Republic - Любимый миллиардер Трампа. Как закончилась официальная карьера Карла Айкана

Republic - Любимый миллиардер Трампа. Как закончилась официальная карьера Карла Айкана

res_publica

https://t.me/res_publica

25 августа 2017 г. Михаил Тищенко.

Одного из богатейших американцев и просто друга президента подозревают в лоббизме.

В администрации Трампа очередной скандал. В центре оказался его сторонник – миллиардер Карл Айкан, до недавнего времени – советник президента по вопросам регулирования бизнеса. Должность была неофициальной, но позволяла почти открыто лоббировать законы, от которых выиграл бы его собственный бизнес. Более того, она открывала возможности для финансовых спекуляций.

До выборов Трамп обещал бороться с коррупцией. Став президентом, он формально запретил назначать на должности, связанные с регулированием бизнеса, бывших лоббистов. Однако фактически допустил это, создав систему исключений. Когда управление по этике при Белом доме потребовало отчета, президент отказал, а глава управления позднее подал в отставку.

Но Айкан – особый случай. Он основной акционер нефтеперерабатывающей компании CVR. И открытый противник правил, которые стоят ему дополнительных расходов, – например, части официальной программы поддержки возобновляемых источников энергии, цена вопроса только для CVR – сотни миллионов долларов в год. Он открыто добивался ее отмены. И когда получил от Трампа должность, потенциал для конфликта интересов был очевиден.

«Ситуация, когда ⁠бизнесмен может влиять ⁠на принятие решений на таком уровне, ⁠сохранять бизнес, ⁠оставаясь во власти, не имеет прецедентов, – считает глава правозащитной ⁠организации Public Citizen Роберт Вайсман. – С точки зрения ⁠коррупции ничего похожего просто нет».

Когда подробностями заинтересовалась пресса (с активностью ⁠Айкана связали падение цен на особые финансовые инструменты на топливном рынке, что позволило ему сыграть на понижение), миллиардер подал в отставку. Это произошло незадолго до того, как расследование о нем опубликовал New Yorker. Обвинения в адрес миллиардера – в конфликте интересов или незаконном лоббизме – развития не получили. Сам он все это отрицал.

Чем он известен?

Карл Айкан – основной акционер Icahn Enterprises, его активы есть в целом ряде отраслей – от энергетики и машиностроения до недвижимости и казино. По оценке Forbes, его состояние – $16,2 млрд (27-е место в списке американских миллиардеров). Это в несколько раз больше состояния Трампа.

Айкан известен серией враждебных поглощений. Один из примеров – покупка авиакомпании Trans World Airlines. Ее активы он позднее распродал, а стюардессам, по слухам, посоветовал «найти себе богатых мужей». Компания в итоге обанкротилась.

Свои взгляды на жизнь он выразил словами, что «продать можно все, что угодно, если цена подходящая, кроме, наверное, детей и, возможно, жены». При этом позиционировал себя как защитника прав акционеров, утверждая, что благодаря ему те смогли заработать «миллиарды долларов» в компаниях, с которыми он был связан.

Должность советника президента была неофициальной, зарплату Айкану не платили. Однако, как отмечал профессор права Ричард Пейнтер, работавший экспертом по этике при администрации Джорджа Буша-младшего, статус Айкана и его влияние все равно создавали конфликт интересов – и повод для уголовного расследования. Если же считать его частным лицом, то тогда, согласно формальной жалобе, которую направили Конгрессу правозащитники из Public Citizen, появлялись основания для того, чтобы обвинить его в незаконном лоббизме.

Чего он добивался?

В США нефтеперерабатывающие компании, такие как CVR Energy, попадают под официальную программу – стандарт возобновляемого топлива (RFS). Это значит, что они должны добавлять долю такого топлива (биоэтанол) к своей продукции. Или покупать специальные сертификаты – идентификационные номера для возобновляемого топлива (RIN), а затем сдавать их властям для отчетности.

Эти сертификаты выдают производителям такого топлива. Их могут продавать как вместе с продукцией, так и отдельно.

Схема означает, что производители традиционного топлива несут дополнительную нагрузку (хотя она, по крайней мере частично, перекладывается на потребителя, отражаясь в ценах на топливо). А те, кто выпускает возобновляемые виды, получают бонус. Выигрывают агросектор (например, производители кукурузы, из которой делают биоэтанол) и те компании, которые выпускают большие объемы смешанного топлива (они также должны отчитываться перед властями, но могут продавать лишние сертификаты).

Другие несут расходы. По данным на 2016 год, девять крупнейших нефтеперерабатывающих компаний США потратили на сертификаты $2,5 млрд – почти на 80% больше, чем годом ранее. CVR они обошлись в $200 млн, ее акции падали в цене.

Айкан открыто выступал против сертификатов. Год назад он попытался добиться встречи с руководством Агентства по охране окружающей среды США (EPA). Когда это не удалось – написал открытое письмо, назвал рынок сертификатов «жульническим» (rigged), пожаловался на нечестную конкуренцию и пригрозил повторением кризиса 2008 года. Но совсем скоро получил возможность повлиять на ситуацию лично.

Как он действовал?

Признаки такого влияния появились еще до выборов. В августе 2016 года Айкан сказал, что обсуждал эту тему с Трампом. Будущий президент пообещал, что отменит «безумные правила» (нормы, обязывающие CVR покупать сертификаты), как только придет к власти. Позднее критика этих правил – в выражениях, напоминающих открытое письмо Айкана, – попала в экономическую программу Трампа.

После выборов миллиардер не скрывал, что с ним согласовывалисьназначения в новую администрацию. В том числе – кандидатура нового главы EPA Скотта Прюитта, который был противником регуляторной политики агентства и даже судился с ним. Хотя формально Айкан и утверждал, что на политику не влияет, а лишь дает советы.

Назначение Айкана уже оправдало себя. На следующий день акции CVR выросли на 8%. Его доля подорожала на $510 млн – до $7,3 млрд.

Это было только начало. Вскоре стало известно, что Белый дом собирается изменить правила, касающиеся сертификатов RIN, – освободить от них нефтепереработку (компании, подобные CVR) и переложить нагрузку на продавцов топлива. Об этом в официальном заявлении сообщила Ассоциация производителей возобновляемого топлива (RFA), ссылаясь на звонок из администрации Трампа. Белый дом позднее выступил с опровержением, но источник в администрации признал, что проект указа существовал. Его автором был не Трамп, а Айкан (юристы миллиардера это отрицали).

Более того, Айкан договорился о сделке с этой ассоциацией – она согласилась поддержать новую схему, хотя ранее была против, в обмен на то, что власти расширят возможности продажи возобновляемого топлива. Глава ассоциации Роберт Динен признался, что пошел на сделку после звонка из Белого дома. По его словам, ему дали понять, что указ будет подписан, так что он решил получить хоть что-то взамен.

Как он сыграл на курсе?

Указ так и не подписали. Но слухов оказалось достаточно, чтобы – на фоне других подобных новостей – обвалить курс сертификатов. Осенью 2016 года, после выборов, они стоили больше $1, но затем после назначений Прюитта и Айкана стали дешеветь. Когда стало известно о подготовке указа, цены снизились до уровня менее 30 центов.

Само по себе это позволяло CVR сэкономить десятки миллионов долларов. По данным Bloomberg, если в четвертом квартале 2016 года она потратила на сертификаты $53 млн, то в следующем заработала на них более $6 млн.

Как это произошло? Как стало известно из отчетности компании, еще в 2016 году CVR постепенно остановила покупку сертификатов и вместо этого стала продавать их. По сути, сыграла на понижение.

Такое поведение нетипично и очень рискованно. По словам Тристана Брауна, профессора Нью-Йоркского университета, изучавшего рынок сертификатов RIN, это, наверное, первый случай, когда кто-то решил сыграть там на понижение. Расчет был на то, что цена упадет и сертификаты можно будет выкупить обратно по низкой цене. Если бы он не оправдался, компания не смогла бы отчитаться перед властями и попала бы под штрафные санкции, которые могли исчисляться миллиардами долларов.

Комментируя эту историю, конгрессмены из Демократической партии потребовали провести расследование. Они заявили, что действия Айкана – повод для подозрения в инсайдерской торговле и манипулировании рынком.

Что было дальше?

Но успех оказался недолговечным. Сертификаты снова стали расти в цене (по данным на начало августа, они стоили почти 90 центов). Акции CVR – дешеветь (с начала 2017 года они упали в цене почти на треть, все больше трейдеров стали играть против них на понижение). Обещанный указ так и не был подписан.

Источники New Yorker считают, что Айкан неверно оценил то, как работает система в Белом доме. Его проект указа, как сказал один из них, был почти любительским, нечто вроде: «Я, президент, приказываю, чтобы глава EPA изменил правила…».

По их словам, миллиардер рассчитывал, что дружбы с президентом окажется достаточно, но просчитался. «Наверное, он думал, что просто поговорит с другом Доном, а тот согласится, и правила изменятся. Но у нас так дела не делаются. Есть официальные процедуры», – говорит один из источников.

На решение Белого дома могли повлиять и другие факторы. Среди них, например, нежелание вызвать недовольство фермеров, производителей сырья для биоэтанола, интересы которых может затронуть изменение правил. Для Трампа, как отмечает издание, это часть электората, которая помогла ему победить и, возможно, поможет остаться на второй срок – перспектива, которой даже Айкан с его прагматизмом едва ли может что-то противопоставить.

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/res_publica