Глава 11: Сделка

Глава 11: Сделка


“Выжил?”

Я стоял в пустоте. Не висел, а именно стоял, ощущая ногами поверхность тверди неизвестной природы. Не было ни света, ни тьмы. Не было ничего и никого. Только я. Раздвоившийся. 

Я сразу же понял, что это не сон. Во-первых, мне сны почти никогда не снились, во-вторых, происходящее было слишком уж реальным. При этом я практически не испытывал удивления. Словно это нормально: попасть неизвестно куда и встретиться с собой. Хотя, о чем я вообще! События последних дней кого хочешь разучат удивляться!

“Ты?”

“И ты!”

Отражение усмехнулось. Нет! Не отражение. Рыхлое тело. Небольшой животик, переваливающийся через ремень. Наметившийся второй подбородок. Щеки. Господи Боже, щеки! Я! Это я! Настоящий я! Мое настоящее тело!

Одновременно с радостью, пришло чувство брезгливости. Я? Мое? Братан, чего ж ты себя так запустил? Тебе ведь тридцать лет всего! Молодой мужик, а выглядишь, как лайт-версия Будды! Два дня в теле двойника и я смотрел на себя другими глазами.

“Неприятно, да”. - подтвердил Игорь, заметив мой взгляд. Обер-секретарь князя Благовещенского и Тындинского, собственной персоной. Занявший мое тело и мою жизнь. - “Я был по-настоящему обескуражен, столкнувшись с одышкой. Не представлял, что такое возможно!”

Он ухмыльнулся. Ну и мерзкая же у него вышла улыбочка. У него… У меня! Я ведь так улыбался! Всегда так делал, демонстрируя пренебрежение собеседнику.

“Тебя не должно быть здесь!”

Вот уж с чем я был полностью согласен. Меня не должно быть здесь. Ни в этой странной пустоте, ни в мире, где правят маги. Но я здесь. Или он про другое?

“А где я должен быть?”

Он не ответил. Сверлил меня моим фирменным пристальным взглядом, ухмылялся и молчал.

“Твоя работа? Запутался в собственных интригах и решил сбежать?”

На меня накатила ярость! Лыбится он мне! Струсил, смылся и еще смеет на меня так смотреть! После всего того, что со мной сделал!

“Не тявкай о чем и понятия не имеешь, пся безродная! Ты ничего не знаешь о ставках, которые…”

Да ладно! Не знаю! Ну держи!

“Княжество? Брак с угасающим родом? Союз с Бестужевым? Высокие ставки, спору нет! Измена своему князю. Убийство посла. Слив моста москвичам. Элеватора якутам. На этом фоне насильственное перемещение двойника из другого мира выглядит детской шалостью! Кстати, как ты это сделал?”

В глазах Игоря появилось новое выражение. Странное. Незнакомое. Он был удивлен. И впервые посмотрел на меня, как на человека. А не как на насекомое.

“Быстро ты во всем разобрался. Без дара. Без союзников. Как тебе удалось?”

“Походил по городу, поспрашивал. Чего там было выяснять, ты хлебных крошек оставил будь здоров!”

Снова молчание и сверлящий взгляд. Ну, давай помолчим! Я это получше тебя умею делать!

Так и вышло. Он опять принялся спрашивать. Его голова была полна вопросов. Как это знакомо!

“Ты не в коме?”

“А ты думал, пульсар меня уничтожит?”

“Зачем мне уничтожать свое тело, глупец?” 

“А нападение триады?”

“Должно было тебя контузить. И только. Погрузить тебя в кому. Базовой защиты тела хватило бы на поддержание жизни пару месяцев”.

Вот как? Ты не собирался меня убивать? Или просто так сейчас говоришь, когда ничего не вышло? Но, правда, зачем ему уничтожать собственное тело? Ну, конечно! Он не сбежал! Он собирался отключиться на некоторое время, чтобы никто и не подумал обвинять в возникшем кризисе его! Даже сочувствовали бы - пострадал за отчизну!

“Ты просчитался!”

“Уже заметил”. 

“Зачем пришел? Вот это все - зачем?”

Взгляд двойника посуровел на секунду. Казалось, еще немного и пухлощекий офисный планктон двинется на меня. Интересно, у него есть шансы против мускулистого и тренированного тела? Затем лицо Игоря, мое лицо, сложилось в улыбку дипломата. И я сразу же понял, что будет дальше. Я знал этот прием! Обер-секретарь собирался торговаться.

“Давай оставим это? Я допустил ошибку, признаю! Начнем с начала?”

“Мы с тобой не разругавшиеся любовники, чтобы начинать все с начала!”

“Я могу вернуть тебя обратно. Вот в это”. - двойник с брезгливостью оглядел оболочку. - “В твой мир. К меленьким твоим интрижкам и страстям. Выборы князя - горячечный бред какой-то!”

“Губернатора”.

“Ну да, ну да. Так, ты хочешь обратно?”

Хочу ли я обратно? Да! Очень! Мне нравится богатство и статус двойника, но вот цена за это совершенно не устраивает!

“Расскажи сперва, чего хочешь ты?”

“Да почти то же самое, что и ты. Вернуться. Воспользоваться плодами своих усилий. Получить то, что я заслужил! Но сперва нужно выждать месяц-другой”.

“И это время я буду в твоем теле? Я столько не протяну - грохнут раньше. Ты же доброжелателей наплодил - целая армия фанатов! В меня каждый день кто-то стреляет!”

“Если сделаешь, как я скажу, тебе ничего угрожать не будет!”

Угу. Так, и будет! Я тебе верю, человек.

“Слушай! Зачем тебе понадобилось изменять князю? У тебя ведь есть все! Я посмотрел счета в банках - столько денег потратить очень сложно! И влияние. И магия! Я тебя не понимаю!”

Двойник посмотрел на меня удивленно. Будто, заговорил не я, а чучело медведя. 

“Тебе зачем?”

“Интересно. Ну, правда! Было б у меня все это - я б на князя молился!”

“А я и молился!” - голос двойника стал злым. Как у мальчишки, которого наказали, но не объяснили за что. - “У меня есть все, тут ты верно сказал! Точнее, было все! До рождения наследника князя. Он ведь был бездетен, ты знал? И я наследовал княжество! Я, а не пацан, у которого неизвестно еще есть ли царский дар!”

“А у тебя есть?”

“Есть! И дядька учил меня им пользоваться! Он ведь готовил себе смену. Меня готовил, а не сопляка! Я могу половину Маньчжурии уничтожить, но после рождения пацана вынужден довольствоваться ролью присного. Ближнего, но второго!”

Голос обер-секретаря взвился птицей на последней фразе. Он до сих пор был обижен поступком своего князя. И он его не предал. Он ему мстил. За разрушенные надежды, за отобранное будущее, которое уже успел примерить. Даже жаль его стало. Мимолетно.

“И ты решил?..”

“Баста!” - Игорь совершенно по княжески рубанул рукой. - “Обо мне поговорили! Ты пойдешь на сделку? Мне нужно твое содействие. Если будешь послушен, через месяц вернешься домой”.

“Ты не назвал условия”.

“Ты должен быть в коме”.

Да иди ты! Все бросил, ага!

“Серьезно? И как это сделать?”

“Это не сложно. Я расскажу, как это сделать. Тебе ничего не будет угрожать! Ты просто побудешь в беспамятстве, а потом очнешься дома”.

Никогда нельзя верить человеку, который говорит слова “безопасность” и “тебе ничего не будет угрожать”. Я достаточно вращался в обществе лгунов, чтобы это понимать. Но послушать можно, не переломлюсь.

“Рассказывай”.

“Ты уже обращался к моему дару?”

“Да, ставил щит”.

“Непонятно, как тебе это удалось, но пусть бы с ним! Это все упрощает! Тебе надо призвать пульсар…”

“В терминах твоего мира я не очень еще”.

“Кроваво-красный жгут дара. Видел его? Активируется яростью. Представь меня или кого ты еще ненавидишь! В узле появится красный жгут. Тянешься к нему, просишь совсем немного, щепоть. И посылаешь в стену”.

“В какую стену?”

“В любую! Просто кидаешь пульсар в стену, возле которой стоишь!”

“А меня не убьет?”

“Не будь идиотом! Зачем мне убивать свое тело?”

“Чтобы замести следы, например!”

“Повторю еще один раз - я собираюсь вернуться!”

И до меня дошло.

“А пока я в сознании - ты этого сделать не можешь?”

Злой взгляд был мне ответом.

“Ну хорошо. Допустим, я тебе поверил. Сделал все, как ты говоришь. Какие гарантии, что ты меня вернешь?”

“Гарантией выступают законы физики. Закон сохранения энергии, слыхал о таком? Невозможно взять что-то в одном месте, не возместив это чем-то иным. Как только я вернусь в свой мир, ты окажешься в своем. Ты мое возмещение, а я твое”.

“А как ты это сделал, вообще?”

“Ты согласен или нет?”

“Не гони, мужик! Мне надо подумать!”

“Думай. Но недолго. Завтра дашь мне ответ”.

“А что ты мне сделаешь, если не дам?”

Но последняя фраза была произнесена в пустоту. Двойника больше не было. Я один стоял посреди ничто и нигде. Впрочем, недолго. Яркая вспышка ударила по глазам. Я заорал и… проснулся!

- Долбанные маги! - в полный голос рявкнул я.

Комната. Реальная комната с тремя деревянными стенами и одной стеклянной. Свет. Умеренной жесткости матрац и промокшая от пота простыня.

Сон? Я действительно говорил со своим двойником или мой разум устроил мне такую ловушку? Выдал желаемое за действительное и реализовал это в короткометражке? Подогнал факты под реальность. Могло такое быть? Могло. Но, как я уже говорил, сны мне снились редко. Так что… Хотя, чего я гадаю? У меня тут под боком парочка местных консультантов!

Глянув на экран телефона - половина шестого утра. Еще час можно бы было поспать, но какой сейчас сон! А я не сплю, ха-ха! - никто не спит! 

- Дядя Ваня! Глеб! Подъем по гарнизону!

В холодильнике на просторной кухне оказалось полно продуктов. Мясо, овощи, фрукты. Имелась посуда, так что я взялся за приготовление самого популярного завтрака одинокого мужчины — яичницы. Соратники мои сидели за столом, терпеливо ожидая своих порций, и внимательно слушали пересказ сна.

- Вот, значит, какой у Игоря план был. - без выражения протянул дядя Ваня. Втянул носом божественный запах холостяцкого завтрака и добавил. - А вкусно пахнет!

- Долгие годы тренировок! - откликнулся я. Приготовление яичницы я и правда отточил до совершенства. Продолжая при этом экспериментировать с добавлением тех или иных ингредиентов. Сегодня, например, я притомил яйца до состояния “пашот” на овощной подушке. - Так это не сон?

- Да какой сон! - рубанул рукой воздух Глеб. - Таких снов не бывает!

Вот и я так подумал. Но спокойнее было услышать схожее мнение от других людей. 

- Пересидеть решил. Тут все успокоится, тогда и вернется. Умно.

Дядя Ваня прожевал первый кусочек моего кулинарного чуда с одобрительным покачиванием головой. И неожиданно спросил:

- Ну и что ты решил?

- По его предложению? В кому попасть?

- Ну да.

- Пас. Суицидальных наклонностей никогда не имел. Мало ли что он там говорит? Ему ведь вернуться надо, так что наплетет с три короба! А у меня к нему веры нет.

Глеб едва заметно выдохнул. Облегченно. Наставник кивнул с одобрением. Оба были на моей стороне. Понятно, что Самойлову балбес Антошин выгоднее, чем предатель обер-секретарь, а старикану было безумно интересно на закате жизни поучаствовать в чем-то значительном. Но на душе все одно потеплело. 

Друзей у меня со школы не было. Хорошие знакомые, приятели, коллеги, соседи, собутыльники, временные союзники, но не друзья. Я очень щепетильно относился к этому понятию, чтобы награждать им каждого встречного — поперечного, стоит раздавить с ним бутылку коньяка. Да и недоверчив я по природе, плюс работа такая, что доверие бывает только во вред. Но вот глядя сейчас на старого слепца и молодого идеалиста, вдруг почувствовал, что они могли бы стать моими друзьями. То есть, я мог бы их так назвать. Может быть, не сейчас, а через время.

Это немного пугало.

- Ну что? Какой план на день? - расправившись с яичницей, я поднялся из-за стола в приподнятом настроении. - Меня с утра князь ждет, а ты, Глеб вроде хотел со мной к какому-то хакеру съездить?

- К кому? 

- Ну ты вчера говорил про какого-то доку в банковских спекуляциях?

- А, этот! Я могу и без тебя съездить. Или вместе позже. Князь важнее. Так что давай сперва к нему, я в машине посижу, послушаю ваш разговор.

- Это не помешает. Дядя Ваня, у тебя какие планы?

- Позвоню парочке своих бывших воспитанников, попрошу помочь информацией по старой памяти.

- Это кому?

- Меньше знаешь - крепче спишь. Расскажу, если удастся что-то узнать. - усмехнулся вредный дед.

Я ответил ему ухмылкой, которую он не мог увидеть. И заметил, что в узле дара, который я теперь не выпускал из внутреннего взора, промелькнул ярко-желтый жгутик. Все он видел, хитрый старик!

#

Встреча с князем состоялась не в его кабинете. Он принял меня в личных покоях, этажом выше. Монарх был в китайском шелковом халате и мягких тапочках. На маленьком столике лакированного дерева был накрыт завтрак на двоих. Ни жены, ни сына рядом не наблюдалось.

- Присаживайся, племяш. Завтракал?

- Да, Николай Олегович.

- Игорь, мы дома. - укорил он меня мягко. - Давай без официоза.

Вот опять эта тонкая грань местных обычаев! Как в ней разобраться, драгоценнейший дядя, если у тебя дом на одном этаже, а работа на другом? И как тебя величать? Дядей Колей, что ли?

Вместо этого, я кивнул и молча придвинул себе чашку с чаем. Кофе у князя на столе не было.

- Слышал, съехал ты со своей берлоги?

А, ну да. “Албазин” же частью княжескому роду принадлежит. Понятно, чьи птички напели.

- Стреляли. - тоном Абдулы из “Белого солнца пустыни” отозвался я. - Не хотелось с уборкой на ночь глядя возиться.

- Рассказывай уже. Что там за стрелок такой обезумевший, что на боярина с винтовкой ходит. Фочин с утра уже доклад на почту прислал. По ДНК установили личность - местный. Бывший дружинник, из младших. Стрелок хороший, давно в отставке, живет на наделе в сотне километров от столицы. Женат, дети есть, с криминалом не связан. Чего он на тебя взъелся?

Князю я выдал усеченную историю, основанную на версии Самойлова. Мол, стреляли не в меня, а в моего следователя, кто заказчик - неведомо, но явно по старому делу, за которое паренек в тюрьму сел. Потрошители, дескать, перепугались и сделали ход.

- Еще и Потрошители… - Николай Олегович умудрился расстроено вздохнуть и откусить круассан одновременно. - Где я так Господа прогневал?

Настроение, впрочем, у вседержителя земли амурской было добродушным. Кушал он с аппетитом, поглощая, на мой взгляд, слишком большой объем продуктов, чтобы оставаться стройным мужчиной средних лет. Может, у магов метаболизм другой? Чем-то же дар питается? Да и на семидесятилетнего князь не выглядел.

- Что по маньчжурскому послу? Помог тебе Самойлов?

- Немного помог. На триаду вышли, поговорили с посредником. По мелочи, ничего конкретного, но кое-какие зацепки появились.

И я замолчал. Надо бы было говорить, как-то держать князя в курсе расследования и всплывающих фактов (в нужно окрасе), но… Далее начиналась очень уж зыбкая почва. Если обобщить, я должен был убедить князя, что посла заказали москвичи, которые хотели заполучить акции моста. Что в деле замешаны якуты, желающие иметь свой торговый хаб в пятикилометровой зоне от международной транспортной развязки. Что в княжестве действует банда торговцев детьми и крышует оную его воевода. Наверняка еще и его старый друг. А вот обер-секретарь тут вообще ни при чем! Вот только как это сделать?

Князь мое молчание воспринял по-своему. Люди, кстати, всегда так делают. В смысле, трактуют любые события не в свете внешних факторов, а прогоняя их через фильтр собственных мыслей, чаяний и переживаний. И получают на выходе выводы, которые совершенно не вяжутся с происходящим предметом. Я вот замолчал, потому как не знал, что сказать и мучительно искал выход из тупика, а Николай Олегович решил, что я на него обижен. 

Так и спросил:

- Ты до сих пор обиду на меня носишь?

Это он о чем? А! Он же Игоря в наследники прочил, да потом сына родил. Не мог же он не понимать, как того подобное решение заденет. И сейчас, выходит, спрашивает примерно вот что: “Не решил ли ты, племянничек, слить расследование из-за застарелой обиды на дядьку?”

- С чего вы решили, Николай Олегович?

- Да с того, что раньше ты меня наедине только дядькой звал или Колей! И подшучивал постоянно… И еще… Много еще чего!

Глаза у князя были печальные. К бабке не ходи, его чувство вины перед племянником глубже Марианской впадины. Но губы плотно сжатые, что как бы намекало, что с этим моральным грузом он справится. И поступит так, как следует поступить.

- Так не пятнадцать лет уже! - с намеком на улыбку отозвался я. Чего ж делать? - Как-то несообразно “дядьколить”.

А потом, будто получив вдохновение, заговорил по-другому. С напором. Спасибо тебе, двойник!

- Но если хотите обсудить не творимые в княжестве преступления, а наш разлад, то извольте. Да! Была обида! И сильная была обида, так я вам скажу! Я ведь успел на себя княжество примерить и другого будущего не знал! А тут - нате здрасте - наследник! А ты, Игорек, в сторонку отойди и под ногами не мешайся! Нужен будешь - позовем! Ну мало ли, вдруг у Антона Николаевича царский дар не проснется? Это вы хотели услышать, дядя Коля? Ну вот, слышите! Стало легче?

Он смотрел на меня все теми же глазами сенбернара. А вот линия губ стала мягче. Будто он удар получил и сейчас рот откроет, выдыхая беззвучное “О”. Видать, и правда назрел у дядьки с племянником этот разговор. Но Игорь молчал, предпочитая пестовать свою обиду и готовить удар возмездия, а князь не решался начать. Или начинал, но не заканчивал. У родных людей такой сплошь и рядом.

- Но мне, как я уже говорил, не пятнадцать лет! Понимание имею о долге, о пользе и о роде. Не скажу, что обида ушла - это враньем будет! Нет, нет, да и высунет голову! Но это эмоция человеческая, понятная. И управляемая вполне. Для потомка княжьего рода - точно! Так что на себя одеяло тянуть я не собираюсь! Антошке княжить - значит, за его плечом встану, как сейчас за вашим стою! И хватит уже эту тему поднимать!

В завершение своего якобы эмоционального выплеска я даже вскочил на ноги, заставив задетый столик с завтраком закачаться, а чашки и плошки на нем - задребезжать. И откуда у меня в голове все эти слова и обороты? Старые, пыльные, явно книжные, но определенно - верно примененные к ситуации!

Князь поднялся вслед за мной. Медленно. Долгую секунду смотрел на меня, заставляя усомниться в верности избранной по наитию стратегии. После чего шагнул вперед и стиснул меня в объятиях.

- Мужем мы тебя с сестрой воспитали. - глухо проговорил он, отодвигая от себя. - Не стыдно будет брату в глаза глянуть, когда час придет.

Он явно сдерживал слезу, этот пожилой, но все еще крепкий мужчина. Непроницаемый на людях, но болеющий сердцем за разлад с близким родственником. Мои слова стали настоящим бальзамом, боль эту унявшим.

Я тоже кивнул. Сдержанно, как и положено мужчине в неловкой ситуации. Будто бы тоже под горлом стояло что-то хриплое, клокочущее и пацанячье. Сжал в ответ его плечо и, глядя в сторону, сел. Вот где умение лицедействовать пригодилось, кто бы подумать мог! Хотя, если честным с собой быть, не вполне я играл. То есть, играл, но не на сто и даже не на пятьдесят процентов. На этот короткий момент семейного разговора я будто сам стал настоящим Игорем. Племянником, обер-секретарем и все такое. Остро жалеющим отчего-то, что князь во мне ошибся. И перед братом (что с ним, кстати, стряслось?) ему все же будет стыдно.

- К нашим баранам. - в голос я добавил немного скованности. Очень уместной после такого разговора. Будто бы не было ничего такого сопливого. Сидели себе мужчины, говорили о важных делах, да отвлеклись на шутку. - Я сегодня планирую доработать след триады. Но пока у меня убеждение, что не все там так просто, как сменщик отравленного посла говорит. 

- Поясни. - князь тоже сел и теперь с отсутствующим выражением на лице намазывал тост джемом.

- Не могу пока - просто нечего сказать. Интуиция говорит, что в шкатулке этой не одно дно. И, возможно, даже не два. 

- И чья эта многоходовка? Минцы?

Как всякий облеченный властью человек, князь был благосклонно настроен на разного рода заговоры и интриги. Готов, то есть, был к тому, что я сказал.

А, была не была! Все одно московский след вскрывать придётся рано или поздно! Рискнем!

- Я могу ошибаться, но кое-что указывает на Бестужева.

- Москвичи?

Надкусанный тост был аккуратно отложен и Николай Олегович сделал большой глоток остывшего уже чая.

- Похоже на то. Но - без доказательств.

- На чем основываешь?

- Мост.

- Мост. - князь кивнул с удовлетворением, будто ждал именно этого ответа. - Конечно, мост. Знаешь, я ведь вчера полдня просидел за документами по объекту. И кое-что мне странным показалось.

- Что? - внутри разлился холод, будто в ботинках у меня стояла стылая болотная вода.

- Подрядчиков много сменилось. Начали с одного пула, а к завершению строительства уже с третьим подходим. Из первых, считай, никого не осталось. С чего бы такому быть?

Фуф! Не вскрыл пока махинации своего племянника. Хорошо он все запрятал. Ведь полагал вернуться и под княжескую руку не попасть. Но на след встал.

- Если за рабочую версию взять, что отравили посла не по приказу минцев, а москвичей, то можно предположить, что тот узнал что-то и от него поспешили избавиться. Например, проявил чрезмерный интерес к ротации подрядчиков на объекте. А затем и на меня напали, побоявшись того же.

И мы с князем подробно обсудили усеченную версию Самойлова, в которой злодеем был не Игорь Сергеевич, а Бестужев. Опуская явные дыры в ней, затыкая их правдоподобными суждениями, я мягко подвел дядюшку к мнению, что во всем виноваты “кляты москали”. Ну или, по крайней мере, очень могут быть виноватыми.

- Логично. - покивал тот в завершение. - Очень логично. Но бездоказательно. На основании одних только суждений я москвичам предъявить ничего не смогу.

- Да и не надо ничего предъявлять - спугнем только!

- И то верно. Но нужно сделать что-то. Как бы поздно ни стало.

- Аудиторскую проверку запустить по объекту. - выдал я. - Работы приостановить.

- Убытки… - протянул князь с сомнением.

- Да не обеднеем, чай! Хуже будет, если проморгаем то, чего не видим пока.

- И то верно. Ну действуй тогда. Я распоряжусь по аудиту.

Я кивком попрощался и двинул к выходу. И был остановлен у дверей словами.

- Игорь.

Пауза. Я обернулся и вопросительно глянул на дядьку.

- Я тут подумал. - князь глянул на меня пристально. - Не век тебе вторым ходить, с царским-то даром. Я тебе почтой документы отправлю по Пермскому княжеству. Ты посмотри, как спокойная минутка выдастся. Стол там род Татищевых держит… держал. Но измельчал. Сейчас там княжит Ольга Татищева. На одной только верности боярской и сидит, своего дара, почитай что нет.

- Мне?

А вот теперь я уже не играл смятение. 

- Ну а что? Нужно нам влияние расширять, да и родича на хороший стол пристроить не грех. Ты не подумай, Игорь, я тебя не принуждаю. Сам посмотри, почитай. Там и выкладке по княгине Ольге имеются: внешние данные, медицинские показатели, психотип, родственные отношения с уральскими семьями. А Пермь так или иначе кто-нибудь браком заберет. Так почему бы не ты?

- Ты что, уже и переговоры ведешь?

Только произнеся вопрос, я сообразил, что обратился к князю на ты. Впервые. Но тот, похоже, принял это как должное.

- Ну, отказать-то не поздно. Дальше протокола о намерениях мы не прошли. Но местные рода к тебе благосклонно настроены. Там, правда, еще московский князь им кого-то сватать собрался, но пока без конкретики. Влияние он там большое имеет, однако местная элита хочет из-под его руки убраться - под своим князем ходить.

Накатило едва сдерживаемое желание заорать в полный голос.

- Я… Я посмотрю. - едва выдавил я. - Спасибо!..

- Пустое! Еще ж не решили ничего. Ну все, ступай уже. После это обсудим.