Про оффшоры

Про оффшоры

@cashevar


Оффшорные зоны (от англ. — off shore) (иначе говоря «налоговые гавани», или «налоговый рай») являются незаменимым звеном «отмывания» (легализации) теневых доходов.


Их особенность состоит в том, что они не имеют дела с налоговыми органами других государств, устанавливают низкие налоги или полное их отсутствие на некоторые виды доходов иностранных компаний, обеспечивают для клиентов моментальное создание корпорации для придания источнику происхождения денег легального характера, а также максимально возможную защиту коммерческой и банковской тайны, предоставляют современные электронные коммуникации. По сути дела, страны оффшорных зон нередко злоупотребляют своим государственным суверенитетом в ущерб другим государствам в целях притока капитала как легального, так и преступного, что может быть использовано кашеварами достаточно активно.


Данные государства объясняют использование огромных масштабов наличности, которой они располагают, большими туристическими потоками. Их правительства не реагируют на внешнее давление, поскольку экономически зависимы от сектора вышеописанных финансовых услуг. Современные оффшорные зоны имеют, как правило, ограниченные природные ресурсы, кризис основных источников благосостояния, здесь отсутствует плодородная почва, товары неконкурентоспособны. Например, Карибские острова производили соль, затем производство остановилось, государство стало искать другие источники поступления капитала в экономику, в том числе способствующие «отмыванию» денег. Именно такими факторами обусловлен масштабный рост числа оффшорных юрисдикций.


На сегодняшний день, по оценкам экспертов, в мире существует примерно 48 регионов, которые можно считать оффшорными зонами, но не все они являются привлекательными для кашеваров. Это объясняется тем, что некоторые страны находятся в труднодоступных регионах, не имеют систем интернациональной связи, в них действуют ограничения на обмен валюты.


В других странах приняты строгие законы касательно налогов на доходы иностранных компаний, что уменьшает их привлекательность для нас.


Хотя предпринимаются значительные усилия для того, чтобы сделать более «прозрачными» финансовые операции, оффшоры до сих пор остаются недосягаемыми для финансовых расследований. Усиление контроля легко обходится банковскими служащими и другими работниками оффшорных коммуникаций, желающими привлечь капитал и удовлетворить пожелания своих клиентов и не выполняющими руководство банка устанавливать личность клиента.


В этой связи различные уровни секретности, множество способов для сокрытия источников происхождения денег, препятствия правоохранительным органам страны происхождения денег с целью их конфискации — все это вместе предоставляется клиентам оффшорными финансовыми центрами и используется кашеварами в своей работе.


В некоторых случаях использование возможностей оффшора заключается в том, что при посещении банка где-нибудь на Каймановых островах чеки обмениваются на наличность в купюрах. В других случаях деньги переводятся через различные счета по схемам, которые специально придуманы, чтобы сложно было отследить маршрут их движения.


Следует также иметь в виду, что есть так называемые оффшорные банковские центры, через которые действует рынок иностранных валют, но это не то же самое, что так называемые «секретные гавани». Обе эти формы могут существовать в одном и том же месте, но в отношении легальности и функциональности они совершенно разные. Самым большим оффшорным банковским центром является Лондон, но там законы банковской секретности не создают серьезных препятствий правоохранительным органам. С другой стороны, Швейцария — яркий образец банковской секретности — фактически оффшорных банков не имеет.


Принято полагать, что оффшорный банк, расположенный где-либо в мире, принимает депозиты или ведет управление средствами в иностранной валюте от имени людей, которые в действительности находятся в другом месте. На самом деле к оффшорным могут быть отнесены институты, которые сосредоточены в одном месте, а ведут свой бизнес с нерезидентами. Оффшорные банки осуществляют только масштабные сделки, сделки между банками, а не с обычной публикой, даже привозящей деньги «чемоданами». Тем не менее, развитие оффшорной банковской системы способствует «отмыванию» теневых денег. Это означает, что появляется множество юрисдикций, через которые деньги могут переводится электронным способом, препятствуя работе правоохранительных органов, создавая сектор, свободный от национального регулирования стран нерезидента.


Важно иметь в виду и следующий момент: в настоящее время практически нет юрисдикций, которые регламентируют беспрепятственный доступ правоохранительных органов к банковским документам. Однако в ряде государств национальные законодательства, несмотря на наличие законов о тайне банковского счета, разрешают правоохранительным органам проникать через банковскую секретность, если те расследуют деяние, являющееся преступлением в той системе юрисдикции, где находится банк.


Однако защита тайны банковского вклада заключается в том, что она дает время кашеварам, которые попали в поле зрения правоохранительных органов, перевести деньги в другое место. Проблема большой задержки может быть решена, если все государства, имеющие законы о защите банковской тайны, будут выполнять общие принципы и определят общие условия, при которых им следует взаимодействовать в поиске «грязных» денег и их «замораживании», но пока такого соглашения нет – и можно поручиться, что и не будет.