Republic - Отдельный «Бессмертный полк». Как Белоруссия борется с российской версией памяти

Republic - Отдельный «Бессмертный полк». Как Белоруссия борется с российской версией памяти

res_publica

https://t.me/res_publica

10 мая 2018 г. Вадим Можейко.

Союзники по СНГ перехватывают повестку Дня Победы. Российские акции запрещены во многих странах.

Утром 9 мая в белорусской столице около двух тысяч участников «Бессмертного полка» собрались отдельно от официального празднования и на несколько часов раньше. На подходе к площади Победы шествие уперлось в контрольно-пропускные пункты и понемногу рассосалось – кто-то ушел от очередей и палящего солнца, а кто-то прошел через рамки и присоединился к государственной акции «Беларусь помнит» – официальному белорусскому аналогу «Бессмертного полка».

Такой куцый формат стал результатом компромиссов: сперва власти Минска вообще отказали в шествии колонны «Бессмертного полка», мотивируя это тем, что 9 мая и так проходит много праздничных мероприятий. Однако организаторы из координационного совета общественных объединений при российском посольстве пошли на обострение и призвали людей выходить на несогласованную акцию, что по белорусским законам приводит к задержаниям, штрафам и арестам (без разрешения властей незаконны даже одиночные пикеты).

После этого глава белорусского «Румола» Сергей Лущ встретился с председателем Мингорисполкома и все же получил разрешение на «Бессмертный полк», но фактически в таком формате, что шествие прошло вне программы официального празднования, а его участники слились с акцией «Беларусь помнит» – что и требовалось белорусским властям.


Политические акценты памяти

Было бы неверно полагать, будто белорусские власти выступили против памяти о ветеранах и в целом о Великой Отечественной войне. Напротив, праздник 9 Мая является крайне важным для государственной идеологии Белоруссии, как и вся военная тема. Даже официальным Днем независимости выбрана дата освобождения Минска от немцев в 1944 году – 3 июля. Высокие чиновники и идеологи регулярно подчеркивают важность памяти военных лет и недопустимость переписывания истории. Вот и Александр Лукашенко в своем поздравлении ко Дню Победы подчеркнул: «Мы навсегда сохраним правдивую историю той войны».

Помимо сугубо душевных порывов, тут есть и вполне прагматический мотив. Долгое время такой акцент на памяти войны позволял не особенно осмыслять как досоветский период истории Беларуси, так и советский, и основывать идеологию на будто бы консенсусной теме. Региональные идеологи до сих пор повторяют, что «память о войне – основа государственного самосознания белорусского народа».

Однако с обострением имперских комплексов Кремля к памяти о войне все больше добавляется актуальный пророссийский политический контекст, особенно после 2014 года. Сепаратисты Донбасса позиционируются как преемники «воевавших дедов», а байкеры из «Ночных волков» или активисты «Бессмертного полка» используют обертку акций памяти для продвижения идей русского мира и подогревания милитаризма в духе «можем повторить».

Вся эта ⁠риторика уже не имеет никакого отношения к белорусской государственной ⁠идеологии, напротив – через мягкую белорусизацию Минск стремится обособиться ⁠от Москвы. Это было заметно и в последнем ⁠выступлении Александра ⁠Лукашенко на День независимости, где ⁠тема войны заняла непривычно мало места, ⁠БССР из «истока белорусской государственности» стала лишь «важным периодом», зато акцент был сделан на довоенной и досоветской истории белорусских земель.



Участники акции «Беларусь помнит» в Минске. Фото: Vasily Fedosenko / Reuters


Русские идут! Но их не пускают

Характерно, что среди организаторов «Бессмертного полка» в Минске не ветеранские организации, а сплошь пророссийские. Коммунист и председатель общественного объединения «За Родину! За Сталина!», требующий от Лукашенко признания независимости ДНР, глава большевистской организации «Отечество» – вот лица «Бессмертного полка». Сергей Лущ – лидер белорусского «Румола», который ходил договариваться с городскими властями, согласно расследованию газеты «Наша Нива», еще недавно был «волхвом» неонацистской языческой секты «Схорон еж словен».

Неудивительно, что такие персонажи не очень-то нравятся белорусской власти.

Есть логика и в том, почему пророссийские организации и медиа пошли на обострение с белорусскими властями, провоцируя их заявлением о планах проводить «Бессмертный полк» вопреки запретам. Никаким серьезным влиянием в Белоруссии эти организации не обладают, многочисленных акций не проводят, оставаясь по сути маргинальными и не рискуя идти на конфликт с властью. Это вызывает критику со стороны их единомышленников в Москве. Например, EADaily сетует на «абсолютное бездействие российского посольства в Белоруссии, отсутствие в республике пророссийского лобби». Не первый раз предъявляются претензии агентству «Sputnik Беларусь», которое «призвано выражать интересы российского государства, а на деле даже не собирается работать в этом направлении. <…> …на сайте “Спутника” практически не рассказывается о деятельности организаций российских соотечественников… Портал фактически сразу стал не только очередным рупором белорусского госагитпропа, но и его оппонентов».

В таких условиях пророссийские организации в Белоруссии пытаются демонстрировать свою активность и решительность, а «Sputnik Беларусь» рискует публиковать анонс акции, не получившей официального разрешения, хотя в Белоруссии есть прецеденты полной блокировки сайтов как раз за это нарушение.


Соседи дистанцируются

Вся эта возня крайне далека от памяти о войне и настоящих ветеранах. Простые участники могут выходить на акцию с фотографией деда без всякой задней мысли, но тон «Бессмертному полку» задают руководители, из-за которых шествие и вызывает неприятие властей и многих местных патриотов не только в Белоруссии, но вообще в странах СНГ.

В наиболее радикальном виде такое отношение к «Бессмертному полку» демонстрирует, конечно, Киев, где активисты назвали акцию «ватным пропагандистским хэппенингом». Сам «Бессмертный полк» в Киеве был разрешен – впрочем, как и альтернативные акции, направленные против него. В итоге не обошлось без задержаний с обеих сторон.

Уже третий год запрещают проводить «Бессмертный полк» в Узбекистане, мотивируя это вопросами безопасности и даже «сложной политической обстановкой в мире» (шествие было запрещено, но жители Ташкента пришлис портретами дедов и прадедов к мемориальному комплексу «Братские могилы». – Republic). Аналогичная ситуация и в Таджикистане, где ссылаются то на организационные сложности, то на нормы ислама, запрещающие ходить по улицам с портретами умерших.

Такая же история и у георгиевской ленты, которая прошла путь от акции РИА Новости в 2005 году до символа сепаратистов Донбасса. На Украине использование ленты как символа сугубо прошлой войны теперь немыслимо, ее заменяют красные маки. В Белоруссии, Казахстане, Киргизии и Узбекистане создали ленты в цвет государственных флагов.


Странно поучать памяти

Если отвлечься от геополитики, то довольно странной выглядит идея, будто в Белоруссии должны сохранять память о войне именно по тем стандартам, которые были заданы в 2011 году журналистами Томска. И дело не только в том, что каждый народ имеет собственную историческую память даже об одних и тех же событиях. Объективно история войны в России и Белоруссии была разной.

В отличие от всего СССР белорусы встретили войну в сентябре 1939 года – поскольку Западная Белоруссия с 1921 года по Рижскому мирному договору была отдана Польше. Сперва с запада вошли немецкие войска, а потом с востока – советские (вроде как освободители, но и без чисток «неблагонадежных элементов» не обошлось). Впоследствии Белоруссия пережила опыт нескольких лет полной оккупации немецко-фашистскими захватчиками, что породило и знаменитый размах партизанского движения, и опыт вынужденной жизни при оккупационной администрации. По итогам войны людские потери в Белоруссии составили более трети населения – куда большая доля, чем в среднем по СССР.

Все это делает память о войне крайне сложной, а ее осмысление за пределами советского канона – болезненным. Не хватало только дополнительно затруднять ситуацию, примешивая российский политизированный контекст.


Власть пойдет на перехват

Тема войны по-прежнему занимает значительное место в идеологии как России, так и Белоруссии, так что попытки ее использования в актуальной политике неизбежны – равно как и ответная реакция на них.

После заявлений организаторов минского «Бессмертного полка» о проведении акции, несмотря на запрет, у белорусских властей фактически не оставалось иных опций, кроме как разрешить шествие. Ведь позволить подобное нарушение закона было бы недопустимо (мало ли какая идея акции завтра придет в голову пророссийским активистам?), но еще более недопустимо создавать телекартинку в духе «Белорусский спецназ избил ветеранов и разогнал “Бессмертный полк”».

Однако со стороны пророссийских организаций Белоруссии было бы наивно верить, что такой шантаж пройдет для них без последствий. Белорусские власти перехватывают инициативу: как заявил после празднования 9 Мая Александр Лукашенко, «если народ просит снова пройти с портретами, флагами и так далее, в будущем году мы это организуем. Только не надо это политизировать».

Официальный Минск нимало не заинтересован в продвижении в Белоруссии идеологии русского мира.

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/res_publica