Родине нужны герои.

Родине нужны герои.

место, где всегда идет снег

Родине нужны герои.

Это вам скажет любой человек, как-то связанный с военно-патриотической тематикой.

В честь героев называют школы и корабли, их увековечивают в фильмах и памятниках, их именем клянутся молодые бойцы, которые хотят хотя бы на йоту приблизиться к Подвигу.

Идеальный герой – мертвый герой.

Этого вам не скажет никто, но именно так, увы, зачастую работает современный механизм мифотворчества.

Человек, воспаривший над миром, и. вместо последующего падения, взорвавшийся огненным фейерверком – очень удобный персонаж.

Человек, который не сможет накосячить, которого не придется отмазывать, ссылаясь на его заслуги, которому не придется объяснять, что «все прошло и ты сам все прогадил»…

Иногда это абсолютно правильно, иногда – разумно оправданно.

Статус «посмертного героя» очень облегчает жизнь близким, а далеко не каждый из тех, кто погибает при исполнении, может похвастаться обеспеченным будущим для своей вдовы и детей.

И напротив: те, кому удалось на государевой службе надежно обеспечить будущее своим близким, очень редко оказываются павшими при исполнении.

Иногда же героизация погибших – смертельно опасна для живых.

Тогда, когда их гибель – следствие системных провалов в подготовке и оснащении, а присвоение им статуса героев – попытка уйти от обсуждения и разрешения этих провалов, как правило, к сожалению, успешные.

Жена Цезаря – вне подозрений, павший при исполнении – вне критики.

На практике это, зачастую, означает, что вне критики – те, в силу чьих кривых управленческих решений герой не смог выполнить свою служебную задачу, вместо этого превратившись в фото на эмали, над которым троекратно прозвучал холостой салют.

13 ноября под Псковом погибли двое полицейских, капитан полиции Сергей Булыжников и младший лейтенант полиции Александр Кузнецов.

Они погибли в ходе вызова на бытовой скандал в семье, по итогам которого супруг последовательно застрелил обоих правоохранителей, то ли из «черно-копанного» оружия, то ли – из табельного пистолета полицейского, первым зашедшего в адрес.

А потом – застрелился сам.

Что там было на самом деле – объективно узнают только те, кто сам отправится в Валгаллу, выживших с места стрельбы нет, да и конкретика тут не особо важна.

Значимое очевидно: двое вооруженных профессионалов вместо того, чтобы стреножить хулигана, живым или мертвым, и вернуться на базу, отправились на кладбище.

Двое офицеров полиции не смогли выполнить свой служебный долг, не сумели защитить себя самих от нападения преступника.

В ситуации, из которой могли выйти живыми минимум – двое, а максимум – трое, на выходе оказалось трое трупов.

Почему?

Мы не знаем доподлинно, мы можем только догадываться.

Например, потому, что нашу полицию не учат относиться к любому выезду на адрес как к ситуации, в которой с ненулевой долей вероятности придется убивать, а иначе – умирать.

Что за любой дверью, в которую ты входишь при исполнении, тебя может ждать смерть, и ты должен быть готов ее встретить и обратить ее против тех, кто ее на тебя посылает.

Что человек, пытающийся помешать тебе при исполнении – это не твоя личная проблема, а враг, посягающий на первоосновы общества.

Что остановить его – твой долг, твоя обязанность, в исполнении которой тебя поддержат любые контролеры вместо того, чтобы попытаться тебя закрыть за невнятно сформулированные основания для предупредительного выстрела.

Например потому, что нашу полицию не учат относиться к табельному пистолету как к актуальному эффективному инструменту своей работы.

Для них это, скорее, атрибут детской народной игры в «сифу».

Получив который с утра в дежурке, его надо как можно скорее и безболезненнее сдать обратно, забыв напрочь о чужеродном ощущении тяжести на бедре.

Который может создать тебе проблем, но – вряд ли может их разрешить.

Например потому, что тактическая и огневая подготовка сотрудников правоохранительных органов за исключением, разве что, спецназа, не имеет ничего общего с ситуациями, с которыми они могут столкнуться в реальной жизни.

Славные люди, за московские оклады разрабатывающие учебные программы и нормативы, не пойдут с вами в адрес, у них хватает своих важных и неотложных дел.

А спецназа на всех не хватит – Булыжникову и Кузнецову вот не хватило.

Вооружение, снаряжение и установленные процедуры применения оружия для того же среднестатистического «не-специального» полицейского ни разу не соответствует успешному разрешению огневого контакта на реальных условиях стрельбы.

Вы пробовали извлечь из кобуры с клапаном «макаров» с пустым патронником и дослать патрон в ствол в условиях непосредственного контакта со злодеем, когда он, в лучшем случае, висит у вас на руках?

Двоим парням, убитым на этой неделе в деревне Язно Невельского района Псковской области это не удалось.

Думаете, вы будете более успешным?

Мы не настолько наивны, чтобы полагать, что этот пост попадет на глаза людям, принимающим решения, и, те более, повлияет на эти решения.

Мы надеемся на другое: чтобы его прочитали вы, если ваша работа связана с рихтовкой окружающего мира так, чтобы он втискивался в прокрустово ложе Закона.

Будьте осторожным, будьте жестким, будьте – готовым к тому дерьму, которое приготовила для вас жизнь в погонах.

Скорее всего – вы не завоюете репутацию героя, ну и Бог с ней.

Главное – чтобы вы не стали мертвым героем.