Project

Project

bb

Аркадий и Борис Стругацкие.

Эти имена навсегда остались в истории как советской, так и всемирной фантастики. Даже сейчас любители фантастики в пост-советских и иных странах являются поклонниками их творчества. 

Мать Аркадия и Бориса, Александра Литвинчева была учительницей русской литературы, "Заслуженный учитель РСФСР", награждена орденом "Знак почёта".

Отец работал с 1937 года в Ленинградской публичной библиотеке имени Салтыкова-Щедрина. В 1941г. записался в добровольцы в отряд рабочего ополчения. 27 октября был мобилизован в НКВД Куйбышевского района Ленинграда, назначен командиром роты, но вскоре комиссован из-за порока сердца и вернулся в библиотеку.

Аркадий был переводчиком, знал японский и английский языки, преподавал языки в офицерском училище в Канске. В 1959 г. принят в Союз журналистов СССР. Член Союза писателей СССР с 1964 г.

Борис работал на счётной станции Пулковской Обсерватории инженером по счётно-аналитическим машинам. В 1960 г. принял участие в экспедиции в поисках места для установки Большого телескопа АН СССР.

Библиография Стругацких насчитывает двенадцать сборников рассказов и почти три десятка романов и повестей. Наиболее известные из них: Трудно быть богом, Понедельник начинается в субботу, Пикник на обочине, Обитаемый остров. 

Мне лично импонирует жанр антиутопия. Антиутопия- это противоположность утопии, то есть общества, в котором писатель не видит изъянов. В антиутопии же изъяны есть и автор указывает на них. Из русских антиутопий мне понравилось произведение Обитаемый остров.

Книга рассказывает об истории,случившейся с Максимом Каммерером. Вследствие аварии Максим был вынужден высадиться на планете Саракш. Так как его корабль взорвался, исследователю приходиться жить в местном государстве.Максим обладает незаурядными по местным меркам способностями: он быстро выучил язык и историю, нестандартно посмотрел на старые задачи, над которыми бились долгие годы. Узнав об этом, его берут в Гвардию. Однако, как человек, выросший на идеях гуманизма, Максим возмущён тоталитарным режимом, всеобщим конформизмом и телевидением, которое по мнению героя показывает бред.

Цитата из книги про режим в стране:

 Ненависть, думал он. Те ненавидят этих, эти ненавидят тех. За что?… Самое отвратительное государство… Почему? Откуда он это взял?… Растлили народ… Как? Что это может значить?… И этот штатский… Не может быть, чтобы он намекал на пытки. Это же было давно, в средние века… Впрочем… фашизм… Да, помнится, не только в средние. Может быть, это фашистское государство? Массаракш, что такое фашизм? Агрессия, расовая теория… Гилтер… нет, Гилмер… Да-да – теория расового превосходства, массовые уничтожения, геноцид, захват мира… ложь, возведенная в принцип политики, государственная ложь – это я хорошо помню, это меня больше всего поразило. Но по-моему, здесь этого нет.Нет, здесь другое – последствия войны, явная жестокость нравов, как следствие тяжелого положения. Большинство стремится подавить оппозицию меньшинства. Смертная казнь, воспитательные работы… Для меня это отвратительно, но как же иначе?… А в чем, собственно, оппозиция? Да, они ненавидят существующий строй. Но что они делают конкретно? Ни слова об этом не было сказано. Странно… Словно судьи заранее сговорились с обвиняемыми, и обвиняемые ничего не имеют против… А что же, очень даже похоже.

Почему государственный строй в этом государстве ассоциируется у Максима сначала со средневековьем, а потом с фашизмом и Гитлером? Может быть потому, что при слове тоталитаризм у многих людей возникают лица Гитлера и Муссолини, их лозунги и речи, а так же все те увечья, которые нацисты и фашисты нанесли всему миру, развязав Вторую Мировую? Возможно, но я думаю, что Стругацкие в их мире Полудня, в XXII веке не видят тиранию и она останется в прошлом, а диктаторы у обычных людей будут ассоциироваться со средневековыми варварами.

Цитата о конформизме:

Все люди были на одно лицо, все действовали одинаково, и достаточно было присмотреться и понять правила перехода улиц, как ты терялся, растворялся среди остальных и мог двигаться в толпе хоть тысячу лет, не привлекая ни малейшего внимания. Вероятно, мир этот был достаточно сложен и управлялся многими законами, но один – и главный – закон Максим уже открыл для себя: делай то же, что делают все, и так же, как делают все. Впервые в жизни ему хотелось быть, как все. (Он видел отдельных людей, которые ведут себя не так, как все, и эти люди вызывали у него живейшее отвращение – они перли наперерез потоку, шатаясь, хватаясь за встречных, оскальзываясь и падая, от них мерзко и неожиданно пахло, их сторонились, но не трогали, и некоторые из них пластом лежали у стен под дождем.) И Максим делал, как все. Вместе с толпой он вваливался в гулкие общественные склады под грязными стеклянными крышами, вместе со всеми спускался под землю, втискивался в переполненные электрические поезда, мчался куда-то в невообразимом грохоте и лязге, подхваченный потоком, снова выходил на поверхность, на какие-то новые улицы, совершенно такие же, как старые, потоки людей разделялись, и тогда Максим выбирал один из потоков и уносился вместе с ним…

В этом отрывке Стругацкие подчёркивают, что Максим впервые в своей жизни проявил конформизм. Мне кажется, что это тоже связано с утопичным миром Полудня, в котором писатели (как они сами отмечали) хотели бы жить. В XXII веке люди не будут приравниваться к одному стандарту, каждый имеет право на личную свободу от предрассудков и мнения большинства.Про конформизм отлично написал Джордж Оруэлл в своем рассказе "Как я стрелял в слона". В конце своего не очень продолжительного произведения Оруэлл пишет, что застрелил бедное животное потому, что не хотел, чтобы его считали посмешищем.

Цитата о телевидении:

Вечером Максим и Рада смотрели телевизор. Шла какая-то очень странная передача, нечто вроде кинофильма без начала и конца, без определенного сюжета, с бесконечным количеством действующих лиц – довольно жутких лиц, действующих довольно дико с точки зрения любого гуманоида. Рада смотрела с интересом, вскрикивала, хватала Максима за рукав, два раза всплакнула, а Максим быстро соскучился и задремал под уныло-угрожающую музыку. «Что это?» – спросил Максим, тыча пальцем в экран. «Передача, – нетерпеливо сказала Рада. – Интересно. Смотри». Такие передачи повторялись почти каждый день, назывались они «Волшебное путешествие», но Максим так до конца и не понял, в чем их соль. В ответ на его вопросы Гай и Рада недоуменно пожимали плечами и говорили: «Передача. Чтобы было интересно. Волшебное путешествие. Сказка. Ты смотри, смотри! Бывает смешно, бывает страшно».

Относительно телевидения нельзя не упомянуть "развлекательные" каналы, вроде Cartoon Network, Nickelodeon, ТНТ, СТС, Карусель, которые не несут в себе реальной информационной нагрузки. Истории, которые мы можем наблюдать не поучительны, они не высмеивают что-либо, они просто развлекают. Эта же проблема касается и многих интернет-сообществ, где картинки с котами и одноразовые боевики людям гораздо интереснее, чем "длинные, старые и скучные" книги, графические романы, фильмы и т.д.

Обитаемый остров является моим любимым русскоязычным произведением, так как я согласен с мыслями главного героя и считаю, что в нормальном государстве нет места конформизму, что каждое мнение имеет право на существование, что СМИ должны не развлекать, а заставлять людей думать, а невинные не должны сидеть в тюрьмах.