Republic - По совокупности причин. Почему арабский мир ополчился на Катар

Republic - По совокупности причин. Почему арабский мир ополчился на Катар

nopaywall

https://t.me/nopaywall

6 июня 2017 г. Иван Яковина.

Пособники террористов. Или единственные сторонники компромиссов на Ближнем Востоке.

Саудовская Аравия, Бахрейн и Объединенные Арабские Эмираты утром 5 июня объявили о прекращении дипломатических отношений с Катаром, обвинив его в поддержке терроризма и религиозной напряженности, а также во вмешательстве в свои внутренние дела. Три страны потребовали, чтобы катарские дипломаты покинули их территорию в течение 48 часов, всем остальным подданным полуостровного эмирата отвели на это две недели.

Эр-Рияд, Манама и Абу-Даби объявили о прекращении авиационного, морского и наземного сообщения с Катаром, а также запретили вещание катарских СМИ, прежде всего телеканала «Аль-Джазира» и аффилированных с ним структур. Помимо этого, союзники потребовали отзыва на родину тысячи катарских военнослужащих, принимающих участие в совместной операции против повстанцев-хуситов в Йемене.

Следом за Саудовской Аравией, Бахрейном и ОАЭ о введении аналогичных мер против Катара объявили еще две страны: Египет и Мальдивы, а также международно признанные правительства Ливии и Йемена, которые, впрочем, не контролируют территорию соответствующих стран. Острый дипломатический конфликт между главными союзниками США в регионе – Катаром и Саудовской Аравией – стал для мирового сообщества большой неожиданностью, а его истинные причины не до конца ясны и сейчас.

«Систематический подрыв ⁠стабильности»

Ни в одной из ⁠стран, введших ⁠санкции, не винят Катар в каком-то конкретном проступке, который заслуживал бы ⁠таких жестких мер. ⁠Официальные источники утверждают, что Доху наказывают «по совокупности»: за «систематический подрыв стабильности» и «регулярное вмешательство во внутренние дела». Текущее обострение ситуации началось ⁠23 мая, когда ряд катарских СМИ пожаловались, что ⁠в результате компьютерного взлома на их страницах в интернете появилась информация, не соответствующая действительности. Речь идет о выступлении эмира Катара Тамима бин Хамада Аль Тани на церемонии выпуска местной военной академии.

Обращаясь к выпускникам, он якобы раскритиковал политику президента США Дональда Трампа, сказал, что Иран является «важным фактором стабильности» в регионе Персидского залива, похвалился «хорошими» отношениями своей страны с Израилем и одновременно назвал ХАМАС законным представителем палестинского народа.

Практически все перечисленное в Саудовской Аравии и ОАЭ граничит с кощунством. Иран для Эр-Рияда просто враг; Дональд Трамп в ходе недавнего визита в Саудовскую Аравию стал важнейшим союзником; Израиль хвалить в арабских странах просто не принято, а в Палестинской автономии ХАМАС оппонирует движению «Фатх», поддерживаемому королевством.

Трения между Катаром и соседними странами начались сразу после появления этих заявлений в интернете. Уверениям Дохи в том, что страницы соцсетей местных СМИ подверглись массированной хакерской атаке, а на самом деле эмир даже не произносил речь, соседи не поверили. В саудовских и эмиратских СМИ была развернута массированная кампания по дискредитации Катара и его правителя, кульминацией которой стал разрыв отношений. Ставшая известной сегодня апрельская история о выплате властями Катара выкупа на миллиард долларов за захваченных террористами в Ираке членов королевской семьи (часть этих денег осела у группировок, связанных с Аль-Каидой) и публикации WikiLeaks, судя по всему, также является частью информационной кампании.

Непокорный вассал

Разногласия между Саудовской Аравией и Катаром начались не сегодня. Их корень – в фундаментальных отличиях в подходах королевства и эмирата к решению проблем региона и мира, а также в нарастающем соперничестве за лидерство в Персидском заливе.

С середины 1990-х годов маленький и неприметный Катар нарастил свой ВВП более чем в 20 раз, став самой богатой страной мира в расчете ВВП по паритету покупательной способности на душу населения. С экономическим процветанием пришли и невероятные финансовые, пропагандистские и политические возможности. Созданный в 1996 году новостной телеканал «Аль-Джазира» быстро стал самым популярным в арабском мире, катарская дипломатия стала ключевым фактором, определяющим политику на Ближнем Востоке.

Ее главная отличительная черта – договоренности вместо доминирования. В Катаре размещена крупнейшая авиабаза США в регионе – Аль-Удейд, неподалеку от которой работает единственное в мире зарубежное представительство движения «Талибан». В Доху можно въехать с израильским штампом в паспорте, но там же базируется политическое крыло ХАМАС. Катар (пока еще) состоит в саудовском проекте – Совете сотрудничества стран Персидского залива, но одновременно совместно с Ираном занимается разработкой крупнейшего в мире газового месторождения Южный Парс.

У пронырливого эмирата появились свои интересы и клиенты и в Ливии, и в Египте, и в Палестине, и в Сирии, и в других странах. Причем действуют они порой успешнее, чем саудиты. А для королевства, сражающегося за доминирование в Персидском заливе с Ираном, необходимо, чтобы прочие арабские страны Залива следовали в его фарватере, а не пытались проводить собственную политику или (тем более) бросали Эр-Рияду вызов.

Между королевством и эмиратом есть и еще одна линия противостояния – религиозная. Катар в последние годы активно поддерживает старейшее исламистское объединение – «Братьев-мусульман» и его производные. Для Саудовской Аравии это движение недопустимо самостоятельное. Более того, его религиозная и политическая доктрина несет прямую опасность для действующего в королевстве режима, так как скептически относится к искусственно придуманному институту поста «хранителя Мекки и Медины», коим официально является саудовский король.

Даже радикальные исламисты, выросшие на учении «Братьев-мусульман», например ХАМАС, серьезным образом расходятся в трактовке положений веры с ваххабитами, вроде ИГ или «Аль-Каиды», ориентирующимися на саудовские образцы.

Блокада эмирата

Несовпадение внешнеполитических подходов и интересов, преображение Катара из верного вассала в набирающего мощь соперника Саудовской Аравии не могло не вылиться в противостояние. Оно давало о себе знать и ранее: в 2014 году Эр-Рияд, Манама и Абу-Даби уже отзывали своих послов из Дохи. Тогда противоречия также были вызваны серьезными разногласиями по ситуации в Египте и Сирии, но до разрыва дипотношений дело не дошло.

На этот раз все намного сложнее. Саудовская Аравия пошла на очень серьезные меры не только дипломатического, но и экономического давления. Например, она запретила транзит грузов в Катар, прекрасно зная, что он получает примерно 40% всего продовольственного импорта через единственную сухопутную границу – с королевством.

Кроме того, Саудовская Аравия (а следом Египет) запретила катарским гражданским самолетам летать над своей территорией. Это весьма многозначительная мера, поскольку нанесет мощный удар по авиакомпании Qatar Airways – своего рода символу глобальных интересов эмирата. Ее перелеты станут дольше, дороже для пассажиров и самой авиакомпании.

Катарский фондовый рынок обрушился на восемь процентов, в магазинах выстроились очереди за едой и водой, хотя им пообещали, что никаких перебоев в снабжении основными товарами не будет. Кроме того, власти эмирата отдельным заявлением гарантировали иностранным потребителям, что никаких перебоев с поставками сжиженного газа – главного экспортного товара – не будет.

Согласно официальным заявлениям Дохи, Катар стал мишенью скоординированной атаки извне, цель которой – поставить эмират на колени, лишить его суверенитета, вызвав недовольство среди населения и расстроив его отношения с ключевым союзником – США. Вполне возможно, что это недалеко от истины.

Молчание Вашингтона

«Блокада лайт», устроенная Катару его соседями, едва ли могла начаться без молчаливого согласия США. Американцы традиционно уделяют повышенное внимание странам Персидского залива и отношениям между ними.

Первый зарубежный визит Дональда Трампа в качестве президента состоялся именно в Эр-Рияд. После церемониальных танцев с саблями с членами королевской семьи президент США под аплодисменты громогласно заявил, что все беды Ближнего Востока – от Ирана. Хозяева на радостях даже пообещали подумать над созданием «арабского НАТО» – союза, в который вошли бы суннитские страны, готовые дать отпор персам-шиитам.

При этом, разумеется, не мог не встать вопрос Катара, который дружить против Ирана (а тем более воевать с ним) не очень настроен. Для Трампа, который открытым текстом требовал от арабов воевать с терроризмом (то есть с Ираном – в его картине мира), такая позиция вполне заслуживает порицания и наказания.

«То, что произошло [с Катаром], – это первый результат танцев с саблями», – сказал Хамид Абуталеби – заместитель руководителя администрации иранского президента, комментируя последние события. При этом Тегеран уже пообещал в случае необходимости поставлять продовольствие в Катар морем.

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон, выступая в Сиднее, сообщил, что Вашингтон ожидает от арабских стран Персидского залива единства действий, и выразил уверенность, что ничто не сможет помешать общей борьбе с терроризмом.

Это заявление прозвучало очень странно. Во-первых, ни о каком единстве в нынешних условиях и речи быть не может – блокада и разрыв отношений с ним просто не стыкуются. Во-вторых, общая борьба с терроризмом возможна при условии согласия в вопросе, кто такие эти террористы. Сейчас же целый ряд союзников Вашингтона обвинили в поддержке терроризма Катар, на территории которого размещена крупнейшая авиабаза США. Дональд Трамп пока хранит молчание, никак не комментируя крупнейший конфликт между дружественными арабскими странами за последние десятилетия.

В отсутствие твердой поддержки со стороны Вашингтона у Дохи остается не так много вариантов действий.

Асимметричный ответ

Эмир Катара оказался перед непростым выбором. Он наверняка точно знает, чего от него хотят соседи в обмен на снятие блокады. Скорее всего, речь идет о прекращении работы «Аль-Джазиры», уходе Катара из Сирии, Ливии, Египта и прочих стран, где у него есть серьезные интересы, об обрыве всех связей с Ираном и прекращении ведения самостоятельной внешней политики.

Проще говоря, Катар должен вернуться в состояние саудовского вассала, пожертвовав частью собственного суверенитета. Возможно, в нагрузку ему придется передать Эр-Рияду часть своих активов по всему миру, за которые между нефтяными монархиями идет постоянная конкуренция.

Исполнение этих (или подобных) условий откроет странам путь к примирению, а катарским самолетам – пространство над Аравией и Египтом. Для этого, правда, придется пожертвовать собственной гордостью и национальными интересами.

Вторая опция – ничего в своей политике не менять, а попробовать отбиться от устроителей блокады. Методы для этого отработаны, средства есть, инструменты тоже имеются.

Катар в последние годы получил большой опыт поддержки самых разных (в том числе радикальных) организаций и движений в других странах. Он обладает разветвленными связями в рядах разномастных «борцов за свободу и религию». Их вполне можно призвать на борьбу в тылу своих новых врагов.

Запрещенная «Аль-Джазира» остается мощным пропагандистским ресурсом, ее массово смотрят, невзирая на различные блокировки. Кроме того, в критической ситуации Катар может надавить на США, используя фактор авиабазы Аль-Удейд или даже пригрозить развитием связей с Ираном.

Видимо, у катарцев есть и другие козыри. Все та же «Аль-Джазира» уже опубликовала обзор писем посла ОАЭ в Вашингтоне, украденных какими-то хакерами. В числе прочего речь там идет об «участии» Абу-Даби в прошлогоднем неудавшемся перевороте в Турции, о связях ОАЭ с Израилем и о попытках очернить Катар и Кувейт.

Каким из двух вариантов действий воспользуется Катар, во многом будет зависеть от позиции США. Если Дональд Трамп выступит с полной поддержкой Саудовской Аравии и ее союзников, то Дохе наверняка придется отступить. Если же президент США выразит недовольство блокадой Катара, то у эмира АльТани появится очень хороший шанс отбиться от этой атаки.

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/nopaywall