденья. Помня о платье, я старалась вести себя как настоящая леди. Когда я оправила все складки на одолженном наряде, Акинли взял меня под руку и повел вперед.

Пока мы шли к ресторану, я решила, что Акинли решил снова прокатить меня на лодке. Вряд ли здесь могло находиться какое-то заведение. Мы прошли между машинами, завернули за дом и остановились перед затянутой сеткой дверью. Акинли распахнул ее передо мной, и я с подозрением заглянула внутрь.

Ресторанчик оказался таким маленьким! Если бы Акинли не завел меня туда, вряд ли я когда-нибудь заметила бы его сама. Больше всего ресторан походил на сарай размерами с гостиную Акинли. Помещение разделяла пополам барная стойка, за ней – открытая для глаз посетителей кухня. На второй половине стояли столы, стулья и скамейки, заполненные довольными, оживленно болтающими посетителями. При взгляде на их наряды я поняла, что мы с Акинли выглядим, честно говоря, неуместно. Наше появление привлекло внимание – несколько голов повернулось в мою сторону, последовали оценивающие взгляды. Я привыкла к такой реакции со стороны мужчин, но сейчас у меня был спутник. Разве они не видели? Я проигнорировала любопытных и принялась разглядывать интерьер. В зале преобладала морская тематика, как и во всем городке, что совсем не удивительно. На стенах висели точно такие же буйки, что я видела утром, и рыбацкие сети. Выглядело все это странно, но симпатично.

К нам подошла официантка.
– Привет, Акинли, – поздоровалась она. – Отлично выглядишь.
– Здравствуй, Меган. Познакомься, это Кэйлен. Сегодня ей предстоит погрузиться в чудесный мир омаров. Долго ждать столика на двоих?
– Здесь? Достаточно. Сезон все еще в разгаре, сам знаешь. Надо было заранее зарезервировать столик.
– Понимаю. Ну ладно, может, тогда поставишь для нас пару ящиков у раковины? Там же зал для некурящих? Вот и отлично.
– Подожди-ка! – засмеялась официантка.

Когда Меган отвернулась, я заметила обручальное кольцо у нее на пальце. Слава богу! Неужели Акинли не понимает, как сильно действует на девушек его шарм? Официантка заглянула за сетчатую дверь, напротив той, через которую мы вошли, затем с улыбкой помахала нам рукой.

На пирсе стояло множество пластиковых столиков. Ресторанчик был крохотным, но столики-то я должна была заметить. Видимо, утром мои мысли витали совсем в другом месте. По дороге я увидела полную омаров ванну. Забавно! Наш ужин плавал тут же, на причале. Большинство столов оказались заняты, но оставалась еще пара свободных. Меган подвела нас к крохотному круглому столику, где с трудом можно было разместиться вдвоем. Он стоял у перил, и вдалеке в море виднелись очертания островков.

– Надеюсь, вам понравятся омары, – сказала Меган и оставила нас изучать меню.
Акинли тут же принялся за дело. Я села, но он взял свой стул и переставил на другую сторону столика, поближе ко мне. Затем открыл оставленное меню, одно на двоих. Полез в карман и вытащил ручку и небольшой голубой блокнот с нарисованным в углу цветком. Блокнот выглядел совершенно новым.
– Омаров берем обязательно, договорились? Но если захочешь попробовать что-то еще, только ткни пальцем, и я сделаю заказ за нас обоих.

Меня поразило, насколько он все продумал. Акинли догадался, что я не смогу сама заказать еду, так что пересел поближе. Носить с собой кипу листов было бы неудобно, так он купил мне блокнот. И даже его покупку он обдумал. Мало того что блокнот был голубым – мой любимый цвет, – так еще и с изящным женским цветком. Акинли успел все это продумать между приглашением на ужин и приходом Бена домой. Теперь я понимала, как должно проходить настоящее свидание.

Я надеялась, что у него в запасе не слишком много подобных сюрпризов. Мое сердце и так уже скакало вприпрыжку. Я увязала все глубже и не пыталась остановиться, но Акинли продолжал затягивать меня, знал он об этом или нет.
Он описал мне некоторые блюда в меню, но под конец я остановилась на омарах, хотя выбор казался несколько странным. Я чувствовала, что связана с другими существами, обитающими в море, и мне должно быть стыдно за их поедание. Но вина беспокоила меня сейчас меньше всего.

В борьбе с ужином я устроила огромный беспорядок. К омарам подавались две разные вилки и щипцы для открывания, которыми я не умела пользоваться. Акинли проявил неземное терпение. Он помогал мне открыть панцирь, чтобы достать вкусное мясо. Сладковатое, пряное, а текстура приятно удивила. Ее трудно описать. Деликатнее, чем курица, но плотнее и не жесткое.

Акинли сказал, что хвост – самое вкусное, а когда я не смогла сообразить, как до него добраться, разорвал его руками. Не знаю почему, но я почувствовала совсем иной голод. Я не жалела, что попробовала омаров, но в то же время радовалась, что мои ответы ограничивались кивками. По тому, как Акинли говорил об угощении, у меня сложилось впечатление, что омаров считают роскошью. Хотя я вряд ли бы заказала их в следующий раз.
Когда мы поели и вытерли весь жир с рук, я потянулась за блокнотом.

Спасибо за ужин. Просто объедение.
– Всегда пожалуйста.
Куда ты ездил днем? За блокнотом?
– Да, – улыбнулся он. – Надо было сделать несколько дел.
Я подумала о пропущенном из-за его отлучки времени. Хотелось спросить о так и оставшейся безымянной девушке, но я не знала, как начать. Да и вечер протекал чудесно, а разговоры о бывшей подружке могли расстроить Акинли. Поэтому я выбрала другую тему. Мне не терпелось узнать о нем как можно больше.
Джулия сказала, что ты много читаешь.

– Да. В колледже я занимался английским. Надеюсь скоро вернуться к учебе. Конечно, не этой осенью, но, может быть, к весне. Мне бы хотелось преподавать.
Ты будешь отличным учителем! Только посмотри, сколько сил ты в меня вкладываешь!
– Кэйлен, ты не требуешь особого терпения. С тобой очень легко общаться.
Сколько тебе лет?
– Только что исполнилось двадцать три. А тебе?

Я не знала, стоит ли говорить, что мне девятнадцать. Разница между нами составляла всего четыре года, но вдруг эта разница между подростком и взрослым станет решающей? Вдобавок к моему временному бессмертию и голосу, который может стоить Акинли жизни.
Хороший вопрос.
Я улыбнулась, всем видом показывая, что меня нисколько не заботит собственная забывчивость. Акинли рассмеялся.

– Думаю, особого значения это не имеет. Даже если бы тебе было двенадцать, я бы проводил с тобой время. – Он запнулся. – Пожалуйста, скажи, что тебе не двенадцать.
Я закатила глаза, и он хмыкнул.

Подошла официантка, чтобы забрать тарелки. Я заметила, как она наклонилась к Акинли и что-то прошептала ему на ухо. Да что ж такое, неужели с ним заигрывают все девушки в этом городке? В ответ он прошептал: «Кэйлен». Вот как! Интересно, о чем она спрашивала? Я надеялась, что официантка поинтересовалась, как зовут его новую девушку.

Еще несколько минут мы продолжали разговор с помощью блокнота. Людей снаружи становилось все меньше. Океан катила едва заметные волны, а кричащие все утро чайки замолчали с наступлением вечера. Я знала, как жить без звука. Порой жизнь становилась невыносимо тихой, но сейчас тишина меня не беспокоила. Видимо, все зависит от того, с кем молчать. Я обнаружила, что смотрю на Акинли и улыбаюсь без причины, пока он набрасывает что-то на полях моего блокнота. Акинли заметил мой взгляд и улыбнулся в ответ. В ласковых глазах отражался свет фонарей.

Все мысли разом вылетели у меня из головы.

Из ресторанчика вышли несколько официантов. Они несли торт с зажженными свечками. Я бы и не заметила, если бы не ахи других посетителей. Как мило! У кого-то день рождения. Я оглядела пирс в поисках радостного гостя, который осознал, что ему несут торт. Но подходящее выражение наблюдалось только у Акинли. У него день рождения? Да нет, Бен и Джулия поздравили бы его. Должно быть, на моем лице было написано удивление. Акинли пригнулся к моему уху и едва слышно прошептал:

– Прости. Мне пришлось солгать. Я сказал им, что сегодня у тебя день рождения. Иначе мне не разрешали принести торт. А я знаю, как ты любишь торты. Подыграй мне, хорошо?

Я не знала, как отреагировать, но глаза сами по себе налились слезами. Хотя плакать мне не хотелось, наоборот, я улыбалась. Я не могла припомнить, когда отмечала день рождения. Я даже не знала, когда он. Может, я и не старела, но почему я не отмечала течение времени, ведь я уже прожила так долго? Оказалось, что я ужасно соскучилась по этому празднику. Пока официанты приближались к нам, я быстро написала в блокноте, сглатывая слезы радости:
А вдруг ты угадал? Мы же не знаем точно.

– Ты права! – рассмеялся Акинли.
Официанты запели, и оставшиеся посетители зааплодировали.
– А знаешь что? Если ты так и не вспомнишь, когда у тебя день рождения, будем отмечать его сегодня, – прошептал Акинли.
Произнесенные шепотом слова щекоткой оседали на коже. Все еще со слезами на глазах, я кивнула. Я чувствовала себя до нелепости счастливой.
– Сколько тебе лет, милая? – спросила официантка.
– Кэйлен исполнилось двадцать, – ответил Акинли и подмигнул мне.

Хорошая догадка. Цифра двадцать нравилась мне больше, чем девятнадцать. И если считать сегодняшнюю дату моим следующим днем рождения, то мне бы как раз исполнилось двадцать. Я так и светилась от радости.
– Загадай желание, – ласково приказал Акинли.

Я счастливо улыбнулась, глядя ему в глаза. Больше всего на свете мне хотелось не разлучаться с ним. Я бы загадывала это желание на свечках, падающих звездах и ромашках. Но мне пришлось признать, что желание несбыточное. Если ему не суждено исполниться, то чего еще мне хочется больше всего на свете? Я прикрыла глаза и подумала о более реальном.
Я пожелала, чтобы Акинли был счастлив.

Затем на одном дыхании задула свечи. Посетители захлопали. Меня тронула их доброта по отношению к незнакомке. Торт был большой, так что я угостила всех сидящих за столиками, да и себя не обидела. Правда, Бену и Джулии не осталось ни кусочка.

Ресторанчик закрылся раньше, чем мы наговорились. Я торопливо писала в блокноте, пытаясь угнаться за разговором, но наши мысли то и дело накладывались друг на друга, обрываясь посередине. И мне это нравилось. Я чувствовала себя счастливой, несмотря на то что под ногами плескалась Океан.

Наконец, когда выключили свет и я перестала видеть, что пишу, мы встали из-за стола. Акинли без колебаний взял меня за руку. Я с радостью предвкушала краткую близость по дороге домой. Но когда мы подошли к «Бесси», Акинли повернулся ко мне:
– Ты хочешь домой?
Я покачала головой.
– Я тоже. – Он заговорщицки улыбнулся. – Пошли.

Акинли нажал кнопку, и сиденье мопеда открылось. В багажнике под ним лежало одеяло. Интересно, оно всегда там лежит или он специально приготовил его для сегодняшнего вечера? Мы пробежали к бетонному ограждению, что отделяло машины от моря. Акинли легко его перепрыгнул, поддержал меня за талию и помог перебраться. Шпильки плохо подходили для каменистого берега. Акинли скинул свои туфли и кивнул мне:
– Снимай. Оставим здесь, с ними ничего не случится.

Я заколебалась, поскольку туфли принадлежали Джулии, но спорить было глупо. Акинли протянул руку и помог мне спуститься по острым камням. Я постаралась сделать вид, что помощь мне действительно необходима. За камнями начиналась узкая полоска песка. Вдоль побережья вытянулся ряд домов. Было довольно поздно, но в некоторых еще был свет.

На крыльце одного из домов горела лампа. Там сидели две девочки с магнитолой, хотя лиц я разглядеть не могла. Они хихикали и передавали друг другу диски. Песни разносились на ветру, вторя зову Океан. Заиграла бодрая мелодия. Мне она понравилась.

Акинли расстелил одеяло на песке и аккуратно расправил углы широкого квадрата. Я перепрыгнула с камней на ткань, поскольку боялась, что влажный песок выдаст меня Океан. Затем села, подогнув ноги, и расправила платье, чтобы выглядеть прилично. Акинли сел сзади, опираясь на руки. Я оказалась между его широко раздвинутыми ногами и откинулась назад, ему на грудь. Меня успокаивало его дыхание. Долго мы сидели тихо. Девочки на крыльце сменили несколько песен.
– Кэйлен, можно, я спрошу кое-что?

Я кивнула, хотя не знала, как буду отвечать. В такой темноте ничего не разберешь.
– Ты веришь в Бога или судьбу?
Вот это да! Интересный вопрос. Но Акинли спрашивал о разных вещах. По крайней мере, для меня они различались.
Я сделала жест, которым обычно предварялась фраза «ну как сказать». Только так я могла выразить мои чувства.
– То есть вроде того? Погоди, ты имеешь в виду Бога или судьбу? Я неверно задал вопрос.
Я показала два пальца.

– Значит, ты веришь в судьбу? Или вроде как веришь в судьбу?
Я неуверенно кивнула, поскольку не знала, как объясниться без помощи слов.
– А что насчет Бога? Ты веришь в Бога?
Я с готовностью закивала. Ведь я верила в Бога еще до того, как стала сиреной, а теперь у меня прибавилось поводов для веры.
– Если ты веришь в Бога, как ты думаешь, может он повелеть чему-нибудь случиться?
Я кивнула.
– И это отличается от судьбы?
Я считала, что да… Пришлось пожать плечами.

– А может быть такое, что нам что-то предназначено?
Его мыслительный процесс сбивал с толку. Куда он клонит? Я ничего не понимала и обернулась, чтобы передать свое недоумение.
– Прости. Я знаю, это звучит странно. Но за последний год со мной столько всего случилось. И мне было очень тяжело. А сейчас я обнаружил, что счастлив. Как ты думаешь, мог Бог устроить так, чтобы все плохое привело в итоге к хорошему?

Я подняла руку и погладила его по щеке. Неужели он говорит обо мне? Я не знала, но хотела, чтобы Акинли был счастлив. Я потратила на него свое первое желание за восемьдесят лет. Если он уже счастлив, я буду только рада. Даже если он сумеет обойтись без меня.

Затем пришли мысли о собственных проблемах. Я потеряла родных, свою жизнь, любимую подругу. Тем не менее извилистая дорога, казавшаяся бессмысленной, привела меня сюда. И где я в итоге оказалась? Сижу на одеяле с самым замечательным человеком в мире. Прижалась к груди добрейшего, ласкового парня и слушаю его разговоры о жизни, пирожных и обо всем, что придет в голову. Разве я не счастлива? Может, Бог действительно устроил испытание, зная, что понадобится столько времени, чтобы встретить единственного предназначенного мне человека на планете?

Я не знала. Неужели Богом мне определено было попасть сюда, найти Акинли и тут же потерять его снова?
Я взглянула в его прекрасные глаза. Видимо, сейчас я выглядела очень грустной.
– А я, пожалуй, верю. Ведь ничего не происходит просто так. Даже несчастья могут привести к хорошему концу. – С последними словами он коснулся моей щеки. Словно говорил обо мне.
«Ты так считаешь только потому, что не знаешь – вскоре я тебя покину».

– Ладно, – хмыкнул Акинли. – Кажется, ты что-то задумала. В следующий раз, когда я начну задавать вопросы о вере, мы воспользуемся бумагой, хорошо? Не следовало затрагивать такие темы, когда ты не можешь объясниться.
Я серьезно кивнула. Действительно нечестно лишать меня возможности выразить свои мысли.
Со вздохом я поняла, что вечер заканчивается. Мое время истекает, но если я начну думать об уходе, только испорчу последние часы. Так что, когда Акинли начал собираться, я только улыбнулась.

Он быстро встал и помог мне подняться.
– Хочешь намочить ноги? – задорно предложил он, пытаясь сменить повисшее над нами настроение.
Он преуспел больше, чем мог представить.
Сама не желая, я попятилась назад. Я не могла войти в Нее. Большей опасности трудно себя представить. Неожиданно я обнаружила, что пытаюсь вырвать свою руку из его ладони.
– Тихо, тихо! Ты в порядке?
Я кивнула, хотя вряд ли мне удалось стереть ужас с лица.
– Кэйлен, милая, ты боишься воды? – спросил он.

Слишком много мыслей кружилось у меня в голове, чтобы ответить достаточно понятно. Тревога при мысли о погружении в Океан, волнение, как сформулировать ответ, и тепло оттого, что Акинли только что назвал меня милой.
– Я еще сегодня на лодке заметил. Когда ты входила на борт, ты смотрела на полоску воды между причалом и лодкой, словно в жизни ничего страшнее не видела.
Я удивленно поглядела на него. Надо же, а я даже не обратила внимания.

– Кэйлен, может, ты все-таки упала за борт? Помнишь, я сразу так подумал, когда нашел тебя? Ты пахла морем. Возможно, так и было?
Я пожала плечами. Когда я волновалась, то морщила лоб, и сейчас отчаянно пыталась расслабить мышцы. Я не хотела, чтобы Акинли тревожился из-за меня. Он ласково взял мое лицо в ладони, и я подняла взгляд. Напряжение таяло на глазах.
– Прости. Я задаю слишком много вопросов. Конечно, ты ничего не помнишь, и не следует на тебя давить. Прости, если я тебя расстроил.

Его руки ласково, но надежно поддерживали мою голову так, что она стала невесомой. Хотя, если честно, глядя в его глаза, я вообще не чувствовала своего веса.
– Не переживай. Если не хочешь, мы не станем подходить к воде. И я не заставлю тебя плавать на лодке, если тебе там страшно. Никогда.

Он притянул меня к себе, совсем как утром, будто хотел защитить от всего на свете. Должно быть, я притворялась не так хорошо, как считала, если Акинли так легко разглядел мое волнение. Его руки обернулись вокруг меня несокрушимым щитом, и все тревоги растворились в темноте ночи. Я больше не различала их цветов и очертаний. Я видела только Акинли.
Музыка на крыльце снова изменилась. Играли что-то медленное, с четким ритмом. Одна из девушек вздохнула.

Я вспомнила, что собиралась сегодня уйти. На таком решении мы сошлись. Мое появление так и останется загадкой для спасителей, и вряд ли они когда-нибудь ее разгадают. Я согласилась подарить Акинли еще один день, но теперь он решил, что я остаюсь, раз пообещал никогда больше не брать меня в лодку. Значит, он считал, что у него есть причины давать подобное обещание. И он подметил все мелочи, которые облегчали мою жизнь, чтобы у меня больше не было повода уйти. Конечно, я не хотела никуда исчезать, но ничего не поделаешь. Что же мне делать?

– Хм! – Акинли повернул голову в сторону музыки. – А хочешь потанцевать?

Песня отлично подходила для медленного танца. Я считала, что справлюсь. Никто не увидит, даже если я покажу себя менее грациозной, чем хотелось бы. Я с улыбкой кивнула, снова выбрасывая из головы мысли о неизбежном. Акинли и так держал меня в объятиях, так что ему оставалось лишь опустить правую руку мне на талию и протянуть мне левую. Я вложила свою руку в его, а другую опустила ему на грудь. Мы медленно покачивались в такт музыке. Время от времени Акинли менял направление, и я следовала за ним. Наши ноги двигали одеяло по песку странным узором.

– Ты очень хорошо следуешь. Большинство девушек пытаются вести. Самый легкий танец в моей жизни, – прошептал на ухо Акинли и снова замолк.
Его дыхание ворошило волосы на моей шее. Порой он делал глубокий вдох, словно пытался незаметно вдохнуть мой запах. Наверное, я его разочаровала, ведь морем он мог надышаться в любое время. Огрубевшая от работы рука осторожно сжимала мою. Я чувствовала себя такой маленькой. Акинли поднял голову, и его нос коснулся моего лба.


Все материалы, размещенные в боте и канале, получены из открытых источников сети Интернет, либо присланы пользователями  бота. 
Все права на тексты книг принадлежат их авторам и владельцам. Тексты книг предоставлены исключительно для ознакомления. Администрация бота не несет ответственности за материалы, расположенные здесь