"Пятно" входа

"Пятно" входа

Yury Gudkov

Вторая выставка – "Objects in mirror are closer than they appear" Шираны Шахбази (Shirana Shahbazi), известная преимущественно абстракциями (посмотрите и прочитайте внимательно страничку на сайте MoMA), а другая серия о жизни в Иране попала в хрестоматию “Photography as contemporary art”. 


Сегодня мы с вами проведем серьёзный анализ и побудем критиками, поэтому предлагаю начать знакомство с выставкой с экспликации, как это обычно делают посетители (прочитайте внимательно кураторский текст):

Если по какой-то причине вам не интересно читать буковки, то просто пролистайте этот текст дальше, внизу будет много картинок.
Схема с названием
И кураторский текст

Итак, друзья, запомните то, что вы прочитали в общих чертах, и посмотрим теперь на структуру выставки.

Первый зал (обратите внимание на размеры зала) - линейка из черно-белых фотографий Тегерана из окна машины. Напротив - заснеженная гора и абстракции с зеркалом.

Мы держим в голове кураторский текст, мысль о Тегеране и происхождении художницы, название выставки, и идём в следующий зал.

Перед нами открывается ещё большее пространство с цветным зонированием и работами, вписанными внутри этих зон.


Мы (к сожалению, мысленно) оценили содержание работ, качество печати, расположение на стенах, зонирование и т.п. И кажется, можно понять о чем эта выставка (вспоминаем кураторский текст о неоднозначности изображения), и, возможно, у вас так же, как и у меня, возник вопрос:

но о чем конкретно?


Это совсем не значит, что работы Шахбази - плохие, что выставка формальна - нет. Проблема в том, что её работы - это не только анализ свойств медиума. Конечно, можно предположить, что работы Хашбази из Тегерана и Лос-Анджелеса находятся в параллели. Способ наблюдения, система зеркал, наложения фигур (человеческих и товарных) и знаки культур – экономической и ограничительной, намекают нам о связях, которые могут нести в себе сообщение глобального характера: присутствие в мире, где ограничения принимают и форму свободы, и форму несвободы. Которые как бы они не были похожи на слово "liberation", всё равно остаются ограничениями.


Ограничение само по себе может быть опорой. И, если кураторы решили не ограничивать зрительскую интерпретацию выставки, то внутри неё можно "потеряться". Это не значит, что нам должны были "разжевать" содержание. Но точку входа для начала собственных рассуждений о вопросах волнующих Шахбази найти довольно сложно.

Или эта точка настолько большая, что попасть в неё можно не прицеливаясь (читай, задумываясь). Единственный минус такого "пятна" вместо точки - чем больше идей, тем больше спекуляций. И в случае выставки "Objects in mirror are closer than they appear" это вряд ли хорошо.