Рас­ска­зываем, в чем суть инфор­ма­цион­ной асим­метрии и к ка­ким пос­ледс­твиям она при­водит.

Рас­ска­зываем, в чем суть инфор­ма­цион­ной асим­метрии и к ка­ким пос­ледс­твиям она при­водит.

CryptoInvest

Час­то на рын­ке мы имеем де­ло с про­дук­том, ка­чес­тво ко­торо­го труд­но оце­нить до по­куп­ки. Ска­жем, те­леви­зор в ма­гази­не мо­жет выг­ля­деть хо­рошо, но как дол­го он про­рабо­тает?

Один из спо­собов преодо­леть эту неоп­ре­делен­ность — дать га­ран­тию на то­вар. Дру­гое ре­шение — соз­дать круп­ный бренд, пред­ла­гающий извес­тную и стан­дарти­зиро­ван­ную про­дук­цию: воз­можно, в ма­лень­кой хип­стерской ко­фей­не ва­рят хо­роший ко­фе, но Starbucks ста­вит на то, что вы не ста­нете рис­ко­вать и пой­де­те в при­выч­ное мес­то.

Впро­чем, хо­тя мы стал­ки­ваем­ся с этой проб­ле­мой на каж­дом ша­гу, эко­номис­ты за­гово­рили об инфор­ма­цион­ной асим­метрии толь­ко в 1970-х.

Одним из пер­вых иссле­дова­телей это­го воп­ро­са был Джордж Акер­лоф. В своей статье 1970 го­да «Ры­нок „ли­монов“» он за­дал­ся воп­ро­сом, что произой­дет с рын­ком по­дер­жанных авто­моби­лей, если по­купа­тели не смо­гут отли­чить пло­хой то­вар от хо­роше­го.

Пред­по­ложим, по­купа­тель зап­ла­тил бы $1000 за исправ­ную ма­шину («пер­сик»), но толь­ко $500 за неис­прав­ную («ли­мон»). Для про­дав­ца ма­шина в обоих слу­чаях стоит чуть де­шев­ле, так что, если бы обеим сто­ронам бы­ло оче­вид­но ка­чес­тво то­вара, про­дава­лись бы оба.

Но если по­купа­телю труд­но отли­чить «ли­мон» от «пер­си­ка», он не бу­дет го­тов пла­тить $1000 — ве­роят­но, за авто­мобиль, ко­торый мо­жет ока­зать­ся как «ли­моном», так и «пер­си­ком», он сог­ла­сен зап­ла­тить $750.

Проб­ле­ма в том, что ди­лер, ко­торый точ­но знает, что пред­ла­гает «пер­сик», на та­кое пред­ло­жение не сог­ла­сит­ся, и по­купа­тель стал­ки­вает­ся с ре­зуль­та­том отри­цатель­но­го отбо­ра: за $750 толь­ко обла­датель «ли­мона» бу­дет го­тов что-то про­дать. Умный по­купа­тель это по­нимает, и, зная, что ему про­дадут толь­ко «ли­мон», сра­зу пред­ла­гает $500. В ито­ге про­давец по­лучает столь­ко же, сколь­ко в си­туации проз­рачнос­ти, но бла­года­ря инфор­ма­цион­ной асим­метрии «пер­си­ки» не про­даются вооб­ще.

Ры­нок


В хо­де даль­нейших иссле­дова­ний бы­ло най­де­но еще два ре­шения. Май­кл Спенс, дру­гой пионер инфор­ма­цион­ной эко­номи­ки, сос­ре­дото­чил­ся на теории сиг­на­лизи­рова­ния.

Он раз­мышлял над си­туацией на рын­ке тру­да, где ра­бото­датель пы­тает­ся по­нять, ка­кой кан­ди­дат луч­ше под­хо­дит для той или иной дол­жнос­ти. По­тен­циаль­ные сот­рудни­ки мо­гут по­давать не­кие сиг­на­лы, со­бирая сви­детель­ства своей ква­лифи­кации, нап­ри­мер, дип­лом, но на прак­ти­ке это ра­ботает толь­ко тог­да, ког­да вы­дав­ший сви­детель­ство источ­ник зас­лу­живает до­верия — если пло­хой ра­бот­ник мо­жет лег­ко по­лучить дип­лом или сер­ти­фикат, его нель­зя отли­чить от хо­роше­го. (Га­ран­тия или имя брен­да — то­же сиг­на­лы, толь­ко на дру­гих рын­ках.)

Вто­рое ре­шение — это «скри­нинг», ког­да мы пред­ла­гаем то­вар или услу­гу, ко­торая заин­те­ресует толь­ко клиен­та опре­делен­но­го ро­да. В час­тнос­ти, Джо­зеф Стиг­лиц и Май­кл Рот­шильд по­каза­ли, что на рын­ке стра­хова­ния про­дав­цу сле­дует стре­мить­ся к соз­да­нию диф­фе­рен­ци­рован­но­го пред­ло­жения, пос­коль­ку рис­ко­ван­ные и на­деж­ные клиен­ты склон­ны по­купать раз­ные стра­ховые про­дук­ты.

Инфор­ма­цион­ная асим­метрия остает­ся слож­ной проб­ле­мой для за­коно­дате­лей, и в ка­чес­тве при­мера мож­но при­вес­ти США и За­кон о дос­тупнос­ти ме­дицин­ской по­мощи, извес­тный как Obamacare. На спон­си­руемых пра­витель­ством стра­ховых бир­жах стра­хов­ки ку­пило мень­ше здо­ровых людей, чем ожи­далось. Стра­хов­щи­ки тер­пят убыт­ки и, сле­дова­тель­но, су­щес­твен­но по­вышают це­ны (или вооб­ще ухо­дят с рын­ка). Кри­тики го­ворят, что рост цен при­ведет к но­вому вит­ку вы­тес­не­ния здо­ровых клиен­тов, и так да­лее.

Так­же вред­ной с точ­ки зре­ния инфор­ма­цион­ной эко­номи­ки сле­дует счи­тать идею, что нуж­но зап­ре­тить ра­бото­дателю инте­ресо­вать­ся су­димостью кан­ди­дата, ведь отсутс­твие су­димос­ти — по­ложи­тель­ный сиг­нал, и уда­ление этой инфор­ма­ции усу­губ­ляет инфор­ма­цион­ную асим­метрию. Не­дав­ние иссле­дова­ния по­казы­вают, что в ре­зуль­та­те та­кого зап­ре­та аме­рикан­ские ком­па­нии на­чинают отсеивать пре­тен­дентов по приз­на­ку ра­сы, и в ре­зуль­та­те низ­коква­лифи­циро­ван­ным чер­но­кожим и ла­тиноаме­рикан­цам ста­новит­ся еще труд­нее най­ти ра­боту. Что тут ска­жешь — отри­цатель­ный отбор в дей­ствии.