Потеря и поиск себя в романе «Сожженная карта» Кобо Абэ

Потеря и поиск себя в романе «Сожженная карта» Кобо Абэ

Андрей Рудецкий

Если вы хотите отправиться по закольцованным лабиринтам токийских улиц в поисках загадочного беглеца, при этом, распутывая почти безнадежный детективный клубок, то вероятно, вам стоит прочитать «Сожженную карту». Но нужно быть осторожным: существует опасность заблудиться самому.

Сразу же стоит отметить, что бы никого не вводить в заблуждение, что роман только по форме является детективом. Форма детектива создает атмосферу запутанности, и с помощью этого японский писатель копает под глубокие философские проблемы современности: отчужденность, одиночество, потеря собственного «Я», серость и бессмысленность жизни.

Частное детективное агентство получает заявление, в котором женщина сообщает, что ее муж бесследно пропал пол года назад. Главный герой, сыщик берется за это дело. Перспективы окончить задание успешно очень малы: из вещественных доказательств остались коробок спичек да старая потертая газета. Сыщик движется по извилистому пути расследования, попутно раскрывая темные подробности преступной и неприглядной стороны города.

Запутываясь в поисках, главный герой внезапно начинает чувствовать некую связь с беглецом. Он начинает его понимать. Пытаясь идти по его «карте» (в названии романа имеется в виду именно топографическая карта, а не игральная, как может показаться сначала), осознать логику пропавшего, он лишь глубже всматривается в «свое нутро», «карта» пропавшего оказывается для сыщика зеркалом.

Разыскиваемый избрал свой путь, отбросив оковы душной обыденности, возможно, в каком-то смысле обретя свободу. Если конечно, этот выбор был добровольным. Детектив в ходе расследования вступает в спор с конторским служащим Тасиро, который работал вместе с разыскиваемым: последний уважает беглеца, и считает что тот совершил сильный поступок. Возникает справедливый вопрос: правильно ли искать того, кто избрал другую дорогу, справедливо ли пытаться снова вернуть его в угнетающую социальную клетку, порочный круг, от которого он бежал.

«…но, наверно, не всегда разумно гнаться за сбежавшим человеком… иногда правильнее помочь ему спрятаться»

Проблема бегства при более детальном взгляде совсем не единична. Главному герою попадается на глаза газетная заметка, в которой указывается о десятках тысяч пропавших без вести в течении года. А жители многомиллионного Токио тоже в каком-то смысле ежедневно бегут от действительности. Особенно хорошо это ощущается на улице баров и пивных.

«Люди, деловито снующие здесь, если подумать, тоже временно пропавшие
без вести. На всю ли жизнь, на несколько ли часов - разница лишь во
времени...»

На переполненных улицах столицы – парадокс – но особенно остро чувствуешь себя чужим, одиноким и потерянным. Конторский служащий Тасиро, коллега разыскиваемого, потерял собственную «карту», его не покидает чувство бесцельности бытия.

«Ну да, сколько людей без конца куда то отправляются… и у каждого из них определенная цель… сколько же этих целей?.. вот и я люблю, сидя здесь, наблюдать за тем, что делается снаружи… никому не нужный, тоскуя, с тяжелым сердцем. Все идут и идут без отдыха, а у тебя цель потеряна, и остается только смотреть, как идут другие. От одной мысли об этом судорогой сводит ноги… становится как то тревожно и грустно… ради какой угодно, даже самой ничтожной цели идти, просто идти — какое это счастье, я ощущаю это всем своим существом…»

А следствие по-прежнему проходит безрезультатно. Детектив теряет нить расследования, и вместе с этим, собственное «Я». Идя по пятам беглеца, сам обращается в бегство. Сжигает ненавистную, навязанную ему карту, с неправильными указателями, отвергает чуждый путь, неверную дорогу.

«Иду по карте, понять которую не могу. Может быть,
для того, чтобы прийти к женщине, я иду в противоположную от нее
сторону?... Не нужно искать дорогу в прошлое. Хватит звонить по телефону, записанному на бумажке»

Бессмысленное бегство или обретение свободы? Роман не дает однозначных ответов. В любом случае ясно одно – искать нужно собственную карту.