Republic - «Некому передать дело». Что произошло с якудза?

Republic - «Некому передать дело». Что произошло с якудза?

nopaywall

https://t.me/nopaywall

31 мая 2017 г. Михаил Тищенко.

Знаменитая японская мафия в кризисе. На что жалуются гангстеры?

Японская мафиозная сеть якудза переживает не лучшие времена. Ее численность уменьшается из года в год. Ее позиции пока еще сильны, но гангстеры жалуются, что статус якудза девальвирован – он уже не внушает окружающим такого страха и почтения, как раньше.

Недавно двое гангстеров, членов группировки крупнейшего клана Ямагучи-гуми, попались на позорной магазинной краже. Они нагрузили корзины продуктами и попытались уйти, не заплатив. Сообщалось, что их сопровождал их босс, которого также арестовали. Один из арестованных заявил полиции, что дела у группировки «так плохи, что приходится воровать еду».

Этот случай примечателен. Традиционно якудза отказывались от воровства и некоторых других преступлений в пользу другой криминальной или полукриминальной деятельности – рэкета, сутенерства, игорного бизнеса. Это в том числе обеспечивало им определенную поддержку в обществе – статус своего рода «благородных разбойников».

Теперь от ⁠традиций все чаще ⁠отказываются. «Сейчас ⁠важны только деньги, – сетует бывший гангстер Сатору Такегаки, – а ⁠не долг (гири) ⁠и чувства (ниндзе)». «Раньше твой статус определялся храбростью, ⁠готовностью пожертвовать собой, – ⁠соглашается другой. – А сейчас якудза измеряют все деньгами, даже статус можно купить».

Чем она занимается?

Якудза для Японии – больше, чем просто криминальная сеть. Клан Ямагучи-гуми действует почти по всей стране. Его выручка измеряется десятками миллиардов долларов в год – это сравнимо с доходами мексиканских наркокартелей. Часть его деятельности легальна – финансовые операции, строительство. Аналитик Morgan Stanley Роберт Фельдман назвал этот клан одной из крупнейших инвестиционных компаний Японии.

У мафии были особые отношения с властью – та либо терпела ее, либо пыталась использовать. Например, для борьбы с коммунистами в 1950-е годыправительство даже подумывало о том, чтобы создать на базе якудза специальную группировку с десятками тысяч сторонников. Когда в Японию в начале 1960-х годов собирался с визитом президент США Дуайт Эйзенхауэр, якудза привлекли для поддержания порядка. Мафия, со своей стороны, поддерживала связи с политиками – например, ныне правящей Либерально-демократической партией, и, по некоторым данным, даже финансировала ее.

Якудза пользуется поддержкой части общества. Сторонники считают ее «наименьшим злом» – группой, которая следует кодексу чести и, по крайней мере, сдерживает уличную преступность. Мафия поддерживает этот образ. «Мы собираем отбросы с улиц, учим их дисциплине и держим под контролем, – заявил один из боссов. – Можно сказать, что мы гуманитарная организация».

Якудза даже помогала жертвам катастроф – например, пострадавшим при землетрясении и цунами в 2011 году (хотя она же и зарабатывала на вербовкерабочих для ликвидации последствий аварии на АЭС). Некоторые обращались к ней для разрешения споров, если не доверяли судам.

Как начался кризис?

Численность якудза в Японии достигла пика в 1963 году – тогда она насчитывала 184 тысячи человек. Но в последние годы она снижалась. По данным полиции на 2017 год, в рядах мафии осталось менее 40 тысяч человек формальных и неформальных сторонников. За год их стало меньше почти на 8 тысяч.

Якудза постепенно стареет. Доля гангстеров старше 50 лет превысила 40% – впервые с 2006 года. Молодых людей за это время стало гораздо меньше. Доля двадцатилетних сократилась с 13% до 5%. Доля тридцатилетних – с 30% до 20%.

«Я хотел бы уйти на покой, – жаловался семидесятилетний лидер одной из группировок. – Если бы только нашел, кому можно передать дело». По его словам, якудза теряет популярность среди молодежи во многом благодаря законам, которые были приняты в последние годы и усложнили жизнь сторонникам мафии.

«Раньше их привлекали мечты о карьере гангстера – богатстве, популярности у женщин, классных машинах», – констатирует он. Теперь, как он утверждает, образ не слишком соответствует реальности.

Почему так происходит?

Причин несколько. Одна из них – череда экономических кризисов (обвал начала 1990-х годов, последовавшая стагнация, азиатский кризис 1998 года и спад десять лет спустя). Доходы группировок стали падать – как из-за того что их клиенты (или жертвы) стали бедней, так и из-за того, что якудза, занимавшиеся финансовыми операциями, сами оказались среди тех, кто потерял на этом деньги.

Группировки сами стали проводить сокращения. После кризиса 2008 года одна из них избавилась от трети «руководителей среднего звена». По словамжурналиста, эксперта по японской мафии Джейка Аделстейна, тогда были «уволены» и многие другие гангстеры.

Другая причина – серия законов, принятых с начала 1990-х годов. Они не запретили якудза (формально членство в мафии – не нарушение закона, группировки даже не скрывают своих штаб-квартир), но серьезно ограничили ее возможности.

В 1991 году был принят закон, позволивший причислить якудза к «опасным группировкам». Сам по себе он не стал большой помехой для мафии, хотя расширил возможности полиции. Позднее в него добавили поправку – возможность судиться с лидерами якудза за ущерб, причиненный их подчиненными. Как оказалось, это вполне реально – боссы мафии, поддерживая полулегальный статус, вынуждены соглашаться на судебные разбирательства. Несколько лет назад один из них заплатил около $1,5 млн по иску семьи человека, убитого его подручным, и принес соболезнования родным погибшего.

Известен случай, когда один из рядовых членов мафии заказал обед в McDonalds, забрал его и уехал, не заплатив. Спустя несколько дней в штаб-квартиру Ямагучи-гуми пришел счет. Клан согласился его оплатить.

Какие еще причины?

Сказались и новые законы, принятые в 2012 году. Они запретили вести бизнес со сторонниками мафии и оказывать им услуги. Оказалось, что явный сторонник якудза может получить отказ, если попытается снять квартиру, открыть счет в банке, получить кредитную карту. Некоторые из молодых гангстеров, прибыв в Токио, не могли найти жилья – им приходилось ночевать в машинах.

«Я не мог оформить страховку, открыть счет, даже сходить в спортзал, – жаловался один из сторонников якудза. – Я чувствовал себя изгоем. Я не мог собрать деньги за “крышу”. В конце концов я порвал с мафией».

Гангстеры стали скрывать причастность к мафии. Они стали убирать эмблемы клана со своих визиток. Некоторые стали отказываться и от татуировок – традиционного знака якудза (обладателей таких татуировок, например, перестали пускать во многие сауны).

Все это усилило недовольство среди участников группировок. За причастность к мафии они по-прежнему должны платить взносы – от $10 тысяч до $30 тысяч в месяц. Но преимуществ якудза давала все меньше.

«Якудза – это франшиза страха. Ты платишь взносы, взамен получаешь имя и делаешь на этом деньги, – рассуждал лидер группировки, потерявшей большинство сторонников. – Тебе платят бары, отели, продавцы машин. Так должно было быть. Но теперь нельзя даже сделать себе визитку, а безымянный якудза – это как-то не слишком пугает людей. За что же мы тогда платим?».

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/nopaywall