Пробуждение

Пробуждение

by Hoaxer

С начала перемены Игорёк наблюдал за брачными играми пары одноклассников: секс-символа 10 «А» Самойловой Вики и «отпрыска терминатора» Литвинова Егора. Качок не смешно шутил, а девушка, эротично откидывая голову назад, заходилась громким, неестественным смехом. Изящно оперевшись упругой попой о парту, она, словно модель на фотосессии, принимала эффектные позы-заготовки.

Март формально провозгласил наступление весны, и Вика, игнорируя прохладную погоду, одна из первых девушек в школе поспешила воспользоваться удобным поводом, чтобы облачиться в наряд по сезону и продемонстрировать идеальные пропорции её тела. Своей длиной Викина юбка не нарушала требований, предъявляемым к школьной форме, но обладала молнией, которая лёгким движением бегунка позволяла варьировать длину бокового разреза от сдержанно-целомудренного до вызывающе-сексуального. Сейчас юбка была приведена в боевой режим, предоставляя девушке возможность выставить напоказ свои стройные, длинные ноги.

V-образный вырез блузки, облегающей безупречную девичью талию и высокую грудь, также вписывался в рамки строго школьного дресс-кода, и его глубина дипломатично не превышала глубину декольте сорочки Инессы Павловны, учителя русского языка и литературы. Расстёгнутая теперь Викой верхняя пуговица бессовестно нарушала этот дипломатический паритет. Проникающее в класс весеннее солнце, по ощущениям Игорька, не добавляло в помещении тепла, но было похоже, что присутствие его лучей каким-то непонятным образом специально для Вики создавало иллюзию повышения температуры. Видимо, поэтому девушке казался оправданным этот нехитрый прием соблазнения, когда она могла, как бы невзначай, расстегнуть одну пуговичку блузы, якобы охладиться, а на самом деле открыть взору этого красавчика привлекательную ложбинку между полушариями её груди.

«Примитивные инстинкты рулят, - размышлял Игорёк. - Зачем ему шутить? Эта машина по переработке протеина искренне верит, что залог его успеха – это остроумие плюс физические данные. В топку такую математику! Ведь в конечном итоге всё сводится к репродуктивному инстинкту. Притворный смех в ответ на его потуги юморить, взгляды украдкой на его широкие плечи, объёмную грудь и спортивный зад – не, ну нахрена, скажите, ей остроты?! Очевидно, что для таких, как Вика, интеллект - нечто напускное, ненужное, шелуха. Рабы похоти, разлагающей ум, они оправдывают эту слабость тем, что принято называть естественным сексуальным инстинктом. Чем это может быть ещё, как ни проявлением отвратительной дегенерации человека?»

Внезапно Игорёк поймал себя на том, что его взгляд в очередной раз непроизвольно повторял аппетитные изгибы Викиной попы. Сопротивляясь постыдному для интеллектуала природному зову, он поспешно перенёс внимание на нескладную фигуру отличницы Ирины Ковалевской. Та в окружении ещё нескольких подвижниц отличной учёбы в преддверии грядущей олимпиады по математике демонстрировала единомышленницам решение какой-то задачки. Будто почувствовав на себе взгляд, Ирина оторвалась от тетрадки и через линзы очков выразительно посмотрела на Игорька. Застигнутый врасплох, он смущённо улыбнулся и неожиданно получил ответную, зарешеченную брекитами улыбку. «Фак! Мы уже улыбаемся друг другу. С этим нужно что-то делать», - подумал Игорёк.

Ирина явно неровно дышала в его сторону. Она уже давно посылала парню зрительные сигналы. Застенчивость и предубежденность в том, что девушка ни в коем случае не должна делать первый шаг, не позволяли отличнице переходить к более активным проявлениям её интереса.

Эта игра взглядами не нравилась Игорьку. Она не пробуждала в нем ничего кроме неловкости и неприязни: неловкости от того, что он, осуждая животную природу человека, смог сам у кого-то вызывать чувства; неприязнь же вызывал сам факт того, что эти самые чувства возникли у обладательницы незаурядного интеллекта.

Спасительный школьный звонок помог Игорьку выйти из гипнотического оцепенения, в которое его ввергла улыбающаяся Ковалевская. Со звонком в классе появилась Инесса Павловна и, не дожидаясь пока все рассядутся и угомонятся, с ходу объявила:

- Как я уже сообщила вам на предыдущем уроке, сегодня пишем сочинение-рассказ.

По классу пробежала волна недовольства, которой учитель не придала особого значения.

Несмотря на молодость Инессы Павловны, а может именно благодаря ей, с первых уроков между учителем и учениками установилось неплохое взаимопонимание. «Учитывая ваш возраст и небогатый педагогический опыт, это редкий феномен соответствия, Инночка», - заметила как-то школьный психолог.

Инесса Павловна не так давно окончила университет. Её творческая энергия и воспитательское воодушевление били ключом во всех направлениях. Молодой педагог смело апробировала экспериментальные методики и новаторские подходы в обучении, сочетая старые идеи в новых комбинациях. Большинство из них положительно воспринималось классом.

Инесса Павловна была почти уверенна, что это недовольство учеников сейчас носило напускной характер. «Вредничают для проформы», - как говорила она во время бесед с коллегами в учительской.

- Тема: «Эмоции и чувства», - продолжила Инесса Павловна.

Она отвернулась, чтобы тренированным каллиграфическим почерком отобразить на доске название темы, и затем снова повернулась к классу.

- Задание будет несколько необычным. Назовем его «эксперимент». - Учитель заговорчески обвела присутствующих взглядом. - Вы должны литературно обыграть одну любую эмоцию или чувство человека: радость, печаль, восхищение, презрение, надежда, безысходность, гнев, умиротворение, любовь...

- По ходу все будут писать про лень, - раздалось с задней парты.

Остроту поддержали смешками.

- Очень остроумно, Шорин. Не сомневаюсь, тебе это чувство очень близко, - парировала Инесса Павловна. - Поясняю, нужно написать короткий рассказ, объемом в 20-30 предложений, в котором необходимо связаться воедино идею (сюжет вашего рассказа) и чувства (выбранную вами эмоцию). Вспоминаем тему «Жанры литературных произведений», структуру жанра «рассказ».

Ученики загалдели, вслух высказывая мысли о том, кто про какую эмоцию будет писать.

- На самом деле, список эмоций, чувств и их вариаций достаточно велик. При желании можно насчитать более пятисот различных эмоциональных состояний. Пожалуйста, выбирайте то, что вам близко по настроению и включайте вашу фантазию. Ну а Шорин у нас сегодня не ленится и пишет о лени. Договорились, Денис?

- Лентяй не ленится - про лень пишет! Каламбур получается, Инесса Павловна! – пробасил Литвинов Егор.

- Скорее лингвистический парадокс или простая игра слов, Егор. Но это не относится к теме нашего занятия, - ответила Инесса Павловна.

- Олень пишет про лень - вот где каламбур! - стебанулся Лешка Сафронов и, дотянувшись с соседней парты до Шорина, щелкнул того по уху.

10 «А» снова захихикал. Инесса Павловна почувствовала, что немного упустила контроль над классом и поспешила добавить:

- Да, и так как задание необычное - от меня поощрительный бонус: оценки ниже «четыре» в журнал выставляться не будут. Цель сегодняшней работы состоит в том, чтобы раскрыть вашего внутреннего креативного писателя. Я искренне убеждена, что он есть в каждом из вас. Вопросы по теме имеются?

В свете объявления о лояльнойоцениваемости работ вопросов ни у какого не возникло. Шум и возня постепенно стихли, и класс смиренно погрузился в работу. Игорёк открыл тетрадь, пристально посмотрел на сидящую неподалеку Вику и в качестве заголовка к рассказу вывел:

«ПАНИКА»

***

Он схватил тебя, когда ты шла через тускло освещенную парковку. Ты была прекрасна. Блузка на размер меньше сжимала грудь, тесня ее из декольте на свежий ночной воздух. Ты пошла на эту маленькую хитрость, чтобы привлечь внимание того симпатичного паренька. Да-да, того самого, что так веселил тебя. Того, из-за которого ты подсознательно стала носить эти сексапильные шмотки, исполняя эдакий брачный ритуал, порождение плотского влечения, пробудившиеся остатки древних животных инстинктов.

Тебе больше не нужно беспокоиться о том пареньке.

Как поживает твое сердечко, детка? Тук-тук. Тук-тук.

Ты не заметила, как он приблизился. Ты не услышала, как его нога в ботинке на мягкой подошве ступила на асфальт. Ты не почувствовала выделенный им от сильного возбуждения пот, насыщенный адреналином и мочевиной. Нет, беспомощная бедняжка, тысячелетия эволюции лишили тебя этих анимальных способностей. Способностей, которые могли бы спасти тебе жизнь. Человеческая особь переоценена, быть ею - скорее порок от рождения. Нет, инстинкты не помогут тебе сегодня. Ровно так же, как и газовый баллончик в твоей сумочке (подарок отца), о котором ты вспомнила в последний момент.

"Мало ли что", - сказал твой папочка.

Ты вспомнила о нем только через две секунды - слишком поздно. Две секунды - вечность для кролика, удирающего от волка. Две секунды - все, что нужно волку, чтобы достать тебя. Схватить беззащитную.

Тебе уже жарко, детка?

Его ледяные пальцы смыкаются на твоих губах. Парализующая сила душит твои жалкие крики больше похожие на поскуливание. Другая его рука - стальной обруч вокруг грудной клетки - вжимается в солнечное сплетение, выдавливая воздух из легких.

Не переживай, детка, сегодня вечером воздух тебе не понадобится.

Волоча тебя в тень, он ловко перемещает руку с твоего рта на горло, его пальцы стискивают мышцы гортани, умело перекрывая поток кислорода. Совершенно. Инстинктивно.

Ты чувствуешь это, детка?

О, да! Каждой клетке твоего слабого тела знакомо это чувство. Это знание жило в них до того, как они узнали что-либо еще. Оно запрограммированно в каждом клеточном ядре. Страх. Он переполняет тебя. В этот момент твой медлительный мозг начинает паниковать. Ацетилхолин, испускаемый нервными окончаниями, инициирует реакцию "бей или беги". Гипоталамус выбирает схватку. Ему нравится это. В атаку послан адреналин, и он наносит первый удар - пилоэрекция. Бум! Есть попадание! Твои волосы встают дыбом, словно шерсть испуганной кошки.

Увы и ах! Все ограничивается этим бесполезным рефлексом. Какой пассаж! Несмотря на струящийся в крови адреналин, цепкие пальцы на твоей глотке, блокируют поступление кислорода, и ты остаешься всё такой же беспомощной. Теряя силы, ты дергаешься, брыкаешься, изворачиваешься. Эти трепыхания он принимает за танец, еще один элемент брачного ритуала. Он наслаждается им.

Ты паникуешь, детка?

Стоит ему сдавливать твоё горло чуть дольше, и ты умрёшь. Ты понимаешь, что он делает это не ради убийства, но из желания ослабить тебя, сделать послушнее.

ПРИБЕРЕЧЬ НА ПОТОМ.

Ты продолжаешь думать об этом, в то время как всё начинает плыть перед глазами, и в поле твоего зрения выныривают крохотные черные точки. Ты продолжаешь думать об этом, когда в твоих ушах стихает его тяжелое дыхание, уступая эфир белому шуму. Ты продолжаешь думать об этом, ощущая сзади его эрекцию, давление переполненного кровью члена. Ты продолжаешь думать об этом, когда скуловые мышцы расслабляются, превращая твое скорченное, наполнение ужасом лицо в гладкую, лишенную эмоций, болезненно-кроткую ангельскую маску. Ты прекрасна. Ты всё ещё думаешь об этом, когда мир погружается во тьму.

ПРИБЕРЕЧЬ НА ПОТОМ.

***

- Приберечь на потом! - дрожащим от возбуждения голосом повторил последние слова своего рассказа Игорёк.

- Игорь, ты готов сдать работу? – в голосе Инессы Павловны звучало недоумение - до конца урока оставалось ещё десять минут.

Слабой рукой Игорёк отложил ручку в сторону и оттер рукавом испарину со лба. Он ещё некоторое время сидел в прострации, не обращая внимания на вопрошающего учителя и заинтересованные взгляды нескольких одноклассников, оторвавшихся от письма. Прилив адреналина отступил, и писательская горячка мало-помалу отпускала Игорька.

- А Махнов-то у нас – скорострел! - прозвучал чей-то глупый подкол.

Класс дружно заржал. На лице юноши тоже появилась улыбка, но она не была предназначенная никому из присутствующих. Игорек улыбался тому, что он только что открыл у себя внутри.

- Тишина! – осадила учеников Инесса Павловна. - Юмористов я сейчас начну удалять из класса. Махнов, долго еще будем улыбаться? Я спрашиваю, ты закончил?

«Нет, не закончил. Я в самом начале пути, Инесса Павловна», - мысленно ответил Игорёк.

Он вырвал из тетрадки страницы с сочинением и, бережно сложив их, засунул в нагрудный карман рубашки. Затем он быстро написал в тетради что-то ещё, молча сдал её учителю и вышел из класса.

Озадаченная поведением ученика, Инесса Павловна неуверенно открыла тетрадь.

***

Игорь Махнов стоял на пустом школьном дворе, вдыхая морозный мартовский воздух. По его лицу все ещё блуждала странная, отрешённая улыбка. Он вытащил из кармана куртки сжатую в кулак руку и раскрыл ладонь. В лучах весеннего солнца на ней блеснула пятирублевая монета. Щелчком большого пальца парень подбросил пятак вверх, позволил тому сделать несколько оборотов в воздухе, и тут же поймал его на тыльную сторону кисти, ловко прихлопнув сверху ладонью другой руки. Игорь крепко зажмурил глаза, будто загадывая самое сокровенное в его жизни желание, затем открыл их и посмотрел на монету.

РЕШКА

«…следственное управление обращается к гражданам с просьбой оказать помощь в раскрытии серии тяжких преступлений...»

Проверяя тетради с домашним заданием, Инесса Павловна вполуха слушала бесстрастный голос ведущего криминальных новостей.

«…первой жертвой маньяка стала студентка четвертого курса МГУ Самойлова Виктория. Судмедэкспертиза показала, что девушка была задушена. Следующие жертвы преступника...»

Инессу Павловны будто прошло током: «Боже мой! Вика Самойлова, 10 «А»!

На последней встрече выпускников, куда была приглашена любимая учительница, ребята делились своим успехами. Инесса Павловна была очень удивлена узнать, что не особо проявляющая себя в учёбе Вика Самойлова решила продолжить свое образование, и не где-нибудь, а в одном из престижнейших вузов страны.

Озвученная по телевизору фамилия мгновенно воскресила в памяти учителя одно неприятное событие прошлых лет - её неудачный педагогический эксперимент. На подгибающихся ногах Инесса Павловна подошла к письменному столу, вытащила из ящика школьную тетрадь и трясущимися, словно в припадке, руками открыла её. На одной из часто заштрихованных грифельным карандашом страниц, проступали светлые ниточки букв едва читаемого текста, поверх которого быстрым, размашистыми почерком было написано:

«Спасибо вам, Инесса Павловна, и будьте вы прокляты!».

ОРЁЛ

Отложив проверку домашних заданий, Инесса Павловна внимательно смотрела новостную программу.

«…в Центральном доме литераторов прошла презентация нового романа молодого талантливого писателя Игоря Махнова. По мнению критиков, его книга станет бестселлером. Некоторые из них уверенны, что роман получит мировое признание и станет в один ряд с произведениями таких именитых мастеров психологической прозы, как...»

Инесса Павловна улыбнулась, слёзы умиления выступили на её глазах: «Эксперимент удался. С пробуждением тебя, Игорёк!».

Учитель с гордостью посмотрела на стену, где в рамочке под стеклом висел обычный листок из школьной тетрадки, на котором быстрым, размашистыми почерком были начертаны странные слова благодарности:

«Спасибо вам, Инесса Павловна, и будьте вы прокляты!».