Сирена

Сирена

Кира Касс

Глава 5

Моя жизнь состояла из сплошных «почти». Я лишилась родной матери, но ее заменила Океан. Потеряла братьев, но обрела сестер. У меня не было своей одежды, но я могла позаимствовать чужую. Вместо своего дома я побывала во временных жилищах по всему миру. Я не могла поступить в колледж, но могла преподавать. Не имела своих детей, но получила учеников. Не могла влюбиться.

Как я ни старалась, но замены последнему не находила. Я продолжала ждать, что со временем это желание пройдет или, по крайней мере, поутихнет. Но лучше не становилось. Единственным средством было не думать о любви.

Обучение языку жестов заняло всего несколько недель. Все свое время я посвящала практике. В первую школу я записалась добровольцем, что оказалось достаточно просто. Добровольцам надо заполнять меньше бумаг. А документы осложняли мою жизнь, поскольку сейчас я выглядела той же девятнадцатилетней девушкой, что и в Калифорнии. И в Вашингтоне, и в Техасе.

На каждой работе меня обожали. Я подходила к ней с радостью, дружелюбием и явной симпатией к детям. И каким-то чудом дети отвечали мне взаимностью! В вестибюле техасской школы, пока я стояла у конторки, ко мне подошла маленькая девочка и обхватила за ногу. Девочку звали Мэделайн, и мы сразу же подружились, стоило ей взглянуть мне в глаза и улыбнуться. Этих детей было так легко любить. Многих из них просто не замечали, и я недоумевала, почему люди не видят, как прекрасен каждый ребенок?

Я пришла к выводу, что мы ценим индивидуальность, но лишь до определенного предела. Когда то, что выделяет одного человека из массы, находится за пределами нашего понимания или приносит боль, мы, чтобы сохранить собственное душевное равновесие, перестаем замечать их странности, а заодно и самого человека. И к чему это приводит?

Взять, к примеру, меня. Нельзя приписать к моим достижениям дружбу с Миакой или Элизабет. Она далась мне без всяких проблем. Настоящим испытанием характера станет, если я сумею полюбить Эйслинг. Конечно, было бы намного проще, если бы та позволила хоть немного сблизиться с ней.

Несколько лет я помогала добровольцем в разных школах, где становилась практически незаменимой. Мое терпение намного превышало возможности обычного человека и никогда не заканчивалось. Позже я поблагодарила Океан за этот дар. Учителя полагались на меня, а дети легко подпускали к себе. Но со временем я всегда изобретала причину для переезда. Я говорила, что отец переезжает за границу или кто-то из родственников серьезно болен – любой повод, чтобы дать понять, что меня связывают обязательства, во мне нуждаются.

Мне всегда устраивали прощальную вечеринку с тортом. Торты мне нравились. Конечно, с парижскими сладостями они не могли сравниться, но все же.
Уезжать было тяжело. Еще никогда я не чувствовала себя такой нужной. Да, я регулярно спасала мир от превращения в пустыню, но только в последние годы стала ощущать себя по-настоящему полезной.

К сестрам я испытывала бесконечную благодарность. Миака и Элизабет с неудержимым энтузиазмом поддерживали все мои начинания. Перед поступлением на первую работу я здорово трусила. Меня пугала возможность, что я причиню вред окружающим. И я не знала, смогу ли выдержать разлуку с сестрами. Но они ободряли меня и настаивали, что стоит попытаться. В результате эти годы подарили мне глубочайшее внутреннее удовлетворение.

Если бы у меня в запасе была еще сотня лет, я бы посвятила ее сестрам, чтобы отблагодарить их.

Так прошло еще одиннадцать лет, в работе и переездах из школы в школу. Сейчас я работала в Портленде, штат Мэн. Как раз наступили выходные, и я отправилась к Океан. Я, как без воздуха, не могла долго обходиться без Нее. Рассказывала Ей о последних новостях. В этой школе я проработала уже довольно долго и чувствовала себя уютно. Даже стены стали родными, и я знала каждый уголок на игровой площадке. Моим любимым местом была библиотека, полная истрепанных от многократного чтения книг. И мне даже выделили небольшую комнату. Не могу сказать, что я в ней нуждалась, но, когда директор предложил, я не решилась отказаться, чтобы не показаться грубой. Комната стала моим небольшим личным пространством.

Но ничто не могло сравниться с погружением в Океан. Она стала моим убежищем, семьей. Воды казались колыбелью, удивительным пристанищем, где я черпала утешение и силу. Никто не должен чувствовать себя в Ней как дома. Темные глубины таили удушье и смерть, и тем не менее я нежилась там, где должна была располагаться моя могила.

Я счастливо плавала кругами, рассказывая Ей о житье своих любимых учеников. Обычно мне нравилось работать с младшими школьниками. Но в этой школе не хватало добровольцев для работы с подростками, к ним меня и приставили. Я неплохо управлялась с подростками, чего и следовало ожидать. Ведь сама я мало от них отличалась.

Мне тяжело было это осознать. Если учесть прожитые до кораблекрушения годы, я видела восемнадцать президентов. Наблюдала, как в разных частях планеты разражались войны, и по возможности их избегала. Видела, как одно поколение увлекается «Битлз», а следующее сравнивает свои любимые группы с великолепной четверкой, словно иначе они не имеют права на существование. Пластинки сменились кассетами, а затем CD-дисками. Мир старился на моих глазах, а мне пока так и не довелось стать его частью. В душе я по-прежнему оставалась девочкой на пороге взрослой жизни.

Поэтому я хорошо понимала страхи и тревоги учеников, а они открыто делились со мной. Я ценила возможность взглянуть на жизнь их глазами. Порой я еще воспринимала мир мрачнее, чем он есть на самом деле. Но с детьми снова становилась той беззаботной девушкой, что слыхом не слыхивала о хранимых Океан тайнах. До сих пор только игривость Элизабет могла иногда выманить эту девушку на поверхность. Так что я любила своих учеников. С несколькими мы особенно сблизились, и о них я регулярно рассказывала Океан. Я так увлекалась, что сбивалась и путалась в рассказах. Океан не перебивала.

Мика отправляется в университет Лиги плюща. На этой неделе пришло письмо. Конечно, мы не сомневались, что он поступит. Умный мальчик. И такой упорный! Даже вообразить не могу, чтобы он спасовал перед препятствиями. Как я поняла, у них есть новая технология, и она поможет ему учиться. Профессор на лекции прикалывает к рубашке специальный микрофон, и все, что он говорит, как-то переводится и записывается в компьютере. Потрясающе! Мике придется читать больше, чем остальным, но, думаю, он справится. Ты бы видела, в каком он восторге! Мальчик уже привык жить в пансионате, так что отъезд его не пугает. Я слышала, его родители очень переживают, ведь их сын уезжает в другой штат. Наверное, они боятся, что вдали от родного дома с ним что-нибудь случится. Забавно, я думала, что все изменилось. Нравы стали намного свободнее, но родители по-прежнему трясутся над своими детьми. Мои вели себя так же: оберегали от всех неприятностей, как могли…

Мы замолчали. Обе думали об одном и том же. Мне нестерпимо захотелось оказаться на твердой земле. Я продолжила рассказ, но начала всплывать на поверхность.
Джек решил, что не будет поступать в колледж. В выходные он помогает отцу в авторемонтной мастерской и уже хорошо разбирается в механике. К тому же он влюблен в мотоциклы. Думаю, он считает, что если будет работать с мотоциклами и покажет себя с хорошей стороны, то сумеет уговорить родителей купить ему собственный.

Океан рассмеялась. Джек немного походил на Элизабет, его характер тоже отличался игривым бунтарством. Они оба не имели плохих намерений, но никто не знал, чем закончится очередная их выходка.

Я выплыла на поверхность и подняла голову над гребнями волн, чтобы оглядеть берег. Поблизости никого не было, так что вряд ли меня кто-нибудь заметит. Одежда, в которой я прыгнула в море, осталась целой, поскольку я плавала неторопливо, но была мокрой насквозь. Я присела на том же пляже, откуда зашла утром в воду, и опустила ноги в прибой, чтобы сохранить близость с Ней и говорить дальше. Океан знала, что самые интересные новости я приберегаю напоследок.

Много лет назад мне пришла в голову замечательная идея, и с тех пор я сумела помочь многим детям, но ни к кому не привязывалась так, как к Джиллиан. Умная девочка держалась особняком и не имела друзей. Меня приставили к ней по программе «Старшая сестра», и мы сразу же сошлись душа в душу. Все считали Джиллиан необщительной, но она всего лишь стеснялась. Когда мы поняли, сколько между нами общего, девочка потянулась ко мне. А затем она перестала стесняться и других тоже. Произошло поразительное превращение: девочка, с которой я познакомилась два года назад, и сегодняшняя Джиллиан были совершенно разными людьми.

Она стала забавной, дружелюбной и легкой в общении. Думаю, Джиллиан стеснялась из-за того, что считала себя некрасивой, но когда мы стали появляться на людях вместе и кто-то назвал ее моей сестрой, она подняла голову выше. Я восприняла это как комплимент. Вскоре девочка убедила себя, что достойна внимания, попробовала разные занятия – писать и рисовать – и обнаружила, что у нее неплохо получается. Она пробовала даже то, где не чувствовала уверенности в своих силах.

Много времени мы просто «разговаривали». Джиллиан выросла в штате Мэн и любила родные места, но ей очень хотелось повидать Калифорнию. Я рассказывала ей о своем кратком пребывании в Золотом штате – пришлось сказать, что я только что оттуда, и пропустить места, где я жила после. Описывала, как там солнечно в любое время года, а из Гетти-центра одновременно можно видеть и горы, и океан. В свое время вид меня поразил.

Джиллиан любила кино, журналы и мальчиков. Последние стали предметом множества разговоров. Возможно, корни нашей взаимной симпатии крылись в том, как мы похожи. Джиллиан тоже стала мне сестрой, но с ней дело обстояло иначе. Если у меня не было иного выхода, кроме как сблизиться с Миакой, Элизабет и Эйслинг, то с Джиллиан мы сами выбрали друг друга и были так похожи, словно росли вместе.

Мы обе оказались склонны к романтике. Однажды, когда мы болтали, я внезапно поняла, что мальчики в старших классах примерно моего возраста. Возможно, я должна находить их привлекательными? Разве не забавный поворот – сирена встречается с человеком, практически неуязвимым для ее чар? Но они казались мне такими юными. Когда я сказала Джиллиан, что ни разу не встречалась с мальчиком, она мне не поверила. Но я утверждала, что жду единственного и неповторимого. Это был наиболее честный ответ, какого она могла от меня ожидать.

Джиллиан считала Мику замечательным. Он был всего на год старше, но у девочки не оставалось надежд попасть в тот же колледж – она не отличалась большими способностями. Я убеждала Джиллиан не переживать, ведь у нее еще будет шанс завязать с Микой отношения. И если он так и не обратит на нее внимания, то даже престижный колледж не спасет Мику от звания идиота. Джиллиан даже рассмеялась вслух. Мне нравился ее смех. Единственный звук, который она производила сознательно. Смазанный, но милый.

И конечно, я расскажу Тебе о Джиллиан.
Океан с интересом встрепенулась.

Девочка очень переживает из-за отъезда Мики. Он тоже заговаривал о ней пару раз. Мне кажется, для парня это многое значит, но я боюсь ее обнадеживать. Что, если я ошибаюсь? Представь, как я буду себя чувствовать, если с его стороны это просто проявление дружелюбия, а я лишь подогрею чувства Джиллиан. Я не могу так с ней поступить. Она даже не сознает, что очень красива. Я видела, как поглядывают на нее мальчишки. И чего они боятся? Самое худшее, что она может им сделать, – это отказать… а они ведут себя так, словно им руку отрежут.

Океан хихикнула. Ее всегда окружали дочери, Она не знала, как обращаться с сыновьями.
Мальчишки!
Я вздохнула.
Хотя в последнее время Джиллиан очень хорошо рисует. Думаю, она без проблем сдаст экзамены в художественную школу. Может, посоветовать ей?
Океан спросила, так ли она хороша, как Миака.
Разве может кто-нибудь сравниться с Миакой?

Океан с удовольствием выслушивала мои рассказы. Я говорила о своих планах закончить школьный год, взять на лето отпуск и отработать следующий год, до выпуска Джиллиан. Потом придется переезжать на новое место. Три-четыре года – лучшее, на что я могла надеяться. Но у меня будет время достойно попрощаться с девочкой, я не хотела исчезать из ее жизни внезапно. Я любила Джиллиан больше всех своих учеников, но не могла долго оставаться на одном месте.

Надеюсь, она меня запомнит. Мне кажется, я хорошо на нее повлияла.
Океан охотно согласилась.
Хотелось бы мне оставить ей что-нибудь на память.
Некоторое время прошло в раздумьях. Я замялась, но все же высказала просьбу.
Ты же помнишь, где затонул мой корабль?
Океан внезапно посерьезнела, как раньше, при упоминании моих родителей. Конечно, Она знала, где находятся все Ее сокровища.
Может… на следующий год, перед тем как я уеду отсюда… Найдешь что-нибудь из моих вещей? Для Джиллиан?

Океан очень удивилась. Я ни разу не попросила ничего из остатков, хотя они по праву принадлежали мне.

Школа предоставляла мне комнату, где я могла держать свои вещи. Я не жила там в привычном смысле слова, но хранила одежду, ведь теперь мне приходилось следить за своим гардеробом. У меня не было личных вещей, кроме рисунков и поделок, подаренных учениками. Они и украшали комнату. Когда, если не сейчас, обзавестись собственными вещами, раз у меня появилось свое жилье. И тем не менее мысль мне не нравилась.

Может, потом я попрошу что-нибудь для себя. А в следующем году принеси мне что-нибудь для Джиллиан, хорошо? Какое-нибудь украшение.
Конечно, согласилась Она.

Поскольку я не знала, куда меня заведет эта идея, я сменила тему. Разговор перешел на планы на будущее. Осталось всего девятнадцать лет, и я смогу вернуться в мир людей. Я досчитала от девятнадцати до нуля, а затем от девятнадцати вперед, пока не подошла к концу вероятно отпущенных мне лет. То, что когда-то казалось вечностью, внезапно испарилось на глазах. Я поверить не могла, что конец так близок.

Я сидела на пляже и расспрашивала Океан о других сиренах, а Она охотно приводила примеры и возможные варианты. Как странно после всех этих лет начать говорить о конце.

Я не знала, буду ли помнить о своей службе, но внезапно поняла, что, возможно, буду скучать, особенно по Ее постоянному присутствию. Не важно, куда я отправлялась, я везде чувствовала Ее. Когда шел дождь, я не торопилась искать укрытие, ведь в сердце ливня меня ждал короткий, быстрый разговор. Когда на землю опускался туман и прятал все вокруг, мы шепотом делились секретами. В жарких, влажных тропических лесах Она насыщала воздух, и тот дарил мне нежные объятия.

Ведь я любила Ее. Мне не нравилось то, что приходилось делать у Нее на службе, и порой я злилась за то, как Она поступила со мной, но все же я любила Ее.

Выбранные прошлыми сиренами пути мало разнились. Мэрилин поступила в торговое училище под новым именем, которое нашла для нее Океан. Ведь деньги были лишь малой частью сокровищ, которые Она хранила в своих глубинах. С развитием технологий становилось все труднее обманывать окружающий мир, но, к счастью, у нас было достаточно времени, чтобы адаптироваться.

Одна из сестер попросила оставить ее рядом с монастырем. Видимо, она считала, что запомнит свои грехи, и собиралась их искупить. Другая пару сотен лет назад вышла замуж за дворянина, хотя никогда не высказывала желания войти в высшее сословие.

Многие становились актрисами. Близость к Океану почему-то пробуждала творческие способности. Одна девушка даже стала профессиональной певицей. После многих лет молчания ее голос изливался на всех, кто хотел слушать. Океан назвала имя, и я навела справки. Если она обладала даром до того, как стала сиреной, неудивительно, что Океан выбрала ее.

Я не ощущала в себе подобных стремлений. Единственное, что мне хотелось делать, – это продолжить работать с глухими. Может, я стану учителем. Мне легко давалось общение с подростками, ведь долгие годы я сама оставалась одной из них.

И мне по-прежнему хотелось замуж. Перед крушением я думала только о замужестве, мечтала о нем, и я все еще жила этим стремлением. Мои родители были счастливы вместе, и я видела романы в фильмах. Возможно, поэтому я так легко выказывала свою привязанность – мне хотелось быть любимой. С этой мыслью я подняла голову.
И увидела его.

Не успела я привести мысли в порядок, как Океан спросила, кто меня так заинтересовал. Я не любила, когда меня подлавливали, но ведь я не делала ничего плохого. Просто восхищалась со стороны.
Вон тот парень. Высокий, с темно-русыми волосами. Он очень симпатичный.
Океан спросила, что я нашла в нем особенного.
Не могу сказать. Возможно, его лицо. Он выглядит грустным и в то же время не теряет надежды. Словно обдумывает миллион вопросов, но заранее знает на них ответы.

Океан удивилась, как я заметила все это за пару минут.
Я стала очень наблюдательной.
Океан рассмеялась. Интересно, чувствует ли Она, когда я закатываю глаза?
Парень задумчиво шел по пляжу. Время от времени он поднимал гальку или ракушку и пытался запустить так, чтобы отскочила от воды.
Тебе больно?

Нет, камушки ее не ранили. Скорее, вызывали щекотку. Корабли порой причиняли боль. Когда силы Ее иссякали, корабли ощущались порезами на жидкой коже. Кстати, хорошо, что я спросила, – если не случится непредвиденной катастрофы, через несколько месяцев понадобятся мои услуги. У меня по коже пробежал холодок, но, с другой стороны, хорошо, что Она предупредила заранее.

Парень провел руками по волосам. Волосы были длинными, непослушными и метались на ветру желтым огнем. Гулял он босиком. Может, он живет поблизости? И сейчас как раз направляется домой, к своей обуви? Если он живет здесь, у нас есть шанс встретиться еще раз.
Океан велела мне прекратить.
Прости. Просто размечталась.

Парень медленно шел мне навстречу, и я успела хорошенько его разглядеть. Черные брюки, белая, местами выбившаяся из-под ремня рубашка и черный пиджак. Будто только что с собеседования в поисках работы или из церкви. Я слышала, что некоторые церкви позволяли прихожанам ходить босиком, но вроде поблизости таких не было. Парень ступал легко и грациозно, словно шел по невидимому канату на песке.

Если моя служба заканчивалась через девятнадцать лет, значит мне сейчас ровно сто. За сто лет я не встречала мужчины красивее. Сердце забилось быстрее, и меня охватила непонятная тревога. Мне даже пришлось замолчать и перевести дыхание. Что происходит? Я думала, что лучше владею собой.
Я старалась не смотреть на приближающегося незнакомца. В нескольких шагах от меня он остановился и подобрал камешек. Тогда я подняла глаза. На его лице застыла грусть, но даже она не портила общего впечатления.

– Привет, – сказал он и улыбнулся.

Застенчивая улыбка поразила меня, как стрелой. Я так растерялась, что едва не ответила вслух. Но вовремя спохватилась и просто улыбнулась в ответ. Слава богу! Парень снова двинулся по пляжу. Я выждала момент и бросила на него быстрый взгляд. Он тоже смотрел на меня! В груди защемило. Наши глаза встретились, он быстро перевел взгляд на гальку в руке и зашвырнул ее в воду. Внезапно я пожалела, что одета в мокрую, перепачканную песком одежду. Что он подумает обо мне, ведь я сижу в прибое, в платье и с мокрыми волосами?

Океан вернула меня к реальности. Восхищаться издалека – это одно, но нельзя позволить незнакомцу настолько завладеть своими мыслями. Кому какое дело, что он подумает? Мне нужно следить за собой, чтобы не причинить вреда окружающим.
Ты права. Я и сама знаю. Прости.

И Океан действительно была права. Мимолетная встреча не должна настолько задевать меня. И мне будет нестерпимо стыдно, если я подведу Ее после сделанного мне добра. К тому же мне осталось всего девятнадцать лет, к чему рисковать? Глупо, когда конец и так близок. Надо следовать правилам, хранить тайну и слушаться покровительницу. Я заставлю себя достойно закончить службу.
И все же я бросила на удаляющегося незнакомца последний взгляд.

Позже я вспоминала его лицо с удивительной ясностью. Фигура и черты всплывали в памяти без труда. Я нарушила собственное правило, которое сохранилось еще со времен до крушения: позволила незнакомцу обитать в моих мечтах месяцы напролет.

Я представляла, как возьму его за руку, как мы поцелуемся. Снова и снова гадала, как его зовут, пытаясь вспомнить популярные на сегодняшний день в Америке мужские имена. Молодой человек стал моим постоянным спутником. Его робкая, грустная улыбка всплывала в памяти в те темные ночи, когда я не могла и не хотела спать. Я опускала веки, но в воображении не отрывала от него глаз.


Все материалы, размещенные в боте и канале, получены из открытых источников сети Интернет, либо присланы пользователями  бота. 
Все права на тексты книг принадлежат их авторам и владельцам. Тексты книг предоставлены исключительно для ознакомления. Администрация бота не несет ответственности за материалы, расположенные здесь