Продолжение

Продолжение

Начало лекции Алексея Кудрина здесь.

Начало лекции Алексея Кудрина здесь.

Вот у нас вся бюджетная система сегодня: федеральный бюджет, бюджеты субъектов Российской Федерации, Пенсионный фонд, Фонд обязательного медицинского страхования и Страховой фонд — все государственные ресурсы и финансы в прошлом году составляли около 30 триллионов рублей. Что мы из этого дела финансируем? Что куда мы направляем? На первом месте социальная политика — это все пособия, разного рода, плюс дотация Пенсионному фонду. Вот последние годы дотация Пенсионному фонду увеличилась на 3 триллиона рублей, то есть она как бы захватывает все больше пространства и вытесняет другие расходы. Национальная экономикасоставляет 3,8 триллиона — это дотации, субсидии предприятиям разного рода, вложения в уставные капиталы, в том числе инвестиции, в том числе на дорожное хозяйство и транспорт 1,8 триллиона из этой суммы. Национальная оборона — 3 триллиона, и вырвалась в последние годы выше образования. Всегда у нас образование было выше национальной обороны, теперь национальная оборона выше. Образование — 3 триллиона. Здравоохранение — 2,7 триллиона. Ну, еще полиция и безопасность, правоохранительная деятельность— 2 триллиона. Общегосударственные вопросы, все связанные с государственным управлением, и в том числе международная деятельность, вот наш ресурс. Мы считаем, изменив пропорцию некоторых частей, мы можем увеличить вложения в наши школы, в университеты, в их техническое оснащение. Мы посмотрели, сколько таких университетов у нас должно быть, в топе исследовательских университетов, мы считаем 150 опорных должно быть университетов. Соответственно, какие технические условия должны быть, плюс, какие примерно программы там должны быть, чтобы сегодня приблизиться к вот этому переднему краю технологической революции. Дальше — это средне-специальные заведения, которые иногда были ПТУ и техникумами, они должны тоже готовить высококлассных специалистов. Сегодня есть очень хорошая программа правительства, участие в мировом движении WorldSkills, и наши дети сегодня стали побеждать по некоторым специальностям, это стало популярным вот в этой среде средне-специальных заведений, подготовка людей на очень высоком уровне для работы на вот этом самом современном оборудовании. Поэтому нам нужно вложиться в эту сферу.

Нам нужно вложиться в медицину. Главная проблема, главный переход в медицине, который должен произойти в ближайшие, может быть, 10-15 лет, — это перейти к профилактике больше. То есть не доводить, не запускать болезни. Вот сегодня, когда деньги выделяются, очень многие, каждый из нас так бы поступил, мы тратим деньги на лечение тех, кто уже болеет, кто уже в очень плохом состоянии, в сохранениях. Это более дорогая медицина, когда мы допускаем и очень поздно определяем диагнозы или начинаем спасать человека. Нам нужно и в эту сферу увеличивать, но нужно существенно нарастить вложения в профилактику. Я думаю, что дистанционное зондирование с учетом новых технологий может быть ответом на эти вопросы. Соответственно, нужны эти программы, которые позволят упростить диагностику, сделать ее частично дистанционной, и в ближайшие годы решить эту проблему. Там много других решений, которые требуются в этом направлении. Первичное звено — у нас сегодня люди ждут днями, неделями, а иногда месяцами время на прием к специалисту. Нам нужно расширить эти такие узкие места.

Доходы бюджетности и расходы. У нас доходы в какой-то момент росли, очень хорошо, 40% ВВП достигали. Затем упали в 2008-2009 году, чуть-чуть росли, у нас цена на нефть снова возвращалась к 110 долларам, теперь пошла вниз. Но даже если она останется на уровне сегодняшнем, около 50, то доходы все равно будут падать. Это связано с тем, что мы очень связаны были с нефтяной, с добывающей промышленностью, доля этой промышленности, нефти и газа, в ВВП страны будет падать. У нас будет расти быстрее экономика, не связанная с нефтью и газом, будут расти услуги, будут расти вот эти новые обрабатывающие отрасли, вот эта новая экономика. И получается, что нефтегазовая экономика будет уменьшаться в доли к ВВП. И ту ренту, которую она выдавала в наши бюджеты, она в процентах к ВВП будет уменьшаться. Тем самым мы, к сожалению, имеем долгосрочный тренд на уменьшение. Сегодня наш Центр разработал систему, как можно остановиться, практически не повышая налогов, даже ближайшие шесть лет не повышая, остановиться на уровне 34% ВВП, пользуясь разными инструментами, и тем самым обеспечивать те задачи, о которых я сегодня сказал. Иначе к нас не будет ресурсов для проведения этих структурных реформ, о которых я сегодня говорю, и мы не достигнем тех целей. Некоторые из них связаны с проведением приватизации, в том числе, мы в год можем дополнительно получать 500-600 миллиардов рублей, 0,5% ВВП. Мы можем уменьшить некоторые льготы по некоторым направлениям, не повышая ставки для всех, а убирая какие-то из них. Мы можем увеличить заимствования, потому что долг, который имеет Россия сегодня, как государственный, он составляет всего 13% ВВП. Вы знаете, что какие имеют уровни долга другие страны, США — больше 100%, в Европе — больше 60% в среднем, у нас 13%. То есть у нас есть определенные резервы, как развернуть все эти инструменты и обеспечить ближайшие 10-15 лет достаточно массированные вложения в те отрасли, в те точки, которые бы дали вот этот разворот к технологической экономике.

____________________________________________________________________________

Добрый вечер, большое спасибо за интересную лекцию. Денис Катаев меня зовут. Наши власти не готовы осуществлять реформы, при этом теряя популярность. Вот, на ваш взгляд, при условии сохранения той политики, которая сейчас есть и той власти, которая сейчас есть, и Путина на новый срок, что называется, будет ли государственная воля на осуществление этих реформ, о которых вы сейчас говорили?

Конечно, политическая система является серьезным механизмом постоянного поиска новых решений. И в общем, политическая конкуренция задает вот это соревнование политических лидеров, которые хотят сделать больше и пообещать больше. Не всегда эти обещания завершаются решениями нам или выполнением плана обещанного, но в общем, эта политическая система работает, в целом это работает. Не в каждом, может быть, конкретном случае, но это работает. Это первое. Но есть и более такие модернизации в условиях слабых политических систем, более авторитарных систем, как в Китае, как в Сингапуре, как даже в Южной Корее в какой-то момент, которые рванули в этом развитии. Мы более смешанная система, у нас постепенно, очень медленно развивается политическая система, и мы, в общем, имеем определенные традиции возможности проведения отдельных реформ, как в начале нулевых, когда мы приняли очень много решений.

Поэтому, конечно, в нашей стране особенно зависит от личности, от Путина и от состава правительства, в том числе, поэтому мы можем только ожидать и надеяться, что все эти факторы так сложатся, что Путин будет искать эти решения. Я начинал с того, что у нас падает жизненный уровень в стране. Я думаю, что никто не хочет, чтобы это происходило дальше. Я сказал, что в течение шести-семи ближайших лет будет более ясно, сможем ли мы конкурировать технологически, в соревновании технологий между странами. Ни один политический лидер не хотел бы, чтобы страна ослабла существенно.

Не количество ракет и танков будет определять судьбу нашей страны. Судьбу нашей страны будет определять умение генерировать новые решения и технологии, и этот судьбоносный выбор будет определен в ближайшие годы. И мне кажется, что у всех хватит разумности или здравого смысла, чтобы воспользоваться теми возможностями, которые у нас сегодня есть, и все-таки решиться на эти шаги. Я думаю, мы имеем шанс это сделать.

https://tvrain.ru/lite/teleshow/lectures_on_the_rain/ne_kolichestvo_raket-445684/


Начало лекции Алексея Кудрина здесь.