Не нефтяная компания

Не нефтяная компания

ВОПД РНЕ
Компанией “Роснефть” и государством РФ управляет один и тот же “эффективный менеджмент”

В 1991 году в РФ была создана компания “Роснефтегаз”, которая в 1993-м сменила название на “Роснефть”. Но отправной точкой, определившей ее дальнейший статус, стала ссора между владельцем “ЮКОСа” олигархом Ходорковским и Путиным в феврале 2003 года. Через две недели после этого знаменательного события на сотрудников и владельца “ЮКОСа” были заведены уголовные дела, а уже к концу года “ЮКОС” фактически стал банкротом. В декабре 2004 года “Роснефть” через компанию-однодневку с уставным капиталом в 10000 рублей, адресом в Тверской рюмочной и директором из деревни Дмитрово купила за треть цены принадлежащую “ЮКОСу” компанию “Юганскнефтегаз”, дававшую две трети объемов добычи “ЮКОСа”. К августу 2007-го “Роснефть” скупила 80% оставшихся активов “ЮКОСа” за 43,4% от рыночной цены. В результате в 2007 году бывшие активы “ЮКОСа” дали “Роснефти” 75% нефтедобычи. Каждый в этой бизнес-цепочке получил что-то свое: “Роснефть” - активы “ЮКОСа”, а Ходорковский и другие олигархи - напоминание, что сказочные богатства во времена залоговых аукционов они получили не просто так, а под залог лояльности.

В 2012 году президентом “Роснефти” стал Сечин, заняв вторую строчку рейтинга самых высокооплачиваемых российских топ-менеджеров по версии Forbes и уступая в этом только главе “Газпрома” Миллеру. Сечин - по образованию филолог, работал переводчиком в Мозамбике, когда там шла гражданская война, потом побывал в горячих точках Анголы. В это же время начал сотрудничать с КГБ, хотя официальной информации об этом нет. С Путиным Сечин встретился еще в 1991 году, когда тот работал в мэрии Санкт-Петербурга, и с тех пор стал одним из самых близких его подельников.

В октябре 2012 года Сечин доложил Путину о том, что “Роснефть” выкупает 100% акций “ТНК-BP” у консорциума “AAR” и британской нефтяной компании “BP” за 61 млрд долларов. Говорилось, что в результате сделки “Роснефть” получит 40% российского и 5% мирового рынка нефтедобычи. В марте 2013 года в Лондоне Сечин объявил о завершении сделки. Но уже в июле 2014 года цены на нефть обвалились, из-за чего “Роснефть” в мгновение ока подешевла более, чем в два раза.

Чтобы произвести выплаты по долгам за покупку “ТНК-BP”, в декабре 2014 года “Роснефть” выпустила облигации на сумму 625 миллиардов рублей. Она конвертировала их в валюту и вся страна вздрогнула: в один момент курс доллара вырос с 35 до 80 рублей, а евро с 39 - до 100. И все прежние экономические “успехи” Путина в один момент обернулись позорным поражением.

Когда крупнейшая нефтедобывающая компания РФ покупает за рубежом, в далекой Венесуэле, сырой нефти на 8,5 млрд долларов, это выглядит странно. Когда она покупает ее, расплатившись авансом – это странно вдвойне, а имея при этом долги в размере годовой выручки - втройне. Но когда она покупает ее у государства, стоящего на пороге гражданской войны и почти гарантированно не способного выполнить свои обязательства, становится ясно, что “Роснефть” - не совсем нефтяная компания. Уже как минимум два раза Венесуэла избежала дефолтов по гособлигациям, а правительство Мадуро сохранило власть благодаря деньгам от “Роснефти”, фактически давшей в долг под будущие поставки сначала миллиард, потом еще полтора, а 11 августа 2017 года - сразу шесть миллиардов долларов. В Венесуэле уже четыре месяца идут непрерывные протесты, в экономике - инфляция, рецессия, структурный кризис, дефицит продовольствия и медикаментов, то есть пред-дефолтное состояние. Вкладывать деньги в такое государство - очевидное безумие.

Провальные вложения, посредственная операционная эффективность, санкции, обернувшиеся пустышками прожекты - все это давно убило бы любую нефтяную компанию, а топ-менеджмент отправило бы на рынок труда с волчьим билетом, но “Роснефть” - не нефтяная компания. Ее бизнес – это внешняя и внутренняя политика, ее функция - аккумулирование и перенаправление финансовых потоков, ее инструменты - ФСБ, суды и министерства, а ее доход - жирные куски разорванных на части конкурирующих фирм. И в этом ей просто нет равных. Никто больше не способен сделать то, что делает в путинской РФ “Роснефть”. Потому что в каком-то смысле “Роснефть” это и есть РФ. По крайней мере, “эффективный менеджмент” у них один и тот же.

Русское Национальное Единство