Republic - «Банда ГТА»: что случилось в здании Мособлсуда?

Republic - «Банда ГТА»: что случилось в здании Мособлсуда?



Драматические события, закончившиеся смертью троих подсудимых, производят впечатление бессудной казни.

Первые сообщения об инциденте в Мособлсуде производили впечатление запоздалого ответа всем скептикам, которые два с половиной года назад не поверили, что те девять мужчин из Средней Азии, арестованные по делу «банды ГТА», имеют к ней какое-то отношение. Вы не верили, что это настоящие преступники? А теперь – верите? Настоящий гастарбайтерский спецназ – напали на конвоиров, отобрали оружие, устроили перестрелку, чуть не сбежали, – после такого вообще невозможно сомневаться, что это именно «банда ГТА», а не случайные люди, на которых силовики хотели повесить серию резонансных преступлений.

Загадочная история ⁠террора на трассе ⁠«Дон», будоражившая общество летом 2014 года, закончилась осенью того же года слишком неубедительно – российских силовиков никогда не отличало стремление говорить правду и только правду, и предъявленные ими среднеазиатские пролетарии с равной вероятностью могли быть и настоящими преступниками, и случайными людьми, которых в силу их бессловесности и юридической незащищенности можно было обвинить в чем угодно, не опасаясь, что они сумеют отбиться от обвинения в суде. Тогда же, при аресте, всплыла новая загадочная деталь – застреленный при задержании уроженец Киргизии Рустам Усманов, которого российские силовики считают главарем банды, жил в домевысокопоставленного сотрудника ⁠Генпрокуратуры Алексея ⁠Староверова, и это обстоятельство, никак толком не объясненное, объявленное простым совпадением, ⁠тоже не добавляло достоверности официальной версии.

Выстрелы ⁠в суде, казалось, поставили точку во всех спорах – если люди ⁠так отчаянно сопротивляются, даже когда на них наручники, то, конечно, и на трассе убивали тоже они. Но это было впечатление только от первых новостей из Мособлсуда, когда еще не были известны детали случившегося. По мере появления официальных и неофициальных подробностей (среди неофициальных стоит выделить опубликованную лайфовским телеграм-каналом Mash одиннадцатисекундную видеозапись с места перестрелки) сюжет, ненадолго ставший очевидным, вернулся к своему исходному и естественному состоянию – запутанному и загадочному.

Стало известно, что конвоиры по какой-то причине нарушили все возможные правила сопровождения арестованных. Пятерых обвиняемых в особо тяжких преступлениях почему-то везли в лифте только двое конвойных, одним из которых была женщина, хотя инструкции требуют конвоирования по одному, по лестнице и при гораздо более серьезной охране. Многие комментаторы, в том числе бывшие осужденные и журналисты, работавшие на громких судебных процессах, вспомнили другие суды, где даже заведомо неопасных «политических» подсудимых конвоировали и охраняли гораздо сильнее, чем «банду ГТА». Теперь все выглядит так, как будто арестованных нарочно провоцировали напасть на конвой или, чего тоже нельзя исключать, никакого нападения не было вообще – на видеозаписи Mash тела застреленных лежат в ряд, и попробуй узнай, как именно они были застрелены – в ожесточенном бою или хладнокровно, в порядке расправы над безоружными.

Важное свидетельство главного редактора «Медиазоны» Сергея Смирнова: процесс над бандой, хоть и не был закрытым, фактически исключал освещение его прессой – всех подсудимых защищали назначенные государством адвокаты, традиционно играющие на стороне обвинения и, в отличие от обычных адвокатов, не общающиеся с прессой в принципе, а ход самого процесса из-за большого количества обвиняемых и многократного повторения одних и тех же эпизодов обвинения был настолько медленным и монотонным, что даже те журналисты, которые поначалу были настроены освещать суд, давно перестали ходить на его заседания. В результате сложилась парадоксальная ситуация. Кинематографический штамп, когда на громком судебном процессе толпятся репортеры, художник рисует подсудимых, а каждая реплика обвинения или защиты становится молнией на лентах информагентств, дал сбой – суд по самому громкому и самому жуткому криминальному делу последних лет шел фактически втайне от общества, и если бы не эта перестрелка, тема «банды ГТА» вернулась бы в новости только после приговора.

Мотивы, заставлявшие банду убивать автомобилистов на трассе, до сих пор остаются неизвестными. На старте расследования были анонимные утечки, что убийства были формой инициации для членов банды, принадлежавших к радикальным исламистским группам, – об Усманове, убитом при задержании осенью 2014 года, писали, что он воевал в Сирии на стороне запрещенного в России «Исламского государства», однако Следственный комитет, от имени которого в то время еще выступал Владимир Маркин, практически с самого начала настаивал на корыстном мотиве преступлений, что также звучало крайне неубедительно – никаких серьезных трофеев у бандитов от нападений не осталось, в деле фигурируют дешевые мобильные телефоны, солнцезащитные очки и прочая чепуха. «Росбалт», традиционно имеющий репутацию издания с хорошими связями в силовых структурах, пишет, что исламистскую составляющую из дела убрали, чтобы не провоцировать межнациональных конфликтов, – если это так, то речь идет фактически о фальсификации дела, одним из результатов которой и стала перестрелка в суде, потому что если бы «банду ГТА» обвиняли в терроризме, ее охраняли бы более серьезно и никаких инцидентов, скорее всего, просто не было бы.

На таком фоне драматические события в суде, закончившиеся смертью троих подсудимых, производят впечатление бессудной казни. Трое убитых – недвусмысленный урок для остальных подсудимых, которые и подпишут все, что им дадут, и сознаются во всем, что им скажут, и промолчат о том, о чем должны молчать. О чем молчать? О реальных мотивах, о возможных покровителях, о том же Староверове, который, несмотря на все напрашивающиеся вопросы к нему, остался в деле второстепенным свидетелем. Или даже о собственной невиновности.

Версии такого рода традиционно принято называть конспирологическими в том пренебрежительном смысле, что обывателю приятно видеть заговор даже там, где его нет, и журналистское оспаривание официальных версий всегда будет кликабельнее и читабельнее скучных официальных пресс-релизов. Конспирология редко строится на прямой лжи, обычно речь идет о натяжках, умолчаниях и прочих играх с реальными фактами, когда данные открытых источников комбинируются так хитро, что с их помощью можно доказать что угодно – что американцы не были на Луне, что небоскребы 11 сентября взрывало ЦРУ и т.п. Но в случае с делом «банды ГТА» натяжки и умолчания – это арсенал не конспирологов, а официальных структур, которые и до этого вторника явно что-то недоговаривали, а теперь, когда в деле возникло три дополнительных трупа, недоговаривают в три раза больше, оставляя простор для самых фантастических выводов о случившемся.

Дело «банды ГТА» встает здесь в один ряд с другими громкими сюжетами последнего времени, от убийства Бориса Немцова до всех крупных терактов, – когда суд и следствие представлены политизированными и, по крайней мере, потенциально коррумпированными институтами, не раз демонстрировавшими свою незаинтересованность в раскрытии истины, любые слова, исходящие от этих институтов, сталкиваются с естественным недоверием общества, которое за много лет фактически выработало не зафиксированную ни в одном законе, но при этом бесспорную привычку не верить словам официальных лиц, пока те не докажут, что им можно верить. Стоит вспомнить дело Немцова, когда на начальном этапе расследования спецслужбы через тот же «Росбалт» отчаянно вбрасывали подробности поисков чеченского следа и сопротивления со стороны властей Чечни, фактически препятствовавших следствию – эти детали были вполне убедительны, и общественное мнение их приняло, хотя и в этом случае к концу процесса некоторую популярность приобрели публичные сомнения в том, что судят именно убийц.

В деле «банды ГТА» силовики вообще никак не пытались доказать обществу свою правоту, и, каким бы ни был приговор, это дело уже сейчас можно считать нераскрытым и загадочным навсегда – реальные мотивации российских силовиков в любых их действиях в большинстве случаев не менее мутны, чем мотивации «банды ГТА». Именно поэтому нет никаких оснований ждать ответов на те вопросы, которые остались после убийств на федеральной трассе «Дон» и в здании Московского областного суда.