Ррр

Ррр

Ррр

Проблема адаптации к послевузовской жизни не относится к числу специфических проблем философского образования. Проблема эта, однако, ему присуща. Многим из тех, кто после диплома не стал делать академическую карьеру, сложно жить вне стен университета, не сразу они вливаются в городскую рутину. Не все, конечно, но многие. Но и те, кто решил стать учёным, испытывают разрыв шаблона. Так, во всяком случае, произошло у некоторых из нас. ФК взрастила кафедра истории зарубежной философии МГУ. Скажем определённее и персонально: нас выучили люди, сидящие в дальнем от входа углу кафедрального стола — профессор Вадим Валерьевич Васильев и доцент Дмитрий Владимирович Бугай. Эти учёные впустили нашу редакцию в мир идей и работы над ними. Но вот обучение закончилось, и мы попал в дикие джунгли современной российской философии. Оказалось, что за границей нашего мира бродили длиннобородые козлоолени и грустные демоны, жуткие химеры и розовые единороги. Эти творения Божьи готовы всерьёз обсуждать приемлемость самоплагиата, приемлемую степень плагиата простого, имитацию научности философской работы и то, как выдумать новизну своего "исследования". Эти разговоры не пусты, за ними стоят действительная боль, ресентимент, небольшой материальный интерес (хотя это в наших условиях почти никогда не главное). Козлоолени критикуют постмодернизм, демоны проповедуют насущность проблемы русской идеи, химеры неуклюже, неловко играют в политических мыслителей-сочинителей, единороги крепко сжимают стяг диалектического материализма в крупных ровных зубах. 

Сейчас был только страх — теперь ж будет настоящий ужас. Оглядываясь по сторонам мы видим, что эти восемь лет рогоносцы не блеяли печально у порога нашего мира, нет, они ходили по ему незримыми духами и возможно даже проходили сквозь наши тела. Мы их не видели — но они видели нас. 

Но и это ещё не всё. Последнее время всё чаще, всё сильнее болят наши головы. И вот какой — позволим себя выражением из классического текста Александра Саттара — вопрос вынуждает ослепшие наши зрачки дергаться перед колизеем стен: не козлиные ли рога ли растут из наших черепов?