Сергей Шаргунов: «Удальцов мог бы направить свою активность на регионы»

Сергей Шаргунов: «Удальцов мог бы направить свою активность на регионы»

Наталья Башлыкова

Депутат Госдумы, просивший президента России о помиловании политика, считает, что у лидера «Левого фронта» есть политическое будущее


Коллаж © Daily Storm. Фото: © GLOBAL LOOK press/Zamir Usmanov, © facebook.com/BelayaShkola

Депутат Госдумы от КПРФ, писатель Сергей Шаргунов — один из немногих, кто вступился за Сергея Удальцова, которого осенью 2012 года обвинили в организации массовых беспорядков на Болотной площади. Тогда на всю страну «прогремели» документальные кадры, на которых оппозиционер с помощью грузинских спецслужб якобы готовит в России Майдан. После вынесения приговора о тюремном сроке многие соратники отвернулись от Удальцова. О том, какое будущее может ждать вышедшего на свободу политика, Шаргунов рассказал в интервью политическому обозревателю Daily Storm Наталье Башлыковой.

 – Сергей Александрович, известно, что вы знакомы с Сергеем Удальцовым и рады его выходу из тюрьмы. Как вы оцениваете его перспективы как политика? 

– Я выступал за освобождение Сергея Удальцова, в том числе напрямую обращался к президенту Владимиру Путину. Конечно, я очень рад, что Сергей наконец-то на свободе. Некоторое время назад был освобожден его товарищ — Леонид Развозжаев (участник «болотного дела»), с которым мы дружим очень много лет и переписывались все время, когда он находился в тюрьме и в лагере. Что касается деятельности Сергея Удальцова, то мне кажется, он мог бы направить свою активность на регионы, потому что сегодня в городах и селах очень много больших бед. Это так называемая оптимизация социальной сферы, уничтожающая школы и больницы. Это адские поборы, массовая нищета. 

Мне кажется, что Удальцов мог бы ездить по России, рассказывать об этих бедах и стараться помогать людям на месте. В этой народнической, социальной работе я был бы рад с ним взаимодействовать. Мне кажется, что это оптимальное направление его возможностей.

 – Сергей Удальцов является лидером «Левого фронта», вы тоже стали депутатом Госдумы от КПРФ. Но все-таки, на ваш взгляд, востребована ли сегодня левая идея в России? Вы согласны с тем, что она умирают, как сегодня заявляют некоторые эксперты?

– Как правило, речь идет о полном провинциализме сознания. Все, кто сегодня пытаются говорить о левом и правом, просто занимаются шулерством. Но о чем вообще должна идти речь? Смотря о каком левачестве, они рассуждают, о каких левых и о каких правых. Идея социальной справедливости? Да, безусловно, востребована. Идея патриотизма и при этом свободы и прав граждан? Да, востребована. Идея уважения к собственной истории? Да, востребована. Какого-то эксклюзивного левого направления, конечно, в России нет. Но это также относится и к другим идеологиям. Поэтому я бы тут ничего не упрощал.

Очень многие названия, вообще наклейки. При осмыслении сегодняшнего политикума нужно брать многое в расчет, в том числе и то, как это все формировалось в те же 90-е годы. Очень многое имеет некие бренды, но людей, жестко идеологичных, не так много. Лично я считаю, что идеологическое сектантство — не то, что в наши дни востребовано. А вот идея социальной справедливости, защиты прав большинства – идея нормальная. Мне кажется, она как раз нужна стране, как нужны сильные профсоюзы, право на работу на отдых, на образование и на здравоохранение. Об этом речь, конечно.

– Но вы же стали депутатом Госдумы от КПРФ?

– Вы, как журналист, наверное, знаете, что я — член фракции, а не партии. А сколько партия уже в Госдуме существует в России? Четыре парламентских созыва? Я надеюсь, что Сергей Удальцов продолжит свое сотрудничество с КПРФ, и это тоже хорошее направление для его работы. Я помню, как он поддерживал председателя партии Геннадия Зюганова на президентских выборах. По крайней мере, это возможность для него определенного легального ресурса.

 – Как вы оцениваете сегодня политическую ситуацию в России? Как вы думаете, насколько она все-таки стабильна или нестабильна?

– Я не думаю, что сейчас ситуация фатально нестабильна. Но есть большие проблемы, есть тревоги и угрозы. Большой вопрос, как все будет развиваться в России дальше. Подрастает новое поколение, которым сегодня 17 лет, а через два года им будет уже 19. Новое поколение с новыми запросами. Люди устают от фальши, от двойных стандартов. Во многом наша политическая система у любого здравомыслящего человека вызывает большие вопросы. Это не значит, что нужны потрясения. Это значит, что нужны перемены. Поэтому инициативные люди, особенно молодые… мы сейчас пришли к худшему «ближневизму», когда 40-летний Удальцов считается молодым политиком.

– Это нонсенс?

– Я считаю, что место того же Удальцова не в тюрьме, не в лагере, а в парламенте. Он всего лишь этого хотел. Это было бы нормально для нашей страны. Но вот отсутствие реформизма может привести нас к губительным последствиям, потому что все не может замыкаться на узкий круг лиц, которые думают, что кроме них никто не вправе принимать решения. Конечно, нужно больше возможностей для граждан. Думаю, что такие возможности возникнут, и мы еще увидим и услышим Сергея Удальцова в политике. Думаю, что он искренний человек, который желает блага для простых людей. Поэтому я считаю, что этот человек мог бы быть полезен нашей стране.

– Можно ли вас считать соратником?

– Я бы не сказал, что я его соратник, так как не вхожу ни в какие партии движения. Конечно, я его знаю много лет. С момента его появления в системе российских политических координат, когда он только заявил о своем АКМ ( движение «Авангард красной молодежи»). Я всегда с интересом и симпатией относился к нему как к яркому пассионарному человеку. Конечно, все эти годы мы общаемся с перерывом на его срок.