Продолжение

Продолжение

"Дуэль крысинных янычаров"


Однако перед тем как уйти на пенсион, Марк успел поучаствовать во всех значимых событиях, происходивших в Москве (и не только) в период с 1991 по 200….годы. Это, кстати, еще одна из мотивирующих причин, по которой люди добровольно шли служить в ОМОН. Ведь многих представителей молодежи и тогда тяготила и теперь тяготит роль обычных труженников колхозов , совхозов и заводов. Не “заводит” их и прозаическая миссия частных фермеров или каких-нибудь ремесленников. А тут такая возможность! Действительно, ведь бойцы ОМОНа, тем более московского, в силу специфики службы становились не только свидетелями мало-мальски значимых событий, но и, зачастую, их активнийшими участниками. Таким образом, паренек из какой-нибудь рязанской глубинки, типа, Захара Прилепина (в миру Евгения Прилепина, уроженца села Ильинка, Скопинского района Рязанской области), например, мог приобщиться к ИСТОРИИ! То бишь служба в отряде открывала для провинциала дельту возможностей. Справедливости ради, надо сказать, что и большинство москвичей, попавших на службу в ОМОН так же ценили факт приобщения к истории и гордились этим не мало! Ну, действительно, судите сами: Главной задачей отрядов милиции особого назначения являлась (и является сейчас, правда с известными оговорками))) охрана общественного порядка во время проведения массовых мероприятий. Это и служба по охране спортивных и концертных зрелищ (футбольных, хокейных и прочих матчей, рок-фестивалей,концертов, например) это и обеспечение безопасности на общественно-значимых мероприятиях типа, встречи первых лиц страны или заграничных значимых персон и обеспечение их безопасности по маршруту следования, шествий, демонстраций и фейрверков во время государственных праздников, каких-нибудь важных похорон, и еще множества всего такого в этом роде. Так же к задачам ОМОН относится быстрое реагирование на городские эксцессы, связанные, скажем, с массовыми драками, например, традиционным буйством идиотов-десантников 2 августа в парке Горького или межчурбанскими разборками, словом, различными крайними проявлениями уродливой советской жизни ( я умышленно пишу советской, так как не считаю, что с развалом СССР советский период истории России закончился, скорее наооборот, он кажется, возвращается в свою привычную ипостась). На такой случай в отряде всегда дежурил один из четырех батальонов в то время как другие три либо были выходными либо занимались плановой работой и учебой. В составе же дежурного оперативного батальона всегда был еще и дежурный взвод первого реагирования. Этот взвод, как правило, не привлекался ни на какие учебные мероприятия, был уже вооружен, экипирован и находился в постоянной готовности к немедленному выезду в город для решения задачи любой сложности.

Какие это были задачи? Самые разные. Например, подавление бунта в СИЗО-3, более известного как “Селикатная пересылка”. Да, тогда в 1992 году еще никакого спецназа УФСИН не было и бунт гасил дежурный взвод московского ОМОНа, в котором как раз служил Марк. Он рассказывал о том как со щитами и дубинками входили они в узкие коридоры тюрьмы, как зачищали взбунтовавшиеся камеры, как пожарные заливали водой из брандсбойтов, подоженные сидельцами матрацы, а заодно, мощными струями воды сбивали на пол людей, как загоняли под нары зачинщиков бунта и вообще всех кто попадался под руку, как били нещадно резиновыми палками тощие, синие от наколок и побоев и мокрые от брандспойтов тела зеков. На все про все тогда ушло не больше часа. Тишина воцарившаяся после этого в пересылке, “давила уши” по меткому выражению Марка.

Рассказывал Марк и про выезды на задержания вооруженных преступников и даже на освобождение заложников. Ведь в начале 90-х было только одно спецподразделение на базе МУРа – ОМСН. Но штат его был небольшим и со всем потоком задач сотрудники ОМСН не всегда могли справиться. И тогда в дело вступал ОМОН. Бывало, что ОМОН и ОМСН работали всместе. К слову сказать, В ОМСН служило не мало выходцев из московского ОМОН. Хотя, признаться, качество сотрудников ОМСН было на порядок выше , чем в ОМОН. Да, и индивидуальная подготовка сотрудников там была намного лучше.

Зачастую было так: муровские опера проводили какие-то свои мероприятия, предпологающие вооруженное сопротивление опонентов. Заранее для силовой поддержки таких мероприятий выписывался взвод ОМОН в тяжелой экипировке и с мощным вооружением. Ну а дальше всем известные “маски-шоу”))). В ходе таких мероприятий, нередки были совершенно обескураживающие сцены. Например, при досмотре какой-нибудь бандитской машины изумленному взору омоновцев открывался полный багажник денег. Нет, не просто разбросанных купюр, а банковских пачек 100-долларовых ассигнаций, запресованных так, что крышка багажника еле закрывалась. Вначале такие картины только удивляли бойцов, но когда люди увидели растущеее благосостояние оперативников, “заказывающих музыку”, раз от раза приезжавших на работу на все более и более дорогих авто, когда научились увязывать этот факт с участившимися мероприятиями “денежного характера”, то однажды поняли, что комсомольский альтруизм остался в прошлом и, в нарождающемся мире капитализма, каждый сам кузнец своего счастья. Стали брать. Да, читатель, просто воровать! Сколько под бронежилет залезет. Оправдание при этом было такое: “ А хуйли не взять? Не возьму – один хрен опера стырят, не стырят опера, так стырят судебные чиновники, не стырят они – стырит еще кто-нибудь. Все равно до детдомов и до бабушек с дедушками не дойдет. А у меня свои детки и бабушки с дедушками. Пусть им достанется”! И логика, читатель, в этом определенная была. Когда ворует все и всё, когда воровство становится жизненным укладом 1/6 части земной суши, а тебя угораздило родиться именно на этой 1/6, то невольно задумаешься о том, почему деньги которые украдет кто-то почти 100 - процентно, не взять тебе самому? Кроме того работала еще и такая логика: “Чьи это, блядь, деньги? Жуликов? Так они же у меня же их спиздили! Разве не так? А если так, то я их законно возвращаю себе с процентами за использование”! Попробуйте возразить на это что-нибудь. Особенно человеку не отягощенному могучим интеллектом или (и) жизненным опытом. А прибавьте к этому перманентную советскую нищету и убожество – получите как раз то, что и получилось. А получилось падение. Падение нравов! Марк с грустью говорил об этом факте так как сам он, как я уже говорил выше, был совестливым. Именно с этих денег в багажниках и началось падение, как он говорил. Дальше больше. Если раньше сотрудники думали больше о пенсии, службе и даже о карьере (иногда, как Марк, например, об общественной пользе), то почувствовав вкус к наживе, стали думать почти исключительно о деньгах. Первые пали иногородние. Напомню, их в отряде было большинство. Ведь багажники с деньгами были далеко не каждый день, а денег хотелось всегда. Особенно после того как зарплаты упали в результате кризисных явлений в экономике и стали равняться, к примеру, у Марка 80-90 долларов США. Попробуйте прожить на такие деньги месяцок? Поэтому если раньше шальное обогащение было дело случая, то теперь бойцы стали сознательно искать способ чего-нибудь спиздить. А тут как раз отряд стал привлекаться к патрулированию рынков, всевозможных торговых рядов, типа, гадюшников “Измайлово” или “Лужников”. Вот, тут все и началось! Взяточничество, откровенное воровство и даже настоящий грабеж – все это “зашло” с большим вкусом к делу. А если сюда добавить выезды в город на так называемый “свободный поиск” - это когда взвод ОМОН на автобусе выезжает по одним им известным адресам, имея официальную цель составить как можно больше административных протоколов или (верх творчества)! Уголовных задержаний, вот, тут имел место настоящий беспредел! Представьте себе картину: поздний вечер, казино, дамы в нарядах, мужчины чинно играют в рулетку или покер и вдруг залетает стая вооруженных людей в масках, укладывают всех на пол и начинают шерстить в поисках оружия и наркотиков, а главное, денег, Карл! Денег! Общий переполох, дамы визжат, мужики возмущаются -непокорным ногой в живот для спокойствия, все вывернутое из карманов беспорядочно валяется повсеместно. Затем разъяснения формального повода такого некуртуазного визита управляющему или другому представителю администрации заведения и спешный отход. Естественно, уложенные на пол потом не досчитываются пачек наличности, ценных вещей и прочего имущества. Писать заяву? На кого? Разве в суматохе разберешься кто там чего спер? Тем более все в масках. Иди, ищи ветра в поле…

А еще были самые любимые, просто-таки “золотые” выезды. Когда кто-нибудь из гувэдэшного начальства начинал собственный или по поручению вышестоящего руководства передел собственности в городе, то, как правило, этот передел касался прежде всего всевозможных ночных клубов, вещевых рынков и вьетнамских общаг. Несмоторя на видимую разницу, и те и другие и третьи приносили, контролирующим их лицам, просто сумасшедший доход. Ну, и штурмующим означенные заведения омоновцам и операм КМ, конечно, перепадала не хилая добыча! Здесь Марк выпил сразу много пива и продолжил: В клубах схема всегда одна и та же. Сначала туда под видом обычных тусовщиков приходят опера. Они присматриваются к народу, пытаясь выяснить, у кого реально могут оказаться наркотики. Если таковых они не могут обнаружить, то в ход идут свои, то есть заранее приготовленные самими операми вещества. Упаковки со стаффом могут разбросать по полу, подбросить на угад любому челу, “вмонтировать” их в барную стойку или что-нибудь в этом роде. Затем, когда детективы, полностью уверены в успехе мероприятия, дается команда и врывается “реал-шоу Маски”. Все окружающие, по традиции, валятся на пол и начинается форменный беспредел. Отдыхающих граждан оформляют за хранение или употребление наркотиков, насильно освидетельствуют специальные группы врачей, приглашенных на это от начала до конца постановочное шоу, потом заведению выносится соответствующее постановление, делаются все необходимые намеки и откровенные предложения, после чего, оно либо переходит в собственность другому владельцу либо начинает платить дань. Вариации зависят от непосредственно поставленной задачи. Омон в это время грабит. Ибо бесправнее людей, чем валяющиеся на полу и, возможно действительно принявшие дозу, не сыскать на целом свете. Вьетнамские общаги с их вечно-незаконными мигрантами и производством фальсификата – это то же тысяча бесправных людей, имеющих какие-то дензнаки. А значит разнести такую общагу – за счастье добрейшему омоновцу!

Вскоре в отряде сложилась целая система лихоимства. Так, рядовые сотрудники, непосредственно грабившие граждан, отдавали часть добычи взводному командиру, тот, в свою очередь, ротному, ротный получал деньги от двух взводных и так далее до командира батальона включительно. Соответственно, те взводы и роты, которые приносили больше денег своему начальству, назначились на самые выгодные наряды и круг замыкался. Выше батальонного командира были уже совсем другие виды бизнеса и деньги то же совсем другие. Грабеж, взяточничество и вымогательство приносил конечно, доход, но это были сущие копейки по сравнению с барышами, которые закалачивало командование отряда. И прежде всего от услуг охраны. Представляете, например, какое-нибудь известное заведение нанимает омонцев с оружием для общей и личной охраны. Скажем, ночной клуб “UP&Down”. Или “Рустрансбанк” или печально-знаменитые конторы типа “МММ” или “Валентины”. Это же огромные деньги! Львиную долю от этих доходов получали первые три-четыре офицера отряда, затем тот офицер, который нашел такую подработку, ну и копейки – бойцы-охранники. Такой расклад. Справедливости ради, надо сказать, что “верхнее” командование отряда пыталось как-то бороться с грабежами и кражами. Заявления граждан все же поступали от ограбленных в прокуратуру. И тогда основной бизнес руководства попадал под удар. Ну кому охота получать выговоры и даже увольнения, когда ты так мило жируешь на своем теплом местечке? Зам командира отряда с говорящей фамилией и с огромной рожей (туляк, естественно))) так и говорил на совещаниях: “Кто хочет грабить – пожалуйста! Ксиву на стол, берите топор и ночью на трассу”! Несмотря на явный троллинг такого заявления, многие его восприняли как руководство к действию. И действительно, из рядовых (и не очень) омоновцев, которым никак не улыбалась удача найти свой багажник с деньгами, нередко сколачивались настоящие банды. Эти банды уже в неслужебное время терроиризировали всякого рода коммерсантов не хуже солнцевских или ореховских. Многие участники таких группировок в итоге оказывались за решеткой или того хуже… Однако борьба со злоупотреблениями какая-никакая все же велась. Но за полутара тысячами подчиненными не уследишь, поэтому сначала запретили работать в масках, потом выезжать в город в свободный поиск, а затем (это уже под самую маркову пенсию) и вообще в город без особой надобности. А какая-такая надобность может быть у омоновца в городе если не грабеж и не лихоимство? Правильно! Основная надобность отряда состояла и состоит в том, чтобы долбить со страшной силой всех недовольных властью августейшего цезаря! Ради этого бюджет терпел и терпит все эти голодные полторы тысячи ртов. Ради этого бросают в их страждующие глотки обглоданные кости с барского стола. Баре ненавидят своих цепных псов наверное даже еще больше, чем остальное население, но вынуждены их кормить, потому что когда надо будет съебывать, кто -то же должен будет прикрыть их отход до частных самолетов? Кто-то же должен будет задержать толпы разъяренного плебса хотя бы на час? Вот, ради этого и терпят у себя под боком целый полк особого назначения. Правда, сейчас он переехал подальше от центра города, аж в Строгино, но сути это не меняет. Если раньше отряд выполнял много разных функций, то теперь все они свелись к одной (со слов Марка) – защита существующего режима. Из этого целеполагания набирается и личный состав (опять из регионов перекатная голь), отсюда же и тренировки и соответсвующее обеспечение. Центурион уверенно говорил, что в 90-х и сейчас отряд – это небо и земля в смысле обеспечения и подготовки именно для отражения массовых беспорядков. Но что и тогда и сейчас общее – это полное понимание любого бойца (даже самого тугого на голову), что когда на улицу выйдут не пару тысяч, а хотя бы тысяч 50 им всем будет пиздец. Вместе с их водометами, щитами и палками. И тогда грозные на вид “космонавты” будут жалко щемиться по углам и снадеждой смотреть в глаза начальству, умоляя только об одном: “Не отдавайте приказ”! А начальство будет смотреть в пол, ковыряя мыском берца асфальт и молчать, выжидая, кто победит…. И присягнет немедленно тем, кто окажется проворнее. Все это Марк проходил и в 91 и в 93-м. Особенно страшно было в 93-м. В мае месяце года 1993 года начались сильные волнения, спровоцированные коммуняками Зю и начинающимся парламентским кризисом. И до этого бойцам ОМОН влетало по крупному, например, при разгоне митинга в Останкино летом 1992 года. Но это были цветочки по сравнению с тем, что случилось в мае 93-го на Гагаринской площади! Настоящее сражение в стиле пунических войн. Марк не без грустной иронии рассказывал об этом так: “Я никогда не думал, даже не мечтал поучаствовать в настоящем ближнем пехотном бою образца прошлой эры. Со всеми этими правильно построенными фалангами, “черепахами” из щитов, наступлениями-отступлениями, четким исполнением команд взводных (жить захочешь - все вспомнишь чему учили, а ведь успех дела во многом зависит от четкости строя и слаженности исполнения команд)! Вообщем настоящая битва Рима с Атилой))). Когда демонстранты стали кидать камни, то реально, от их количества почернело небо! Ни один сотрудник не вышел из того побоища без повреждений. У всех были огромные полосы на шлемах от арматуры и трещины от камней. Потери были приличные – один убитый и бесчисленное количество раненых (это со стороны ОМОНа), а со стороны Атилы-Зю….да, кто их там считал? Хотя наверное какая-то статистика на этот счет то же существует. Дааа, ну-ж был денек! Примерно на час Гагаринская площадь и участок, прилегающего к ней Нескучного сада, превратилась в арену отчаянного побоища. И если бы не подоспели на помощь батальоны резерва и внутренние войска, то всей передней линии пришел бы неменуемый конец! Как сказал Марк, “….я тогда впервые так реально почувствоавл дыхание неприятной тетеньки с косой!” А еще, сказал Марк, тогда впервые между бойцами пошли разговоры о страшной силе разъяренного народа и полной беспомощности противостоять этой стихии. Впоследствии эти мысли нашли самое материальное воплощение. Уже в сентябре того же 93-го в ходе столкновений на Крымском мосту и возле Верховного совета РФ, известного более как “Белый дом” или Дом Правителсьтва РФ (сегодня) отряд показал совершенную беспомощность противодействовать крупным силам народа. Для тех кого эта тема заинтересовала, рекомендую посмотреть документальную хронику тех дней – она лучше всего проиллюстрирует рассказ Марка. Тем паче, что скоро будет как раз годовщина тех событий – вдвойне интересно. Но тогда в “римском строю” повоевать пришлось не долго. Дело быстро дошло до оружия и к 5 октября 1993 года война приняла черты городского боя конца 20-го века. Вечером 4-го октября батальон, в котором служил Марк был отведен в расположение отряда для вооружения и экипровки, так как стало совершенно очевидно, что огневого боя уже не избежать. Всю ночь (это как раз ночь штурма “Останкино”) батальон провел в расположении, в полном вооружении и экипировке, готовый выдвинуться по первому приказу. Но приказа нет. Рации у всех включены, но по ним ни хрена толкового, кроме ругани Руцкого и его перепалки с милицейским оцеплением Белого дома. Дальше дадим слово Марку: “…...я не понимаю, как это происходило, но факт есть факт – небольшие штатные радиостанции “Моторола” прекрасно принимали всю брань и агитки Руцкого и Хасбулатова. В особенности первого. Руцкой вначале уговаривал всех кто его слышит перейти на сторону Верховного совета, затем вступал в ругань со всеми желающими, у кого была в руках радиостанция. Вот, я тогда наслушался всяко-разно! Особенно запомнились слова Руцкого, уже оставившего попытки переманить на свою сторону оцепление, гарантировавшего утром повешение на фонарных столбах всех, кто его не поддержал.

…... “Но тих был наш бивуак открытый”….. Мы в разговоры с Белым домом не вступали, а только тупо ждали своего часа выхода на арену. И он-таки состоялся. Примерно в 8-9 утра батальон выдвинулся в сторону Белого дома. В начале на автобусах. Но по городу уже во всю шла стрельба и, по мере ее усиления, было принято решения дальше двигаться пешим порядком. Спешились у редакции газеты “Московский комсомолец”, сразу обратив внимание на то, что тут явно недавно был бой. Впоследствии выяснилось что кто-то (хрен знает кто) напал на здание, которое обороняли сотрудники 2-го батальона нашего отряда. Видимо, нападавшие не знали, что редакция взята под охрану и не ожидали вследствии этого сопротивления. Получив интенсивный огонь , фактически, в упор, нападавшие скрылись. Об уровне их потерь судить трудно, так как было темно еще и убитых и раненых они утащили с собой. Кровавые следы по асфальту это хорошо иллюстрировали. У наших вроде обошлось без потерь. Рассмотрев бегло всю эту впечатляющую картину, наша коллона из трех сотен вооруженных “до зубов” бойцов с пулеметами и даже гранатометами РПГ-7 (правда гранаты почему-то не раздали и тащили их отдельно от гранатометных рассчетов - наверное боясь, что мы чего-нибудь не то разнесем сверх положенного))) двинула в сторону “Трехгорной” мануфактуры, перед зданием которой в водопроводной траншее (как нарочно для этого вырытой) и расположилась в ожидании дальнейших приказов. А вокруг шла стрельба уже во всю! Кто в кого стрелял было решительно не понятно. На перекрестке между “Трехгоркой” и ЦМТ стоял пустой БТР (видимо, подбитый), рядом лежали убитые солдаты, а в отдалении и несколько гражданских. Рации молчали. Кто с кем воюет и в чем заключается наша роль во всем этом никто не понимал! Это потом стало ясно, что хитрое и жирное начальство именно так и воюет. Оно как всегда ждало кто возьмет верх. Кто взял верх стало ясно когда к Белому дому поперла тяжелая армейская техника. Прямо на нашу траншею на полном ходу вылетела колона БМД-ешек, видимо, какой-то десантной части. Вот тогда все мы почувствовали острый приступ медвежьей болезни. Потому, что десантники не поняв кто перед ними, свои или противник, вдруг резко остановились, навели на нас орудия и пулеметы, угрожающе зашевелили башнями и приготовились разнести нас к ебеням! А в траншее никаких средств противодействия! Гранаты-же к РПГ не раздали! Так мы и стояли, боясь пошевелиться, и тем самым вызвать нежелательную реакцию бронированного подразделения. Но, по счастью, не идентифицировав нас как врага, коллона, как -то подпрыгнув на гусенецах, рванула вправо, подставив нам свои борта и, обдав черным солярным выхлопом, ушла в сторону улицы Николаева. А затем послышалась сильная пальба, взрывы и черти что еще. Потом нас обстреляли из слуховых окон чердака соседнего дома, впрочем никого не зацепив. Каких только картин не увидешь в городском бою! Представляете? Из слуховых окон кто-то стреляет, а внизу не более, чем в метре-двух балконы последнего этажа. На балконе стоит дед и завороженно смотрит на происходящее. Ему все орут из траншеи: “Дед вали на хрен отсюда! В укрытие! А он стоит , парализованный ужасом происходящего, и не может пошевелиться. 300 человек из траншеи лупят из всех стволов, включая пулеметы, по этим слуховым оконцам, деда всего осыпает штукатуркой от попаданий в стены, вокруг балкона просто фонтаны пуль, а старине “хоть бы хны”! Он дождался-таки окончания всего этого “салюта в его честь”, потом, когда прозвучал последний выстрел, отряхнулся и, качая головой, удалился в квартиру такой походкой, как будто он каждый день попадает под обстрел батальона пехоты. Потом я увидел как какой-то офицер с солдатом 2-м номером, судя по эмблемам на рукавах из внутренних войск, жахнул из гранатомета в ЦМТ. Расстояние было приличное. Офицер стрелял как раз с перекрестка с подбитым БТРом. Дистанция примерно с полкилометра. Куда он собирался попасть с такого расстояния? Не знаю. Только меня поразил, помнится, какой-то нереально медленный полет гранаты и огненно-стекольный шар разрыва от попадания в одно из окон Международного центра торговли. “Даааа, ни хрена себе там кто-то поторговал”, - думал я в последствии…Честно говоря, я никогда не думал, что увижу такой кошмар в самом спокойном городе на свете, как мне тогда казалось”. Кстати, если будете проезжать мимо “Трехгорной” мануфатуры, обратите внимание на белый хрущевский многоэтажник – ближайший к фабрике при пересечении улиц Рочдельская, 1905 года и Мантулинской. Слуховые оконца под крышей этого дома до сих пор испещренны следами от пуль. На верхотуре они хоть и просматриваются, но кому надо замазывать исторические свидетельсвта тех дней? (от автора)……..

“…… Часа в 2 по полудни заговорили рации. Видимо, жирные и хитрые определились за кого они. И нам сразу приказ: “Выдвинуться непосредственно к Белому дому, занять чердаки прилегающих домов и держать здание под обстрелом, что б там никто башки не мог высунуть!” Пока добежали до ближайшего к Верховному совету жилого дома (со стороны ул. Николаева), насмотрелся я картин прямо-таки жутких, доложу я тебе, студент! По всюду во дворах валялись убитые граждане, кошки, собаки, сбитые стрельбой ветки деревьев, желтая осенняя листва, опавшая от пальбы – вообщем кошмарный октябрьский сон, в который трудно поверить как в явь!

Когда заняли чердаки определенного для нас дома, то здание Верховного совета оказалось у нас просто как на ладони. Только вот, обстреливать там уже было, поже некого. Ото всюду валил дым, а на крыше все еще развивались флаги не помню кого, ну, какаого-то там очередного СССР, КПРФ или может даже РНЕ – не помню – врать не буду. Огня никто уже из Белого дома не вел, поэтому как только стемнело, нас быстренько сняли с чердаков и вернули вначале в автобусы , а потом и в отряд. Не поверите, вечером того же дня я уже был дома. Такое ощущение, что кто-то очень быстро хотел избавиться от всего, что напоминало этот страшный и в высшей степени странный день. За что и почему погибли все эти люди? Солдаты на перекрестке, жители ближайших домов, вышедшие погулять с собачками, наш лейтенант Маврин из 2-го батальона, которого задолбили свои же – “красная армия”, при попытке вывезти раненных с набережной Москвы-реки? А эти несчастные бедолаги в Белом доме? А врачи скорой помощи, подбиравшие раненных по улицам вокруг? Это вот цена абсолютной монархии и конституции, которую, к слову сказать, никто и не думает соблюдать?…… Н-да….. уж был денек! История не терпит сослагательного наклонения. Что сделанно- то сделанно. Неизвестно, на самом деле, что было бы, победи тогда Верховный совет, но факт остается фактом – абсолютная средневековая деспотия рождена была именно тогда, в треугольнике улиц 1905 года, Москворецкой набережной и чего-то там еще. Но самое обидное, что к рождению этой деспотии, получается, приложили руку и все мы - бойцы доблестного Отряда милиции особого назначения ГУВД города Москвы. Особо отличившимся в тот день или просто раненным давали потом медали “Защитнику свободной России” В издевку что ли? Или правда, они так считали, что разгоняя парламент, они защищают свободу, хз! Это не моего ума дела. У меня ведь что? Ничего личного, Я ведь только выполнял приказ”! Здесь Марк хлопнул сразу полстакана водки, а мне почему -то вспомнилось знаменитая немецкая формула, лейтмотивом витавшая на всех послевоенных процессах “ Das ist eine Ordnung. Ich habe der Befel” !

Потом была Чечня. Марк долго, богато и в красках рассказывал об участии отряда в двух чеченских кампаниях. Сам он, буквально, не вылезал оттуда. И, поверьте, я заслушался и пожалел, что не было у меня с собой диктофона – наверняка многое из рассказанного просто забыл. А жаль, потому, что было ОООочень интересно. Пересказывать кавказские похождения центуриона я не стану ибо там материала на отдельный рассказ. Или даже повесть. Но если вдруг вы выразите желание, то могу, конечно исполнить. Напишите, если интересно, в форум или в “телегу” - напишу. Не вопрос.

Заканчивая рассказ, Марк (совершенно опьяневший) все пытался до меня донести какую-то мучавшую его мысль, но я, честно говоря, так и не понял, что же он именно хотел сказать…. Это было похоже на откровение умирающего Левши из сказки Лескова… “ а еще передайте анпиратору, что б ружей кирпичем не чистили”… Общий смысл центурионова эпилога сводился к тому, что качество бойцов сегодня еще силнее прогнулось. Во-первых потому, что почти совсем в нем не осталось думающих и размышляющих людей. Не то что их прямо специально увольняют. Нет, Это естественная селекция, плюс со времен марковой службы нравы упали еще сильнее в государстве. И если ОМОН не грабит так как раньше, то только потому, что просто не выезжает в город. Все остальное только еще хуже стало. Более полутора тысяч безмолвных, бесправных, неимущих и абсолютно -зависимых людей, мечтающих о пенсии и ждущих как неотвратимого рока неизбежного столкновения с таким же бесправным, неимущим и страшно злым народом!

Вот, какова она была и есть армия крысинных королей. Не знаю, насколько точно мне удалось описать ее. Все же это запись чужих впечатлений и чужого мнения. Но ценность центурионова рассказа, на мой взгляд, состоит как раз в том, что вроде как, это вид изнутри. Где такое еще услышишь? Ведь люди склонны скрывать все эти неблаговидности и наооборот излишне героизировать то, что стоило бы хоть раз показать в своем истинном свете.

Да….. вспоминая свои сны и рассказ Марка, я чего-то задумался невольно, а чего, собственно, стоят фельдмарашалы пусть даже и дерзкие по своей крысиной натуре, если у них янычары не мотивированны ничем кроме куска заплесневелого хлеба и стакана водки? Есть ли у их командиров хоть один шанс на победу в бою?

А если нет, так может не стоит никому грозить ружьем, которое отродясь, кроме кирпича ничего не видело? Потом подумал и решил: стоит, стоит! Давайте енералы, мать вашу, грозите и ввязывайтесь скорее в бой! А то поднадоела, если честно, эта затянувшаяся сказка. Хочется уже другую! Что на свете нету других сказок? Без крыс, без королей и оловяных солдатиков Урфина Джюса? Но для того что б начать новую сказку, необходима победа Щелкунчика! Ибо где, читатель, ты видел сказку, в которой добро не победило бы зло?