Серёжина тройка

Серёжина тройка

Dutch Rudder — t.me/drudder

Серёжа плюнул сквозь зубы. Это был не тот обычный плевок, а натуральный затяжной плёв, которым так гордятся подростки, что проводят большую часть времени на улице в обнимку с сигаретой и дешёвым пивом. В общем, если бы Серёже было четырнадцать лет, а он только пришёл бы в такую компанию, то его бы туда приняли без лишних разговоров. Но Серёже было тридцать, а подростков вокруг не наблюдалось…

Серёжа грустно смотрел на плевок. В его голове были сумбурные мысли. И, как это чаще всего бывает, такие мысли противоречат сами себе. Его уволили, родители попросили найти наконец-то своё личное жильё, а с женщинами было совсем сложно. Собственно, уволили его как раз за то, что всё свободное и несвободное время он мечтал о большой чистой любви. Серёжа был мечтателем. Из тех, что обычно на задаваемый вопрос отвечают невпопад, а потом ещё долго силятся вспомнить, что же их вообще спросили…

Домой идти было бессмысленно. Вчера его попросили съехать, сегодня уволили, а завтра, значит, он умрёт в страшных муках. Определенно. Надо было что-то делать. Вот только что? Серёжа решил: да будь что будет. И пошёл. 

Он прошёл через парковку, дошёл до светофора и остановился. Красный человечек замер на месте. Секунды шли в обратном направлении и медленно, медленно тянулись. Страшные мысли о скорой смерти уходили на задний план. Как раз в этот момент мимо пронеслась дорогая машина. Мысленно Серёжа был уже в ней. Он мчался на большой скорости, а в колонках играла музыка.

Серёжа напрягся. Да, в колонках играл русский рок конца девяностых… Нет, не так. В колонках на полную громкость звучал голос Фредди Меркьюри. На соседнем сидении была она — девушка молодых лет. На коленях у неё лежал томик Хайдеггера… Серёжа помотал головой и тут его толкнули сзади. Какой-то грустный мужчина средних лет пошёл через дорогу и что-то бурчал себе под нос про идиотов, что ворон считают. Горел зеленый, разрешающий сигнал.

Серёжа перешёл. Он уже летел на санях по бескрайниму северу России. Он управлял веселой тройкой, что утопала в снегу. Всё глубже и глубже с каждым шагом. Вот лошади уже наполовину скрылись под снегом, вокруг началась метель. Серёжа судорожно пытался исправить ситуацию, но было поздно. Вот скрылась первая лошадь, потом одновременно остальные две. А вот и сам Серёжа уже погрузился по шею. 

Вынырнул он около родительского дома. Это было неожиданно. Серёжа уже решил, что домой идти бессмысленно, а, значит, нужно идти куда глаза глядят и куда несут ноги. Ноги принесли домой. Потом они принесли его на пятый этаж. Руки сами нащупали ключ и открыли входную дверь. Из квартиры доносился шум работающего телевизора и льющейся воды на кухне. Он вошёл внутрь.

Такие родные стены казались другими. В коридоре появился абсолютно новый шкаф. Видимо, тётка заезжала и привезла. На полу был паркет вместо ламината. Сердце Серёжи от страха сжалось. 

— Простите?

Его же голос показался чужим. Совсем незнакомым. 

С кухни вышла женщина. Возраста, как и его мать. Вот только совсем другая женщина. Из комнаты вышел мужчина. Если бы отец Серёжи занимался штангой, то он был бы таким. Правда ему пришлось бы ещё стать азиатом. У мужчины были раскосые глаза и короткий ёжик волос на голове. Мужчина в страхе посмотрел на Серёжу. Серёжа ответил ему взаимностью. 

— Простите. Вы к кому? 

— Как к кому. Я здесь живу…

— Здесь живём мы. Вы кто вообще?

— Я Серёжа...

— Сергей?

— Можно и так назвать…

— Сергей, нам нужно поговорить.

В каком-то полусне Серёжа проследовал за мужчиной. Тот отвёл его в комнату, выключил телевизор. Усадил в кресло. Кресло… Такого кресла у Серёжиных родителей никогда не было.

— Сергей. Мне нужно вам кое-что рассказать.

— Что?

И тут Серёжа узнал. Его не было двадцать лет. Двадцать лет Серёжа блуждал по миру, управляя в своей голове тройкой, летая на космических кораблях и гастролируя с группой по золотому кольцу России. Оказалось, что Серёжу искали всем миром. Но найти не могли. Что после его пропажи он был даже восстановлен на работе, а родители уехали искать его в Непал. А Катя, с которой у него ничего не получилось, приехала жить в эту квартиру и ждать, ждать Серёжу…

— Так… Я понял.

Серёжа посмотрел на женщину. Да, точно Катя, надо же. Посмотрел на мужчину.

— Катю я вижу. А ты кто?

— Я?

— Да, ты. 

— А я…

— Смелее.

— Я муж Кати…

- Это как?

— Ну, Катя тебя ждала, ждала… Лет пять ждала.

— А потом?

— А потом с ней познакомился я.

— Вот оно как…

Серёжа задумался. То, что он бродил двадцать лет, то, что родители в Непале — бывает. Но то, что Катя теперь живёт с этим азиатом, с каким-то…

— Как тебя зовут? 

— Миша. 

С Мишей…

— И что мне делать, Миш?

— Как что? Ты вернулся. Отлично.

— А дальше что?

— Дальше… А что дальше? Мы с Катей вместе. У нас и дети есть. Прекрасные…Родители твои в Непале, взяли себе новые имена. Живут в другом мире, можно сказать, а ты…

— Я. 

— А ты, мне неудобно, прости...

— Скажи честно. 

— А ты, вроде как, уже и не нужен?

— Совсем?

Миша виновато кивнул. 

И Серёжа всё понял. Посмотрел на свои руки, а они начали усыхать на глазах. Да и сам он начал уменьшаться. Вот как оно происходит…

Миша продолжал извиняться, а Катя пошла дальше мыть посуду. Серёжа медленно растекался киселём. Где-то вдалеке послышался звук быстроногой тройки и девушка с томиком Хайдеггера приветливо помахала ему рукой из саней.

Серёжа окончательно расстворился и Миша, вздохнув, пошёл за тряпкой.