Republic - Скандал с турбинами как начало новой эры отношений с западными инвесторами

Republic - Скандал с турбинами как начало новой эры отношений с западными инвесторами

res_publica

https://t.me/res_publica

26 июля 2017 г. Татьяна Становая.

Турбины Siemens продолжают приносить России неприятности.

Сегодня Евросоюз по инициативе Германии согласовал новые санкции против России. Повод – поставки газовых турбин Siemens в Крым. К санкциям Россия уже привыкает, а возможный уход Siemens с российского рынка воспринимает равнодушно. «И без вас обойдемся», – говорят практически в один голосАркадий Дворкович, Александр Новак и Игорь Артемьев.

Специалисты же в один голос говорят обратное: своими силами создавать аналоги газовых турбин соответствующего качества страна пока не в силах. Но интересным во всей этой ситуации становится совсем другое: как корпоративные интересы оказались важнее государственных и к чему это приведет с точки зрения отношений России с западными инвесторами.

Корпорация охранителей

Главный ⁠герой во всей ⁠этой истории, конечно, Сергей Чемезов, взявшийся за проект строительства крымских ТЭЦ по просьбе Путина в августе 2014 года. За все время скандала глава госкорпорации «Ростех» не сказал ни слова о происходящем. Зато 7 июля появился комментарий «Ростеха», утверждавшего, что «для реализации проектов строительства энергообъектов на полуострове Крым ООО “ВО Технопромэкспорт” планировало поставить газотурбинные установки на базе газовых турбин класса Е, производимые иранской компанией MAPNA». Однако, как сообщал «Ростех», договоренность сорвалась, и иного выхода не было, кроме как покупать немецкое на вторичном рынке.

К слову, про Иран ⁠руководство «Ростеха» стало ⁠говорить только в начале 2017 года, когда конфликт с Siemens уже перешел в острую ⁠фазу и компания попыталась выйти из игры. ⁠Однако турбины, как писал «Коммерсантъ», были закуплены гораздо раньше ⁠– 16 октября 2015 года. Тогда ООО «Технопромэкспорт», созданное специально под Крым, купило турбины за €152,4 млн у ОАО «Технопромэкспорт», которое теперь находится в стадии банкротства. Тем самым «Ростех» своим комментарием фактически признал, что поставленные в Крым турбины – это именно те самые немецкие турбины.

Парадокс заключается в том, что Чемезов как наиболее ответственное лицо во всей этой истории пострадает от нее как раз в наименьшей степени, что и объясняется его молчанием. Если посмотреть последние заявления главы корпорации, то масштаб вопросов, которые он поднимает, полностью затмевает какие-то там турбины. Зенитно-ракетные комплексы, самолеты и вертолеты, танки и КамАЗы, которыми занимается Чемезов, – все это представляется руководству страны как суперпроект поднимания России с колен. История с турбинами – какое-то недоразумение. В контексте Крыма Чемезов обещал Путину построить ТЭЦ, и он их построит. А что будет потом, пусть думает Медведев и его правительство.

Возникает и другой вопрос: не боится ли «Ростех» потери иностранных инвесторов, с которыми корпорация уже работает? Судя по всему, совершенно не боится. Те, кто работал, продолжит работать, а те, кто испугается – скатертью дорога, считают в корпорации, справедливо рассчитывая на то, что в результате только больше денег будет на импортозамещение. Важно также понимать и то, что «Ростех» как институт создавался на базе охранительных идей: чем сложнее отношения с Западом, тем больше оснований требовать поддержки своих проектов, ориентированных преимущественно на внутренний технологический, финансовый и человеческий капитал.

Помимо «Ростеха», в истории, безусловно, есть и политические кураторы, прежде всего вице-премьер Дмитрий Козак и вице-премьер Аркадий Дворкович. Первый до сих пор не сказал ни слова, второй уже заверил, что госкомпании обойдутся и без продукции Siemens. В правительстве профильным министерством тут является Минэнерго, а персонально отвечает за энергетику Крыма замминистра Андрей Черезов (до этого он отвечал за энергоснабжение Сочи, в контексте подготовки к зимним Олимпийским играм). Однако в действительности аппаратной опорой Чемезова были не они, а министр промышленности и торговли Денис Мантуров, который, собственно, и выступал по вопросам немецких турбин в СМИ.

Денис Мантуров – своеобразный посол Сергея Чемезова в государстве, а Министерство промышленности и торговли можно назвать отделом по связям с органами государственной власти «Ростеха». Так вот Мантуров спустя всего четыре дня после публикации комментария «Ростеха», что турбины были куплены на вторичном рынке, принялся спасать ситуацию: «Мы заверили своих западных коллег в том, что это российского производства турбины. Да, с использованием элементов зарубежного производства. Но при этом у него российский сертификат и российские турбины». Налицо коррекция позиции: немецкие турбины, купленные на вторичном рынке, или российские турбины с элементами зарубежного производства – это все-таки не одно и то же.

Такая коррекция понадобилась исключительно в политических целях: Мантуров – публичное лицо, которое представляет политику государства и которое вынуждено реагировать не только на корпоративные интересы госкомпаний, но и государства в целом, оказавшегося, мягко говоря, в неприятной ситуации.

«Беспринципные» корпорации

Тут-то как раз и возникает один из главных вопросов: а какова вообще позиция государства? Пока в Siemens готовили свой судебный иск, Еврокомиссия приступала к рассмотрению новых санкций, а Германия грозила ухудшением отношений, российские власти комментировали сюжет как корпоративный, а не государственно значимый. Не поступило ни одного комментария со стороны политических лидеров – ни Владимира Путина, ни Дмитрия Медведева. Не было ни одной реплики, касающейся инвестиционной стратегии России в условиях санкций. Репутационная, стратегическая сторона возникшей ситуации, кажется, вообще отсутствует для российской власти, а проблема воспринимается как частная.

Но если обобщать публичную позицию российских властей (особенно ярко тут высказался Игорь Артемьев), то, во-первых, Россия вот-вот создаст или уже создала собственные турбины не хуже немецких. Во-вторых, даже если и не создала, то на место Siemens придут конкуренты. «Очень быстро на их [Siemens] место придут другие. Я не знаю – из Китая, Ближнего Востока или Европы», – сказал Артемьев. По его мнению, это могут быть «транснациональные корпорации, которые не боятся никаких правительств в силу глобализации». Слово «глобализация» вдруг приобрело позитивный оттенок надежды в критической ситуации, а ведь до сих пор Кремль, занимающий антиглобалистскую позицию, проклинал западные транснациональные корпорации за эгоизм и двойные стандарты.

Но вот что остается выяснить: а крупный западный бизнес, готовый работать с Россией, – это часть мирового антироссийского империализма или наша последняя надежда? Время от времени воспроизводимые призывы российской власти к мировой бизнес-элите «поднапереть» и добиться смягчения санкций во благо народов вдруг уперлись в ситуацию, когда один из ярких представителей этой элиты сделал «неправильный» с точки зрения Кремля выбор.

Российская власть, кажется, очень обиделась на Siemens, ожидая иного поведения. И «Ростех», и правительство, и Кремль, очевидно, рассчитывали играть с немецким концерном в одной команде, единодушно и громко называя газовые турбины, поставленные в Крым, российскими. Того же самого ждали и от немцев, которым в такой ситуации пришлось бы выступать на стороне российского правительства против немецкого и поступить примерно так же, как и Кремль в комментариях о присутствии российских военных в Донбассе: присутствие признать, но не российским.

Жесткий и однозначный отказ Siemens играть по этим правилам вызвал внутри России бурю возмущения и обвинения концерна в лицемерии (заработать хотели по-грязному, а выйти из воды хотят чистыми!). Именно с этой истории и начнется новая эра отношений посткрымской России и глобального западного бизнеса, от которого для выхода на российский рынок потребуется теперь не только «прагматизм» и «конструктивизм» (то есть признание санкционной политики Запада неэффективной и вредной), но и готовность играть «по-грязному» без оглядки на «мировое сообщество». Сокращение желающих «ввязываться» будет обратно пропорционально амбициям лоббистов импортозамещения. А замещаться постепенно будет не только импорт, но и государственные интересы корпоративными.

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/res_publica