Реновация.

Реновация.

Lurkopub Alive


Общеизвестно, что ещё несколько лет назад мои отношения с московскими властями были достаточно натянутые.
Хотя прежде того казались вполне безмятежными.

Когда после душного застоя второй половины лужковской эпохи, с буквальной реализацией этой метафоры в финале [город задыхался от гари и смога с горящих подмосковных лесов и торфяников] для Москвы настало время долгожданных перемен, и сопутствующих им романтических надежд, и гражданского энтузиазма — это, скажем так, вдохновляло.
Символ грядущего обновления и его неизбежного великолепия был у каждого, наверное, свой, но для моей социальной среды он назвался, конечно, «Парк Горького».

Вся эта идиллия продолжалась до московских выборов 2013 года, которые Сергей Собянин выиграл в том числе и у кумира безответственной богемы А. Навального. А затем наступили очень странные дни.

Избранный мэр сменил стиль управления на просвещённо-авторитарный и казалось, что всерьёз настроился стальным кулаком загонять человечество в лучезарное счастье.

Программы городского развития насаждались, не взирая на крики и стоны простых трудящихся масс, город медленно и страшно увязал в трясине «временных трудностей», где постоянно и повсеместно что-то копали, чем-то громыхали, доделывали и переделывали, апофеозом же стала «ночь длинных ковшей». Не самое существенное, но крайне выразительное явление, в каком-то смысле даже перфоманс.

В соотвествии с новой городской политикой изменилось и ее информационное сопровождение. Упростившееся, по сути, до непрерывной трансляции агрессивного тезиса: «однажды вы проснетесь и охуеете от счастья, а до тех пор заткнитесь и терпите, нас тут лучшие международные специалисты консультируют, а вы кто».

В нашу социальную среду этот тезис транслировали в основном через интеллигентнейшего Ревзина и кондовейшую Лену Миро, причем Ревзин выглядел крайне нелепо, а Миро вообще-то из города Старый Оскол понаехавшая.

Слушайте, я все понимаю, но так нельзя. Как угодно язвите о гнилом столичном снобизме, но вообще-то да — у нас, московских, своя особая гордость. Может и не надо было нас слушать в сравнении с международными специалистами. Наверняка даже не надо. Но проговорить все же стоило. Цветы, комплименты, предварительные ласки. Вот это все.

Но, видимо, период до 2013 года как раз этими ласками и был. А затем пришла пора засучить рукава и ударными темпами въебывать во имя всеобщего блага.

При этом, по уму я понимал, оглядываясь на то, что уже было сделано: метрополитен, «московский документооборот» и прочие прекрасные вещи, что никаким «воровством и вредительством» мэрия не одержима. И что однажды проснувшись, мы если и не охуеем от счастья, то по крайней мере с чувством глубокого внутреннего удовлетворения признаем, что дело того стоило.

Как в общем-то и случилось. Даже интересы малого бизнеса, сильно, но все-таки временно ущемлённые при реализации программы городского благоустройства, как ущемились, так и распрямились, и стали ещё краше и пышнее прежнего. [например, вместо снесённых ларьков в городе открылось множество милейших ресторанчиков и кафешек с напитками и лёгкой закуской на вынос и т.д.]

Но умом понимал, а обида все-таки оставалась. Оскорбленные чувства верующего, так сказать. Чувства москвича, верующего в собственную значимость и особое достоинство, я имею ввиду.

Лёд этой обиды раскололся, когда Сергей Семёнович, уважаемый, анонсировал программу реновации московского жилищного фонда.

О, сладостная реновация, звезда моей души, огонь чресел. Как же давно я тебя страстно жаждал и ждал.

Поскольку совершенно невыносимо существовать в гольяновской пятиэтажке, в границах квартала, предназначенного к сносу ещё при Лужкове. И наполовину уже снесенного, но затем, по неизвестным причинам, процесс притормозили.

И вот эти «полужизненные» обстоятельства, нельзя сказать, что они совсем катастрофические. Но Господи, до чего же утомительные. Даже кондиционер поставить целое приключение. О ремонте даже и мечтать не приходится: «ты что, а вдруг нас завтра все-таки снесут».

Значит, сделаем бюджетный ремонт. Снесут — и ладно. Но это я понимаю. А матушка человек советского воспитания. Матушка не понимает.

И тут как гром среди ясного неба: реновация. Свои чувства по этому поводу я бы охарактеризовал как экстатические.

Особенно с тех пор, как эту реновацию стало возможно глазами посмотреть и руками потрогать, причём не в «макете», а стоит настоящий дом, в который уже заселяются реальные люди, бывшие жители районных пятиэтажек.

В нашем ВАО реновация началась с Северного Измайлова, но уже совсем скоро и до Гольяново очередь дойдёт.

А дом, на который до недавнего времени сбегались смотреть не только все соседи, но и чуть ли не половина Москвы, стоит на 5-ой Парковой улице. И знаете, очень породистое получилось здание. Не к чему придраться. Качество постройки, внутренняя отделка, инфраструктура — в сравнении с тем, что было обещано, ни в чем не обманули.

Но самый сильный соблазн для городских обывателей, это прибавленный метраж. В особенности на кухню, прихожую, раздельный санузел. Просто так прибавленный, безвозмездно. По гуманитарным соображениям - все для блага человека.

Сейчас такие дома есть практически в каждом округе. В том числе и в Медведково на улице Полярная. И как минимум десять тысяч москвичей успеют справить новоселье до конца текущего года.

Если нужны конкретные цифры, то двухкомнатная квартира в пятиэтажке 43,8 кв.м. при переезде в новостройку превращается в 64,3 кв.м.

Трехкомнатная 57,6 кв.м — в 78,7 кв.м соотвественно. То есть прибавка к жилплощади получается в полтора раза примерно. А высота потолков — почти трехметровая.

И знаете, мне совершенно поебать, как в связи с этим праздником жизни будет кривляться всякая недобитая хипстота с бибисей и прочих таких заповедников.

Вот это дело, Сергей Семёнович. Вот за это действительно искренне сердечное Вам спасибо. #реновация #копипаста #луркопаб #lm